Фрэнк Стелла, архитектор-метеор

Культура
№19 (577)

Метеором американца  Фрэнка Стеллу назвали в семидесятых, когда дерзкие его бунтарские новации, подобно метеориту, только не падающему, а возносящемуся, прочертили небо архитектурной мысли, устремляясь в космос. Именно Стелла стал зачинателем суперсовременной архитектуры, а уже следом за ним - вся плеяда знаменитейших нынешних зодчих-авангардистов. В их числе и Сантьяго Калатрава, которого долгое время называли испанским Стеллой.
Он, Стелла, пришел к абстрактному рисунку в своих архитектурных проектах, более того - сам определил свое творчество как «новое искусство супрематизма», считая, что именно русский супрематизм Малевича, т.е. выражение художественных образов через геометрические фигуры и их сочетания, и стал для него своеобразным допингом в преображении современного зодчества.
Это и был, по сути, ответ на мой вопрос, который я задала Фрэнку Стелле.
- Оказал ли влияние на ваше творчество русский модерн?
- О! Русский авангард! Безусловно. Это один из источников, откуда я черпаю мои идеи. Малевич, Кандинский, Архипенко, Лисицкий - они задали тон современному искусству в целом, скульптуре и архитектуре - в частности.
- А русское искусство наших дней?
- К стыду моему и моих коллег по цеху, мы его очень плохо знаем. А жаль.
- Действительно жаль. Так хотелось бы увидеть картины, скульптуру и архитектурные эскизы русских мастеров в крупных американских музеях. Кстати, в Нью-Йорке живет и трудится немало превосходных художников из России, Украины, Грузии...
- Да, да. Приходилось видеть и оценивать их профессионализм. Надеюсь на дальнейшие встречи.
- И с читателями газеты «Русский базар», живо интересующимися искусством, тоже?
 - Непременно.
Я поблагодарила знаменитого архитектора за короткое интервью. Наша встреча состоялась на крыше нью-йоркского музея Метрополитен, где представлена теперь выставка творений Стеллы. Пожалуйста, не удивляйтесь. Ежегодно с мая до ноября в великолепном, устроенном на крыше музейного здания саду проходит очередная выставка модернистской скульптуры, на этот раз - мастера, соединившего скульптуру с архитектурой. Выставка так и называется: «Фрэнк Стелла на крыше». Заберемся и мы (с помощью лифта, разумеется) сюда, в сад, основанный двадцать лет назад стараниями и на средства не бедной, как вы догадываетесь, семьи меценатов Канторов. Вид отсюда открывается, как любят сейчас говорить, балдежный - Центральный парк и улицы западного Манхэттена во всей красе. Но главное, что нас интересует, - это Стелла и его супрематически-сюрреалистические изыски.
То, что на крыше, в какой-то степени символично. Ведь шифр сюрреализма - вид, осознание, понимание сути предмета, события, ситуации как бы отстраненно, сверху, а потому даже точнее, глубже, чем в собственно реализме. «Китайская беседка». Сложнейший объемный орнамент, конструкция, выполненная из эпоксидного компаунда, т.е. прочность и надежность обеспечены. Красота тоже. Глаз радуется. Но в композицию заложена некая философская подоплека: непредсказуемость жизни, освобожденная от страсти эротика, старая даосистская философия стойкости перед превратностями жесткой и капризной судьбы. Условно, конечно. Китайское - тоже условно. Настолько все американизировано и модернизировано. В натуральную, кстати, величину: в диаметре примерно метра четыре, в высоту - не менее трех.
Столь же объемна «Мемантра» (т.е. память, уходящая во времена индуистских мантр). Парус, который надувает ветер судьбы. Опять судьба. И в век пластиков и компьютеров тоже. Неотвратимо.
Архитектурные эскизы произвели не меньшее впечатление. Идея как бы сконцентрирована. Это портрет мира, перешагнувшего порог XXI столетия, яростного и злого мира, населенного новым поколением людей, многое познавших, многое в мир принесших, многое умеющих. Счастливых? Не мне судить.
Интересно, оригинально, талантливо. Нужно сказать, что в прагматичный наш век критерием популярности и известности служит востребованность художника и стоимость его работ. А поскольку цена проектов Стеллы зашкаливает за миллионы (это не описка, слово миллион - во множественном числе), то... Вы правы - сверхзнаменит.
Шестью этажами ниже еще одна выставка Стеллы «Живопись в архитектуре». Многоцветные абстрактные (нет, скорее, это абстрактный экспрессионизм, явление чисто американское) росписи каких-то текучих, утекающих, обтекающих, струящихся стен. Здорово! Пластика и экспрессия - поразительные. Но немало и одноцветных работ, особенно архитектурных эскизов: музейный комплекс с садом в Дрездене, музей и парк скульптур в Буэнос-Айресе, джазовый павильон в Майами...
Люди заинтересованно останавливаются перед моделью необычного белого жилого дома. Этаж один, там все - гостиная, кухня, спальни, кабинет, но весь комплекс покоится на колоннах, т.е. дом будто плывет над двориком и садом. Оригинально. Но где же я подобное видела? Ага! В Бразилии, в Сан-Паулу. МАСП, самый крупный художественный бразильский музей: огромный тяжелый каменный параллелепипед прочно стоит на четырех крепких красных лапах, а под «гусиным», музейным то есть, брюхом шумит антикварный базар. Кто первый?
Самое большое впечатление произвел на меня, да и на всех, наверно, триптих «Ярмолинцы» - по мотивам деревянных панно польских синагог в местечках. Художник воспроизвел то немногое, что уцелело в пожаре Второй мировой войны. Удивительно, как совпали с его собственным стилем  те, в старых традициях выполненные архитектоны, наложенные на плоскость объемные формы. Экспрессия и эмоциональность - невероятные. Такая вот геометрия.
Побывайте на этих выставках - и на крыше, и на первом этаже. Узнать Фрэнка Стеллу - значит, познакомиться с современной архитектурой.
Поезда метро 4, 5, 6 довезут вас до остановки “86 Street”, и через 10 минут вы будете на углу 5-й авеню и 82-й улицы у здания музея Метрополитен.