ПЕРЕВЁРТЫШИ

В мире
№17 (575)

“Вот уж не думала, что прочитаю такую искреннюю статью о нём в американской газете”, - написала читательница Ирада Агаева в отклике на очерк “Звезда Фармана” (“РБ”, 12.04.07). Похоже, она имела в виду, что в американской газете заведомо не должны восхищаться Героем Социалистического Труда Фарманом Салмановым, открывателем сибирской нефти. И уж тем более признавать, что путеводной звездой, покровителем и спасителем молодого и горячего характером нефтеразведчика был Байбаков Николай Константинович, сталинский (!) нарком нефтяной промышленности.
Примерно такую же, только устную оценку получила и статья “Надругательство над Знаменем Победы”. Один из моих коллег, которому я показал материал предварительно, выразил опасение, что американской газете вряд ли подойдет заметка, в которой “защищается серп и молот”, (напомню, что Госдума России приняла закон, по которому утверждался некий “символ Знамени Победы”, на котором серп и молот заменялись белой звездой.)
Мнение моего коллеги и читательницы – дело частное.
Гораздо важнее, что о надругательстве над Знаменем Победы в течение месяца молчала большая российская пресса. Отделывалась краткими информациями. Но ни разу не возвысила свой голос. Не протестовала. В то время как свободный Интернет кипел возмущением.
“Остаётся надежда, что президент не подпишет этот закон”, - писала ещё три недели назад американская газета “Русский базар”. Так и случилось. 20 апреля президент России В.В.Путин отклонил закон о Знамени.
Вот тут-то наша официозная пресса словно взорвалась. Главная газета страны вышла с заголовком по центру первой полосы: “ТАК ПОБЕДИЛИ. Знамя, поднятое над Берлином в 1945-м, не будет изменено”.
Можно ведь подумать, что это они, сотрудники газеты, так победили Госдуму.
Но оставим прессу. Точно в таком же стиле ведут себя и высокие официальные лица. Вот что сказал после встречи с президентом страны председатель Государственной думы Борис Грызлов:
- Я предложил убрать понятие “символ Знамени Победы” и говорить о копии Знамени Победы, причем вид копии Знамени Победы должен полностью соответствовать виду Знамени Победы: это и красное полотнище, и звезда, и серп и молот, и надпись “150-я ордена Кутузова II степени Идрицкая стрелковая дивизия”.
Значит, это он “предложил”. И это без стеснения говорит глава партии “единороссов”, которые были инициаторами беспримерной акции и на все возражения оппонентов отвечали, что серп и молот - партийные знаки коммунистов и к победе над фашизмом отношения не имеют. Это говорит председатель Госдумы, которая почти два года упорно проводила этот законопроект и для этого даже преодолела вето Совета Федерации!
Впрочем, ему не привыкать. Помню, ровно три года назад был точно такой же конфуз. Тогда Государственная дума приняла закон о запрете митингов, демонстраций, уличных шествий, пикетов у зданий Думы, правительства, мэрии и других объектов государственной власти... возле больниц, поликлиник, стадионов, театров, храмов... в общем, везде, где есть площади для большого скопления народа. А если учесть, что в малых городах страны такие площади имеются только возле зданий местной власти, кинотеатров, храмов, то выражать свое мнение по тем или иным поводам граждане могли бы только где-нибудь на окраине. В тот же вечер Борис Грызлов выступил по телевидению и говорил, какой это прогрессивный закон. Но на следующий же день он снова возник на экранах телевизоров и объявил, что запрет на митинги, шествия и демонстрации перед зданиями органов власти, исключая администрацию президента, отменяется. Как такое могло произойти? Ответ здесь один: видимо, в Кремле узнали и схватились за голову. Так разозлились, что не соблюли государственных приличий, не подождали до второго чтения, не пощадили самолюбие председателя и Думы.
А в этот раз Грызлов нашел “выход” – изобразил себя защитником национальной святыни. И в этом – поневоле приходится снова вспоминать о прессе – ему и его партии тут же подыграла главная российская газета, в том же материале “Так победили” написав: “В конечном счете именно “единороссы” нашли решение... А именно: убрать из закона смущавшее всех понятие “символ” и оставить в тексте только “копию” Знамени Победы... День Победы будет теперь отмечаться широко и торжественно не только в юбилейные даты, а ежегодно. А это инициатива как раз “Единой России”. Если разбираться в истории до конца, то этого забывать всё-таки не стоит”.
Большие мастера! Сил нет читать.
Вот и думаю: а что, если то же самое будет с Кукурузиной? Так петербуржцы называют проект здания “Газпром-сити” высотой 400 метров. Весь город возмущён, архитекторы говорят, что эта башня испохабит панораму исторического центра, кстати, охраняемую ЮНЕСКО. Центр всемирного наследия даже предупредил российские власти, что недопустимо нарушать международные обязательства.
В ответ на протесты петербуржцев пообещали, что проект поправят. И 20 апреля представили его заказчикам – губернатору Валентине Матвиенко и главе “Газпрома” Алексею Миллеру. Но на самом деле никаких изменений нет. Переменили название – теперь это не “Газпром-сити”, а деловой “Охта-центр”. На его территории, по предложению губернатора, построят еще музей изящных искусств. Но башня – остаётся. И если её возведут, то открыток с видами Петербурга больше не будет. Потому что, как ни снимай, с какой точки ни смотри, в кадр непременно попадёт стеклянная Кукурузина высотой 400 метров.
Словом, никто и не думает прислушиваться к общественному мнению. Сила солому ломит. Вот и глава городского комитета по охране памятников Вера Дементьева не выступает решительно против: “Хорошо, что мы получили не массивный “чемодан”, а легкий конусообразный силуэт нового здания. Но, как все впервые, смогли наглядно убедиться, это серьёзное внедрение в охраняемую панораму исторического центра и требует столь же серьёзного обсуждения о допустимости появления такого объекта”.
А что будет, если урожденный петербуржец Владимир Путин обратит внимание и скажет: недопустимо уродовать наш прекрасный город?
Как заговорят тогда все причастные?