Ставка на толпу

В мире
№33 (904)
Кажется, ближайшие месяцы обещают быть в нашей маленькой стране Израиль очень жаркими не только в климатическом, но и в политическом отношении. Государственные деятели уже начинают готовиться к крупномасштабным политическим баталиям. Вполне возможно, что народ Израиля, еще не придя в себя от предыдущих выборов в Кнессет 22 января 2013 года, вскоре будет втянут в очередные (в какой уже раз досрочные!) выборы.   


У кого же из этих деятелей больше шансов выйти победителями в предстоящих баталиях? Очевидно, у тех, кто лучше владеет искусством “обрабатывать” массы, обольщать их, внушать им свои идеи. 


Давно уже канули в прошлое те времена, когда политики ориентировались на психологию отдельных людей, стремясь с помощью логического мышления убедить их в непогрешимости своих политических установок. Теперь же преуспевают политики, которые делают ставку на психологию масс, в корне отличающуюся от психологии индивидов. Однако те, кто заинтересован управлять толпами, должны сначала познать законы их возникновения и функционирования, ибо из этих законов следует, что, как писал Ле Бон, “искусство управлять толпами – это искусство управлять их воображением”. Но овладеть этим искусством чрезвычайно трудно, поскольку воображение толпы, явно не подчиняющееся критическому контролю мышления, делает ее поведение непредсказуемым. 


По словам Сержа Московичи, руководители, которые не учитывают силы коллективных чувств, страстей и верований, полагаясь в своем стремлении убеждать массы исключительно на интеллект, «выглядят сомневающимися и смущенными, нерешительными и болтливыми и не выполняют своих задач». Их приводит в замешательство, стесняет и раздражает, даже вызывает отвращение разнузданность и крикливость толпы, ее экстремизм и непредсказуемость, склонность к аффективным действиям. 


Надо ли недоумевать, что «этим руководителям изменяет инстинкт, который только и помогает понять массы, заставляет сердце биться в унисон их чаяниям, слышать мощный голос толпы вместо нашептывания советчиков и льстецов. У них никогда нет нужного слова и нужного жеста в необходимых случаях. Им недостает воли к власти, даже если есть амбиции. Поддающиеся сомнениям, которые подтачивают их, сбитые с толку событиями, которые их изумляют, они вначале встают в тупик, а затем выбиваются из колеи». И это несмотря на то, что многие из них могли бы благодаря своим интеллектуальным способностям и личностным качествам принести своим народам гораздо больше пользы, если  бы ориентировались в своей деятельности на психологию масс.   


Совсем иначе характеризует Московичи государственных деятелей, которые чувствуют, что психология масс отворачивается от психологии индивидов. Эти деятели, «захваченные верой, более и ранее других загипнотизированные общей идеей», отличаются исключительной энергией и упорством в достижении поставленных задач. Смелые и уверенные в себе, они умеют увлечь людей, зажечь их сердца, «превращают внушаемую толпу в коллективное движение, сплоченное одной верой, направляемое одной целью». Таким руководителям дано «инстинктивное ощущение массы». Они идут навстречу толпам уверенно и открыто, лицом к лицу, заражая их своей страстной, нередко фанатичной убежденностью, и зачастую готовы пожертвовать своими личными интересами и своей жизнью ради триумфа идеала, который их покорил. И они делают все от них зависящее, чтобы внушить массам веру в этот идеал... 


Сравнивая психологию толпы и индивида, социальные психологи говорят, что логика толпы начинается там, где логика индивида заканчивается, так как индивида убеждают, а массе внушают. 


Так, в 1996 году на первых прямых выборах премьер – министра в истории Израиля Биньямин Нетаниягу (лидер “Ликуда”) победил (правда, с минимальным преимуществом) Шимона Переса (тогдашнего председателя партии “Авода”) потому, что, на мой взгляд, лучше, чем его соперник, уловил (не без помощи своего заокеанского консультанта Артура Финкельштейна), чем психология масс отличается от психологии индивида. Если Перес больше апеллировал к разуму толпы, пытаясь убедить и увлечь ее с помощью методов и приемов, предназначенных для отдельных людей, то Нетаниягу действовал прямо противоположным образом, ориентируясь прежде всего на эмоции масс, особенно на переживаемое ими чувство страха, и внушая им с помощью популистских лозунгов, что он, Нетаниягу, способен быстро обеспечить народу Израиля подлинную безопасность и экономическое процветание. 


Не случайно Нетаниягу любил тогда выступать перед толпой (да и теперь не прочь), особенно рыночной. Ему достаточно было бросить в толпу несколько ярких образов, отражающих, например, страшные последствия терактов, совершаемых арабскими фанатиками – самоубийцами, и лозунгов типа «Перес разделит Иерусалим», чтобы, возбудив воображение масс, пробудить в них желаемые эмоции и страсти. 


Впрочем, предвыборные обещания предвещали победу Переса. Резкая перемена общественного мнения была вызвана терактами, организованными  палестинскими исламистскими группировками накануне выборов. В результате этих терактов погибло 32 израильтянина, и массы отдали предпочтение молодому Нетаниягу. 


Увы, «старомодный» Перес должным образом не учел того, что ясно виделось Ле Бону: «Логические умы, привыкшие к цепочкам строгих суждений, обращаясь к толпе, не могут удержаться от использования этой формы убеждения и неизменно удивляются недостаточному эффекту своей аргументации».


Несмотря на досадное поражение, Перес не отказался от активного участия в политической жизни страны. Но так и не научился воздействовать на массы. Не об этом ли свидетельствует его проигрыш на выборах председателя “Аводы” в 2005 году профсоюзному функционеру, тогдашнему руководителю Гистадрута (израильского прфсоюза) Амиру Перецу. 


Что и говорить, Пересу фатально не везет. Подумать только, Перес, который не понаслышке знаком с психологией толпы как наукой, терпит поражение от Переца, который со своим школьным образованием вряд ли имеет представление об отличиях психологии масс от психологии индивидов. Оказывается, надо иметь не только теоретические знания о массах, но и уметь распоряжаться ими на практике. У Переца нет таких знаний. Но, по всей вероятности, он интуитивно улавливает психологию толпы. 


Зато Переса трудно превзойти, если речь идет о его воздействии на отдельного человека. Своим умом, эрудицией, логикой, юмором, обаянием он покоряет собеседников. 


В интересном интервью ведущему телепередачу “Бульвар Гордона” Владимир Познер делится своими впечатлениями о Пересе: “ - Однажды мы плыли на одном теплоходе с Шимоном Пересом, который возглавлял тогда, кажется, партию “Авода”, и он пригласил меня поужинать. Человек замечательный, интересный. На вопрос Гордона: - Мудрый? Познер ответил: - Очень, и глаза у него потрясающие – древние, по–еврейски печальные... Он вообще невероятный умница, с великолепным чувством юмора”. 


Между прочим, тот же Ле Бон утверждал, что вождь нуждается не столько в высоком интеллекте (дескать, избыточно большой ум способен обескровить отвагу), сколько в исключительной силе воли. 


Возможно, это так. Но Пересу нельзя отказать и в волевых качествах, особенно таких, как целеустремленность, самостоятельность, настойчивость и самообладание. Иначе бы он до сих пор не играл столь активной и важной роли в политической жизни страны, причем в последние шесть лет в качестве ее президента, и не пользовался бы таким заслуженным авторитетом не только в Израиле, но и в международном масштабе. 


На досрочных выборах в 1999 году Нетаниягу потерпел поражение от Эхуда Барака, который к тому времени возглавил “Аводу”. Проиграл не потому, что якобы упустил из виду, что люди в толпе во многом напоминают детей. Они также наивны и доверчивы, также импульсивны и внушаемы, также непостоянны и легковерны. Им, как и детям, свойственны резкие перепады настроения. 


“Они не умеют, - пишет Серж Московичи, - извлекать уроки из опыта. Живя в воображаемом мире, отуманенная образами и иллюзиями, сосредоточенными в бессознательном, толпа готова проглотить все, что ей преподносится и действовать в соответствии с этим”. Видимо, Нетаниягу хорошо усвоил эту особенность психологии масс, наобещав им до выборов золотые горы. Однако, став премьер-министром, он пренебрег другой особенностью толпы: если обещания не выполняются, то обманутые массы способны сменить слепое преклонение на бурное негодование. Не поэтому ли методы их “обработки”, приведшие Нетаниягу к победе в 1996-м, на этот раз не сработали? Это было самое крупное поражение “Ликуда” за всю его историю: партия набрала на выборах всего лишь 14 % голосов. 


А вот Барак, тоже воспользовавшись услугами зарубежных консультантов, (в частности, Стэна Гринберга) не только учел существенные перемены в эмоциональном состоянии масс, но и весьма умело использовал более совершенные способы воздействия на их психику, прежде всего - методику опроса общественного мнения. 


Но и Барака постигла горькая участь побежденного им Нетаниягу, потому что и он тянул с выполнением наиболее значимых для масс предвыборных обещаний. Уже через два года, в 2001-м, Барак проиграл назначенные им же внеочередные выборы Ариэлю Шарону, который возглавил “Ликуд”после ухода Нетаниягу из политики. 


Надо отдать должное Шарону: в отличие от своих предшественников он был более осторожен в отношении предвыборных обещаний. Так, Нетаниягу и Барак  клятвенно заверяли, что положат конец безработице. Но, обосновавшись в вожделенном кресле премьер-министра, ни тот, ни другой даже частично не решили эту чрезвычайно болезненную проблему. Весьма щедр на пустопорожние обещания был и Эхуд Ольмерт, возглавивший правительство после сразившего Шарона тяжелого инсульта. 


Вернувшись в политику и вновь возглавив “Ликуд”, Нетаниягу опять стал в 2009 году премьер-министром и до сих пор является им. Но стиль его руководства, по сути, не изменился. Как и в прошлый раз, он наобещал массам до выборов золотые горы, заранее зная, что они, как правило, не будут выполняться. 


Разумеется, это не единственная причина, вызвавшая недоверие масс к Нетаниягу, а затем - и к Бараку. Весомый вклад в их поражение внесло обострение израильско-палестинского конфликта. 


Уже в годы правления Нетаниягу палестинские террористы-самоубийцы (шахиды) совершили ряд кровавых терактов, жертвами которых стало около 100 израильтян. 


Но особенно “досталось” Бараку. Как раз при нем разразилась Вторая палестинская интифада, известная как интифада Аль-Аксы (2000 – 2005). Террористы-смертники совершали теракты в автобусах, кафе и ресторанах, дискотеках, торговых центрах и где только можно было. В итоге погибло более 1000 израильтян. 


Не обошлось, естественно, и без других причин преимущественно социально-экономического и политического характера, которые привели к поражению Нетаниягу и Барака. Словом, они, эти лидеры (и не только эти), не принесли израильтянам ни экономического процветания, ни безопасности.


В одном из документов, подготовленных в последние годы Институтом планирования политики еврейского народа (возглавляемого Денисом Россом) говорится о том, что в настоящее время евреям не хватает политических лидеров, способных творчески решать сложнейшие проблемы в условиях современного мира. Не об этом ли, в частности, свидетельствуют результаты второй Ливанской войны и операции “Литой свинец” в Газе? 


Когда Израиль переживает такие тяжелые времена, как в последние 15-20 лет, наши политические деятели должны бы, по логике вещей, проявлять особое чувство ответственности перед народом. Но, увы, многие (если не большинство) из них продолжают откровенно придерживаться принципа: “Цель оправдывает средства”. Иначе говоря, все средства хороши для достижения поставленных целей. Грустно и горько думать, а тем более – писать о том, что в эти годы у нас, в еврейском государстве, появились такие политики, которые преследуют в своей деятельности цели не столько в интересах своего государства и народа, сколько сугубо личные, корыстные – цели наживы, карьеры, прославления. Единственным “утешением” может разве послужить то, что это явление свойственно не только израильским политикам. Оно все более приобретает глобальный характер.       


В каких же политических деятелях особенно нуждается сегодняшний Израиль? По мнению израильского политолога доктора Орит Галили, современные политики, желающие стать настоящими лидерами, должны обладать, как минимум, пятью качествами. Условно их можно подразделить на две группы. В первой речь идет о стиле, внешнем облике политика, а во второй – о его мировоззренческих взглядах.


Раскрывая первую группу качеств, Галили утверждает, что серьезный политик, мечтающий стать лидером, просто обязан быть “лошадью, которая приходит первой” в своей партии. Он должен уметь “продать себя” (с помощью имиджмейкеров, визажистов и т. д.). Наконец, такой политик обязан полностью избавиться от надменности и высокомерия. Что касается второй группы качеств, здесь делается акцент на том, что политик должен впитать в себя гражданские ценности (например, охрана прав личности, равноправие и социальная справедливость) и проявлять идеологическую эклектичность. “Новые политики, - пишет Галили, - чемпионы по идеологическому синтезу, из частей разных идеологий они создают идеологию прагматизма”.


Проанализировав деятельность новых политиков в Израиле и сравнив ее с деятельностью новых политиков на Западе, Галили делает любопытный вывод: израильский политик подражает всем внешним признакам западных коллег, не усвоив идеи и принципы современного лидерства. Так, многие израильские политики обнаруживают беспомощность в общении с массами, в продуктивном воздействии на них.


Вместе с тем проблемой не получившей у Орит Галили должного раскрытия, оказался вопрос о личностных качествах политического деятеля. Правда, Галили затрагивает этот вопрос, когда замечает, что Биньямин Нетаниягу и Эхуд Барак не умеют в отличие от западных лидеров вызвать у избирателей, у простых граждан ощущение, что лидер чувствует то же, что и они, что он знает, чего они хотят. Но Нетаниягу и Бараку мешают в этом ярко выраженные высокомерие и тщеславие. И не только им.


Казалось бы, народ Израиля, который на протяжении двух тысячелетий неоднократно платил страшную цену за свое право на жизнь, может наконец-то, обретя национальный очаг на родине своих предков, жить свободной и достойной жизнью под руководством разносторонне образованных и высоконравственных государственных деятелей. Но, увы, именно теперь, когда ему надлежит решать судьбоносные проблемы своего будущего, он вынужден пребывать в плену лидеров, в большинстве своем обуреваемых непомерными амбициями и жаждой власти и тем самым обрекающих его на новые трагедии.


Неужели еврейский народ, давший человечеству гениальное творение разума, Книгу книг – Библию, не заслужил того, чтобы им правили не политиканы с гипертрофированной амбициозностью и неуемной жаждой власти, а мудрые, честные, совестливые и ответственные люди.

Исаак  Юдовин
“Новости недели”