МЫ БУДЕМ ЖИТЬ КАК ПТИЦЫ?!

Факты. События. Комментарии
№17 (523)

Неужели сбывается мечта многих поколений отдельных наших людей? Мы будем получать деньги и при этом ничего не делать! Об этом только мечтали, причем как о несбыточном. Сказки писали: то о щучьем велении, то о золотой рыбке, то о неведомой силе, которая галушки в рот забрасывает.
И только я, ничтожнейший из бумагомарателей, превратил эту мечту в теорию 16 лет назад. Даже разработал алгоритм, как нам достичь мечты. Я не шучу. «Мы будем жить как птицы!» - под таким названием 16 лет назад вышел мой памфлет в «Литературной газете» и «Неделе» одновременно. Тогда еще был Советский Союз, и ничто не предвещало того, что произойдет. Суть моей теории простая. Что мы ни делаем, все выходит боком. Ну возьмем глобальные проекты. Целину распахали – и породили пыльные бури, эрозию почв. Не успели БАМ построить, как возникла проблема – что делать с новыми городами и поселками вдоль дороги: там теперь нет ни работы, ни социальной инфраструктуры, условий для дальнейшей жизни вообще. И так далее. [!]
Поэтому я предлагал нам прекратить работу. Вообще. Совсем. Даже запретить в законодательном порядке. Ведь наша работа – это чаще всего вред человеку, стране, планете. Так что полное бездействие – это гуманный поступок по отношению ко всему остальному населению Земли. Пусть иностранцы приезжают к нам и работают. Руководят, конструируют, пашут, сеют, варят сталь. Разумеется, платят немалые налоги. Более того, раз они так любят работать, то пусть еще платят нам за удовольствие, которое мы им предоставим. А мы будем жить как птицы небесные, которые не сеют, не жнут, а прокорм имеют. Станем писать стихи, музыку, философствовать...
Этот памфлет перепечатала одна газета в Казахстане, и мысль, упавшая на благодатную почву, стала материальной силой. Могу сказать с уверенностью, что после 1991 года экономика Казахстана стала развиваться по моим предначертаниям. Очень многое там передано в управление иностранцам. К сожалению, не всё. И тамошним жителям не запретили работать. Но, несмотря на некоторые отступления от моей теории, Казахстан продвинулся в экономическом развитии, по сравнению с другими странами бывшего Союза. Его даже называют «казахским барсом» по аналогии с «азиатскими тиграми» типа Южной Кореи, Сингапура.
А Россия пошла своим особым путем. Что происходило в течение 16 лет, ни пером описать, ни в сказке сказать. Вековечные наши мечты о золотой рыбке и щучьем велении, воплощенные мною в стройном экономическом плане, исказились и приобрели отчетливо криминальный оттенок. Чему свидетельство – популярный тост: «Чтоб у нас всё было, а нам за это ничего не было!»
Но Россия есть Россия. Неведомы пути ее, хотя бы приблизительно. Иногда он сама не догадывается, куда вышла, пока ей не укажут со стороны.

На прошлой неделе нам указал Всемирный банк. Куда мы пришли и куда придем, если и дальше будем идти так же, правда, с поправками на их советы.
А придем мы к сказке!
По расчетам Всемирного банка, к 2030 году объем Стабилизационного фонда достигнет астрономической суммы – 2,3 триллиона долларов. Если уже сейчас нефтяные доходы не просто держать в кубышке, а еще и разумно вкладывать в акции иностранных компаний. (Такое решение уже принято, кстати!) И тогда даже падение цен на нефть не страшно. Доходы с капитала будут равны доходам от нефти!
Пресса разразилась заголовками: «К 2030 году россияне в принципе могут не работать!» «Приглашение в рантье». «Россия: жизнь на проценты?» «Страна грез. Через четверть века россияне станут втрое богаче». «Чтоб мы так жили!» «Стабфонд - в акции, россиян - на Канары!»
Вы заметили, везде присутствует иронически-недоверчивый оттенок пополам с надеждой: мол, в принципе мы-то не против, но где это видано, чтобы сбылось...
Конечно, высказались и специалисты-экономисты. В частности, научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин раздраженно заметил: «Великая страна не может жить за счет одной нефти. ...И мозги у нас еще есть. А лежать под пальмой и жрать бананы – это же неинтересно!»
Во-первых, господин Ясин, это кому как. Во-вторых, прекратите смеяться над мечтами существенной части населения, не для того мы вас выучили, на народные, между прочим, деньги. В-третьих, а что тут плохого? На Западе многие и давно живут на проценты с когда-то нажитого капитала? Рантье называется. В школе учили. Деньги делают деньги. Через промежуточное производство товара. Мы вкладываем деньги, а немцы, китайцы и прочие американцы работают. Таким образом мы, пальцем о палец особо не ударив, становимся не только сырьевой, но и товаропроизводящей страной. Разве плохо?
Как видим, всё это близко к моей давней теории. Моя теория и российский особый путь через 16 лет сходятся провиденциально, что не удивительно, поскольку мы плоть от плоти и дух от духа. Особо я хочу обратить ваше внимание на ту часть моего плана, где говорится о запрете на труд. У нас с ним, с трудом, сложные отношения, что отчасти выражается и в некоторых наших пословицах-поговорках: «От трудов праведных не наживешь палат каменных», «От работы кони дохнут», «Пусть трактор работает, он железный», «Работа не х... - постоит». И т.д.
Считалось, что исконным хранилищем трудовых традиций является деревня. Увы, в результате вековых экспериментов над русским мужиком там многое изменилось. Разбогатеть там не мечтают. Но о работе думают. Знаете, какая профессия престижна в деревнях, селах и рабочих поселках, с какой профессией связаны там мечты о хороших заработках и достойной жизни? Работа охранника. И ничего удивительного. Особо учиться не надо, это ведь не теорию относительности опровергать и не на фрезерном станке сложные детали точить. В чистоте, в форменной одежде, и вроде как начальник. Массовая профессия. Школы, детсады, конторы, просто лавки, супермаркеты и блошиные рынки – всюду стада здоровых молодых мужиков с надписью на спине: «Seсurity».
Вот я и говорю: в частности, если нам всем дать деньги и одновременно запретить работать под страхом уголовного преследования, то обязательно появятся диссиденты, инакомыслящие, желающие работать, доказать, что умеют трудиться не хуже китайцев. Возникнут тайные кружки, курсы, подпольные мастерские и заводы, на черном рынке появятся подпольные товары, ничем не уступающие лучшим мировым образцам. На тех мужественных людей, которые тайно работают, прекрасные барышни будут смотреть как на героев-инсургентов и падать в обморок от чувств-с. Подростки вместо тату-наколок начнут бунтарски вымазывать руки машинным маслом, а очень крутые – черным тракторным нигролом, недоступным в городах. Так переломится негативное отношение к работе. В конце концов, чем это не особый российский путь воспитания положительного отношения к труду?!