Досье – на продажу

Проблема
№43 (549)

В наши дни ученым необязательно штудировать увесистые тома в период работы над диссертациями, студентам необязательно бегать в библиотеки накануне экзаменов, а журналистам необязательно обращаться в различные организации, чтобы дополнить данные, полученные на пресс-конференциях. Заходишь в киберпространство, обнаруживаешь там виртуальную библиотеку, виртуальный архив той или иной организации, виртуальный «подвал» того или иного агентства, в котором, отнюдь не за семью замками, хранятся некогда секретные досье, - и дело с концом...
В то же время базы данных, особенно коммерческие, затрудняют жизнь определенных категорий людей. Например, жизнь американцев, которые попадали в полицию или в тюремные камеры за совершение мелких преступлений, а выйдя на свободу, надеялись, что в скором будущем их прегрешения останутся тайной для всех, кроме близких родственников.
В 41 из 50 американских штатов действуют законы, которые защищают интересы людей, лишь слегка соприкоснувшихся с криминалом. В соответствии с этими законами мужчины и женщины, которых подозревают в совершении мелких правонарушений, арестовывают, судят и даже признают виновными, имеют право зачеркнуть свое незавидное прошлое и «переписать» свою личную историю. Спустя некоторое время после завершения судебного процесса или после выхода осужденного на волю информация о его преступлении (или о том, что он подозревался в совершении преступления) изымается из государственных баз данных или становится недоступной для окружающего мира. Бывший преступник (или без вины виноватый человек) может забыть свой конфликт с органами правопорядка как кошмарный сон и начать жизнь заново.
До недавних пор в большинстве штатов уничтожались (или запечатывались) данные о некоторых преступлениях, совершенных юношами и девушками до 18 лет. Во многих штатах то же самое происходило с данными о взрослых, совершивших мелкие преступления - хранение марихуаны, кражи в магазинах или нарушение общественного порядка. Правда, в каждом конкретном случае необходимо было заручиться согласием судьи, рассматривавшего дело, но судьи, как правило, не проявляли излишней суровости и не ставили палки в колеса своих бывших подсудимых. Таким образом, люди, лишь слегка столкнувшиеся с законом, впоследствии заметали следы этих столкновений и получали от органов правопорядка своеобразные индульгенции.
В век Интернета и коммерческих баз данных выдача таких индульгенций стала почти невозможной, но виноваты в этом не новинки технологии, а скорее все та же жажда наживы.
В недавнем прошлом досье, заведенные на матерых и мелких преступников, представляли собой папки с документами, хранившиеся в судах, тюрьмах и полицейских участках. В настоящее время досье сводятся к данным, занесенным в компьютерные программы упомянутых учреждений. Стереть эти данные в памяти компьютеров вроде бы гораздо легче, чем уничтожить пухлые папки с документами. Но и продать их оптом частной компании тоже гораздо легче. И государственные учреждения, увы, часто такими распродажами занимаются. Частные же компании, покупающие электронные базы данных, вовсе не спешат вносить в них нужные коррективы.
Самые крупные из коммерческих баз данных содержат сейчас сведения о сотнях миллионов преступлений! Просматривают и прочищают эти груды информации лишь время от времени или не прочищают вовсе. В результате многие электронные досье хранятся гораздо дольше предусмотренных законами сроков, и порочащие бывших правонарушителей данные всплывают на поверхность, как только потенциальные домовладельцы или работодатели всерьез захотят заинтересоваться их прошлым.
Частные компании клянутся и божатся, что они старательно обновляют электронные базы данных, педантично следуя законам и своевременно избавляясь от груза ненужных досье. Однако судьи, адвокаты и эксперты в области уголовного права утверждают, что эти клятвы очень далеки от реальности. Потеря людьми работы или жилья в результате полученной от коммерческих сайтов информации стала более чем распространенным явлением, а некоторые американцы даже считают, что безответственность или нечистоплотность этих сайтов разрушила их жизнь.
По мнению экспертов, даже самые крупные и респектабельные коммерческие сайты не всегда прочищают свои базы данных, не говоря уж о мелких, малоизвестных, которые часто содержат устаревшую и неточную информацию. Некоторые адвокаты, смирившиеся с подобной практикой, советуют своим клиентам не тратить попусту время на «переписку истории». «Сказать человеку, что сведения о его прошлом ушли в небытие или могут уйти в небытие, значит, солгать ему, - посетовала в беседе в корреспондентом «Нью-Йорк Таймс» адвокат из Майами Лида Родригес. – В наш электронный век люди, к сожалению, никогда не смогут избавиться от «клейма» преступника».
Судья Стэнфорд Блейк, часто выдававший «индульгенции» отбывшим срок мелким правонарушителям, добавил, что в настоящее время эти индульгенции потеряли эффективность, а он сам чувствует себя совершенно беспомощным. «Ситуация сложилась просто кошмарная, - пожаловался Блейк журналистам. - Создается впечатление, что оруэлловский Старший брат постоянно следит за нами...»
В сущности, расцвет коммерческих баз данных и их склонность хранить всю нужную и ненужную информацию отчасти именно тем и обусловлены, что после 11 сентября 2001 года наше общество стало постепенно превращаться в оруэлловское. Старший брат из Вашингтона действительно следит за всеми подданными, опасаясь, что они окажутся террористами, а примеру главного Старшего брата следуют другие, менее влиятельные – от владельцев небольших домов и хозяев малых бизнесов до маститых «риэлторов» и исполнительных директоров крупных корпораций. Так зачем коммерческим сайтам уничтожать данные о бывших преступниках, если эти данные можно продать за кругленькую сумму? Напротив, гораздо выгоднее хранить информацию, которую люди вряд ли смогут найти на сайтах государственных учреждений.
Спрос на услуги частных баз данных растет не по дням, а по часам. А спрос, в свою очередь, порождает новые информационные сайты. По словам Дэбби Мукамал, директора Prisoner Reentry Institute при John Jay College of Criminal Justice, в настоящее время около 80 процентов работодателей наводят справки о людях, которых собираются нанять на работу. Понять этих работодателей можно: они хотят оградить самих себя и свои компании от людей с преступным прошлым. Но парадокс в том, что работодатели, сами того не осознавая, тоже совершают преступления, ибо нередко покупают у коммерческих сайтов информацию, которая, по закону, должна быть для них недоступна.
Особой популярностью среди работодателей пользуется одна из крупнейших виртуальных баз данных - ChoicePoint. В прошлом году по заказу бизнесменов разного калибра она покопалась в прошлом девяти миллионов людей. По словам представителя ChoicePoint Марка Фурмана, эта компания не вступает в конфликт с законом и дает работодателям лишь ту информацию, какую имеет право давать. Но можно ли Фурману верить?
Против ChoicePoint, как и против других частных баз данных, практически не возбуждались судебные иски. Причина тому – не щепетильность этих компаний, а тот факт, что люди не всегда осознают, каким образом информация об ошибках их юности попадает в руки их боссов и лендлордов.
В июне этого года житель Бруклина Виктор Геварес возбудил иск против коммерческой базы данных Axciom, продавшей сведения о его прошлом компании Tyco Healthcare Group. Более того, он возбудил иск и против Tyco, которая на основании этих сведений отказала ему в работе. Десять лет назад Геварес был арестован за нарушение общественного порядка, что в Нью-Йорке приравнивается, скорее, к нарушению правил уличного движения, чем к настоящим преступлениям. Закон штата Нью-Йорк запрещает государственным учреждениям и частным компаниям передавать информацию о подобных прогрешениях работодателям. Однако Axciom нарушила закон, и Геварес остался без работы, которая могла «протолкнуть» его семью в средний класс. Другой иск был возбужден женщиной из Флориды, которая была арестована из-за бурного скандала с мужем, а впоследствии не смогла купить кондоминиум, так как сведения об этом аресте дошли до «риэлторов», ведущих с ней переговоры.
В будущем число подобных исков, безусловно, увеличится. Частные компании, продающие работодателям и домовладельцам данные о мелких прегрешениях их работников и квартиросъемщиков, будут чаще оказываться на скамье подсудимых. Но, возможно, иски следовало бы в первую очередь возбуждать против государственных учреждений, без разбора продающих электронные досье частным компаниям?