ПРОБЛЕМЫ БЕДНЫХ

Спорт
№34 (382)


Последний летний месяц - жаркая спортивная пора. На недостаток различного рода соревнований в этот период жаловаться просто не с руки. Постсоветское пространство, пожалуй, больше остальных затронули два направления: старт футбольных европейских кубков и чемпионат мира по водным видам спорта в Барселоне. Первое событие принесло сплошное разочарование, второе, наряду с очевидными успехами, заставило задуматься. Накануне старта мирового первенства в столицу Каталонии в организме 17-летней неоднократной победительницы континентальных и мировых юниорских соревнований Александры ГЕРАСИМЕНИ было обнаружено запрещенное вещество норандростерон из группы анаболических стероидов. Одну из главных олимпийских надежд Беларуси дисквалифицировали на четыре года. Это наказание может быть пересмотрено в сторону уменьшения 11 сентября на специальном заседании допинговой комиссии Международной федерации плавания (FINA). Однако сути проблемы это нисколько не меняет.
Не секрет, что в спорте больших достижений произошла своего рода переоценка ценностей: многие тренеры сейчас спорят не о методиках подготовки, а о фармакологии. Прежде всего это свидетельствует об уровне тренерских знаний - их нехватку хотят компенсировать фармакологией. Либо присутствует желание достичь результата быстро. В принципе из 17-летнего спортсмена можно выжать максимальный результат, но потом ничего показать он уже не сможет. Однако такое направление получило достаточно широкое распространение. Оно существовало и раньше, но в бывшем Советском Союзе было не столь распространено ввиду огромного запаса людского ресурса. Теперь, когда все стали сами по себе, тренеры не отягощают себя беспокойством о том, правильно они работают или нет. Но максимализм подталкивает к достижению результата быстрым путем. При этом многие забывают, что нет волшебного препарата моментального действия. Надо потратить год на одного спортсмена, чтобы подобрать ему фармакологию. Из бывших советских республик, пожалуй, только в России делаются некоторые шаги в этом направлении. Но пока знаний не хватает. Допинговая история российских лыжниц Ларисы Лазутиной и Ольги Даниловой на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити тому поучительный пример. Интересно, что в кулуарах даже не говорили о том, как могли попасть запрещенные вещества в организм спортсменок. Все судачили о том, почему их смогли обнаружить. Кстати, точка в этой истории была поставлена относительно недавно, более чем через год после закрытия Игр, - лыжниц отстоять так и не удалось. Главный белорусский скандал в Солт-Лейк-Сити был связан с представительницей шорт-трека Юлией Павлович. На Олимпиаде попал в черный список и хоккеист Василий Панков. Однако по сей день искренне недоумевают специалисты и болельщики, каким образом эрудит и ветеран мирового биатлона Вадим Сашурин элементарно забыл о запрещенных препаратах, употребленных им при самостоятельном лечении, и спокойно отправился на допинг-контроль, которого можно было бы избежать.
Поневоле эти факты увязываются в одну логическую цепочку с вопросами необходимой осведомленности и квалифицированности тренеров, врачей, спортсменов: что можно, а что запрещено, где взять и что именно приобрести. Рынок наводнен всевозможным ассортиментом, но стопроцентной гарантии качества ожидать не приходится. Можно лишь, подсчитав финансы, рассуждать о сравнительной надежности более приемлемых по цене препаратов, при этом надеясь на чистые помыслы их производителей. В России отбоя от предложений нет, а в той же Беларуси всего три фирмы имеют лицензии на производство пищевых добавок. Эти сложности, как говорят осведомленные лица, подталкивают к самостоятельным покупкам за рубежом. А потом в организме находят вещества, которые не каждая лаборатория может идентифицировать.
Допинговый контроль в спорте высших достижений через лаборатории в разных странах мира обеспечивает Международное антидопинговое агентство WADA. Там работают профессионалы, которые знают сроки спортивной и фармакологической подготовки. Высчитывают пик тренировочного процесса и без предупреждения приезжают с проверкой. В поле зрения WADA те, кто претендует на медали Олимпийских игр, чемпионатов мира и Европы. Широко распространено мнение, что на высочайшем уровне практически все употребляют запрещенные вещества, однако попадаются лишь представители небогатых стран. Для того чтобы спортсмены того или иного государства чувствовали себя уверенно, в этой стране должна быть аккредитованная Международным олимпийским комитетом антидопинговая лаборатория. Таковой на территории бывшего Советского Союза может похвастаться только Россия, предпринимались попытки ее создания и в Литве. Антидопинговые лаборатории - удовольствие недешевое. На ее содержание необходимо около 800 тысяч долларов в год. Стоимость же исследования одной допинг-пробы в Европе нынче составляет 300 долларов. Поэтому небогатые страны предпочитают действовать другими способами. В частности, в Беларуси вышел закон, цель которого звучит предельно просто: с помощью разрешенных МОКом недопинговых стимуляторов подобрать условия для оптимизации состояния спортсменов-олимпийцев в период подготовки и участия в Олимпиаде-2004 и подведения их к пику формы: дать практические рекомендации по методикам применения биологически активных добавок (БАДов). К последним в качестве рекомендации причислен корейский женьшень. Исследования рассчитаны на восемь месяцев, спортсменам же и тренерам, желающим получить необходимую подпитку уже сегодня, необходимо платить самим. Ибо пятнадцати долларов в день из «повышенной олимпийской сметы» хватает в период сборов только на минимум лечебной фармакологии. Большинству атлетов остается надеяться на принятие еще одного достаточно оригинального закона: «О закреплении спортсменов-кандидатов на участие в Олимпийских играх 2004 года за организациями, осуществляющими торговлю алкогольными и (или) табачными товарами, для оказания ими шефской помощи и спонсорской поддержки». Тем временем трио сотрудников известной в мире бодибилдинга и фитнеса компании «Ironman» приоткрыло некоторые секреты российских разработок в плане питания спортсменов и биологически активных добавок. Бодибилдинг дает наглядную картину того, что происходит в мышце, то есть предоставляет возможности увидеть прямой результат воздействия той или иной добавки на структуру мышцы. В других же видах спорта необходимо время, чтобы заметить прирост в очках, голах и секундах. Российские специалисты отметили актуальность и жизненную необходимость биологически активных пищевых добавок в системе подготовки спортсменов высокого класса. Вдобавок возвели чуть ли не в постулат следующее мнение: чемпион - человек, во-первых, одаренный генетически в спортивном плане и, во-вторых, обладающий уникальной реакцией на фармакологию. Действительно, есть люди, которые на подсознательном уровне чувствуют действие препарата: мышечное ощущение, стало лучше или хуже. Если человек выбирает правильную специализацию в спорте, первое условие - он должен быть здоров, генетически готов к работе и к большой фармакологии. Должен ощущать каждую мышцу, каждую клеточку своего организма на тренировке и во время фармакологического воздействия. Тем более что сейчас все большее распространение принимает так называемый генный допинг.
Впрочем, к запрещенным препаратам, взяв за критерий эффективность воздействия средства, можно отнести многие препараты, в том числе и обыкновенный аспирин. Поэтому антидопинговая политика, по общему мнению, не должна проводиться в том объеме, в котором существует сейчас. После скандала вокруг Лазутиной и Даниловой руководитель антидопинговой службы НОКа России Николай Дурманов заявил, что WADA нынче играет роль инквизиции, а его деятельность напрямую завязана на больших деньгах. И во многом он прав. Всемирное антидопинговое агентство обследует всех ведущих спортсменов мира, однако обратной связи с федерациями не осуществляет. В итоге колоссальные научные исследования уходят в песок. У WADA одно направление - выявить и наказать. После Олимпиады в Солт-Лейк-Сити в европейской прессе появились публикации о том, что факты обнаружения у американских спортсменов положительных допинг-тестов не предали огласке. Однако тут, видимо, не обошлось без политики. С одной стороны, допинг - это нечестная и негуманная игра. Но с другой - целая индустрия с системой разработок и проверок. Допингом называют препараты, повышающие физическую работоспособность и наносящие вред организму. Но сама тренировка разве не повышает работоспособность? То есть данное понятие - очень скользкое. Будучи в третьем классе, Александра Герасименя вприпрыжку переходила речку возле бабушкиной деревни. И вдруг она потеряла опору под ногами. Спас девятилетнюю Сашу отец, нырнувший в воду прямо в одежде. Ему и в голову не могло тогда прийти, что ревевшая от испуга младшая дочка вскоре станет добровольно проводить в воде по несколько часов, стремясь плавать быстрее и лучше других. Он и сам поначалу был против плавания - в памяти все время возникали пловцы, с которыми он учился в интернате. Несчастные, вечно невыспавшиеся люди, встававшие на заре и сразу отправлявшиеся в бассейн преодолевать свои бесконечные монотонные километры. Виктору Герасимене было жаль их, и такой судьбы для своей дочери он не желал. Хотя кто ж судьбу выбирает? Бросать большой спорт Александра Герасименя не собирается ни под каким предлогом - есть еще что доказывать. Когда спортсменка отбудет допинговую дисквалификацию, ей исполнится всего 21 год...