«Самоцветы» в сквере Метротех Центра

Путеводитель
№4 (457)

В большом сквере, находящемся между корпусами политехнического университета в Бруклине, сейчас развернута временная выставка скульптурных произведений молодых художников, которые живут и работают в этом боро нашего города. Выставка называется «Semiprecious», что я перевел бы в данном случае как «Самоцветы», и продлится до августа 2005 года, так что времени для того, чтобы все желающие могли познакомиться с представленными там работами, вполне достаточно. Авторы, отдавшие на суд зрителей свои произведения, использовали для их создания различные материалы, обладающие блестящей поверхностью, и разнообразную технику, продемонстрировав великолепную фантазию и своеобразие подходов к решению задачи соответствовать общей идее организаторов экспозиции.
В самом центре сквера, в огороженном цепью четырехугольнике, находится работа, которая называется «Обелиск». Это небольшое, чуть выше двух метров, сооружение издали по форме напомнило мне надмогильный, покрашенный белой краской дешевый металлический памятник, какие устанавливались на кладбищах простыми людьми в бывшем СССР. Иногда такой формы невысокие пирамиды делались и из бетона. Но подойдя ближе, я убедился, что мое первое впечатление было ошибочным. Вблизи «Обелиск» оказался чрезвычайно изящным изделием, похожим на дорогую безделушку, которая могла бы украшать женский туалетный столик, не будь она такой большой. Сделанный из полупрозрачного молочно-белого акрилового плексигласа, на поверхность которого автор произведения Кирстен Хассенфельд нанесла с помощью лазерного луча тонкий орнамент, «Обелиск» оказался невероятно привлекательным. Это впечатление усиливалось еще больше при взгляде на прозрачный, хрустально сияющий кристалл, над которым вознеслось все сооружение. Он казался огромным бриллиантом, упрятанным за изящной резьбой шкатулки из слоновой кости.
Используя достаточно дешевые материалы, такие, как плотная бумага или пластмасса, Кирстен Хассенфельд умеет создавать элегантные произведения, которые она устанавливает на подставках или подвешивает к потолку, как нитки драгоценных камней. Ее изделия по красоте и законченности форм напоминают яйца Фаберже или ювелирные произведения Тиффани, чему в немалой степени способствовала ее работа в аукционном доме «Сотби». Сейчас ее работы экспонируются в Bellwether Gallery в Нью-Йорке.
У северной стороны сквера среди невысоких кустов на земле лежит бронзовая кобра. Это свое произведение Дженифер Коэн назвала «Diamond», то есть «Бриллиант».
Чешуйчатое, покрытое зеленовато-матовой патиной, почти двухметровое тело змеи как-то неестественно, угловато изогнуто. Можно подумать, что кобра недавно обвилась вокруг большого ромбовидного бриллианта, но кристалл таинственным образом исчез, и змея в недоумении приподняла голову в поисках утерянного сокровища. Вместо драгоценного камня в освободившееся пространство нападали листья с соседних деревьев. Еще немного, и они скроют тело змеи, и тогда над землей останется только ее приподнятая, отполированная до зеркального блеска голова да часть туловища с угрожающе расправленным капюшоном.
Выпускница Йельского университета, Дженифер Коэн увлечена экспериментированием над химическими процессами, которые происходят с драгоценными объектами по прошествии длительного времени. В своих инсталляциях и скульптурных работах она пытается использовать изменчивость различных материалов для усиления художественного эффекта своих произведений. В настоящее время ее работы экспонируются в Lombard Fried Fine Arts и в галерее Andrew Kreps в Нью-Йорке.
Совсем недалеко от бронзовой кобры находится, на мой взгляд, самая красивая из выставленных под открытым небом скульптур, которая называется «Fits and Starts». Это работа Марка Свенсона. Она представляет собой оленя, выполненного в натуральную величину. Олень изображен в прыжке, он опирается только на передние ноги. Его голова слегка повернута в сторону, будто он оглядывается назад, спасаясь от погони. Сейчас его задние ноги коснутся земли, и грациозное животное стрелой умчится от нас.
Вся поверхность этой полной динамики скульптуры инкрустирована кристаллами горного хрусталя. От этого кажется, что олень сплошь покрыт мелкими серебряными блестками, сверкающими в лучах дневного солнца. Это делает всю скульптуру чрезвычайно притягательной и сказочно красивой. Вероятно, таким должен был бы быть олень Серебряное копытце из одноименного сказа П.П.Бажова. Правда, у уральского брата нашего оленя только на передней правой ноге было серебряное копытце. И помните, как у Бажова: «В каком месте топнет этим копытцем - там и появится дорогой камень. Раз топнет - один камень, два топнет - два камня, а где ножкой бить станет - там груда дорогих камней». Вот и если олень Свенсона топнет ногой, то из-под нее наверняка посыплются искристые самоцветы. Нужно только проявить терпение и подожать.
Марк Свенсон родился в Нью-Хемпшире и там прошло его детство. Сейчас в Bellwether Gallery в Нью-Йорке проходит его персональная выставка, где он пытается рассказать художественными средствами о своем родном штате. С помощью скульптур и инсталляций Свенсон исследует некоторые человеческие пристрастия, связанные с мужским началом и выражающиеся, например, в рыбалке и охоте.
Несколько в стороне от остальных скульптур, ближе к Fulton Street Mall, стоит работа Льюиса Гисперта, которая называется «Laid Back in the Cut». Это три отлитых из бронзы и отполированных до зеркального блеска старомодных тяжелых проигрывателя, положенных друг на друга так, что они образуют некое подобие небольшой скамейки.
Такого рода переносные звуковые системы сыграли в свое время большую роль в развитии и распространении уличной культуры хип-хоп, включающей в себя, в частности, диджеинг, рэп и брейкдэнс. Все это зародилось в Нью-Йорке в 60-70-е годы прошлого века и распространилось на весь мир. В наши дни хип-хоп - это целое мировоззрение со своим стилем одежды, характером разговора и набором жестов.
Объясняя свой выбор объекта для художественного изображения, Гисперт говорит, что такие звуковые системы являлись для горожан средством самовыражения.
Но как бы то ни было, а с моей точки зрения, это наименее интересная из четырех работ, представленных на экспозиции под открытым небом.
Выпускник Йельского университета Льюис Гисперт увлечен созданием скульптур, в которые включены элементы, характерные для городской хип-хоп культуры: виниловые проигрыватели, золотые украшения, горный хрусталь, искусственный мех. В настоящее время в Музее американского искусства Уитни в Нью-Йорке проходит его персональная выставка.
Наконец, в экспозиции есть еще одна скульптура, но она находится не на улице, а в вестибюле первого корпуса Метротех Центра. Сфотографировать ее мне не разрешили.
Это первая скульптурная работа Каролин Кастаньо. Она единственная из участников выставки, кто живет не в Бруклине, а в Лос-Анджелесе. Ее работа называется «Nightbird» с пояснением, что это произведение сделано в память о потерянных и вновь найденных вещах. Фактически это павлин. Тело птицы покрашено в черный цвет, на голове торчит хохолок из настоящих перьев, а к длинному хвосту прикреплены многочисленные разноцветные брошки и отдельные стекляшки, выпавшие из ювелирных изделий. Все это было куплено автором на блошиных рынках или случайно найдено. Однако птица имеет довольно привлекательный вид. Как говорится, простенько, но со вкусом.
Персональная выставка Каролин Кастаньо сейчас проходит в Lombard Fried Fine Arts в Нью-Йорке.
«Самоцветы», выставленные для всеобщего обозрения в сквере Метротех Центра, в достаточной степени отражают индивидуальность каждого автора и дают возможность любому из зрителей (если заинтересуется) решить для себя, с работами какого скульптора стоит подробнее познакомиться на его персональной выставке.