ПолуЧение J-1 визы в России: большие страхи маленького собеседованиЯ

Совершенно не секретно
№30 (536)

Почта недели

Добрый день, уважаемая редакция!
В прошлом номере «Русского базара» с интересом прочла статью о некоторых особенностях жизни J-1-щиков в Америке. Я тоже приехала в Штаты по программе «Work & Travel» полторы недели назад. Но впечатлений хватит на всю оставшуюся жизнь.
На новом месте неизбежно встают во весь рост две проблемы - жилье и работа.
Прилетев в Штаты, я должна была ехать в маленький городок, где у меня был контракт с работодателем. Это обязательное условие получения рабочей визы в Америку. В тот городок я не поехала, а решила перебраться в Нью-Йорк. Здесь мы договорились встретиться с моими приятельницами-студентками. Все-таки не так одиноко.
Найти и снять квартиру - вопрос времени и денег. Если денег достаточно, можно попытаться снять комнату на одного. Если же нет - J-1-щик будет искать румейтов. Как правило, он находит их среди студентов, приехавших по той же программе. Но очень немногие хозяева мечтают пустить к себе группку веселых иностранных студентов, от которых не знаешь, чего ожидать, и которым аренда необходима на минимальный срок - несколько месяцев.
Нам с двумя подругами сначала казалось, что вопрос, где жить, разрешился сам по себе. К Наташе на улице подошел мужчина и предложил, не откладывая, посмотреть двухкомнатную квартиру за шестьдесят долларов в неделю на человека, добавив, правда, что там давно никто не жил. И мы поселились в квартиру без электричества, газа, горячей воды. И даже временно пожертвовав благами цивилизации ради спокойной и относительно недорогой жизни, мы скоро оказались в еще худшей ситуации: владельцем квартиры оказался совсем другой человек, а выдававший себя за него, кому мы платили деньги, был всего лишь сумасшедшим соседом.
Покидали мы это место как в страшном сне: деньги, уплаченные вперед, и депозит нам никто не вернул. Надо было снова искать квартиру. Вещи остались у первого попавшегося на улице человека (часть из них потом бесследно исчезла).
На пару дней нас приютил наркоман, с которым познакомились в тот же день на улице. Самым же обидным было то, что немногочисленные знакомые, утверждавшие недавно: «Я твой друг на все случаи жизни - обращайся по любым вопросам», - бросили нас или иносказательно попросили расплаты натурой. С трудом нам удалось снять квартиру у очень милых и заботливых людей. Наконец-то!
Теперь о работе. Проблемы с работой у всех решаются по-разному. Кому-то удается заработать неплохие деньги - другие сталкиваются с серьезными затруднениями. Иногда даже хорошее владение английский языком не помогает устроиться.
Почему недолюбливают J-1-щиков? Работодатели часто опасаются нанимать иностранцев, иногда их не устраивает короткий срок действия данного типа визы. Некоторые просят оставить номер телефона, а когда узнают об отсутствии сотового - отвечают отказом.
Бизнесменов не впечатляют статус студента, и юный возраст потенциального работника. Девушки часто получают предложения поработать секретарем или менеджером, но за этим часто следуют «близкие отношения» с работодателем. В общем, мой поиск работы еще продолжается. Иногда возникает желание сменить пол и стать молодым человеком, чтоб сразу устроиться грузчиком либо строителем без всяких нюансов!
Многим ребятам, получающим визу J-1, кажется, что для них приоткрылась дорога в рай. Только рай ли это? Я нахожусь здесь всего лишь полторы недели, но возникает ощущение, что один день нью-йоркской жизни равен месяцу, проведенному в России: калейдоскоп событий, смена лиц, климата - все это новые и новые впечатления.
Сложно сказать, наступил или нет культурный шок, но жизнь однозначно протекает под постоянным стрессом. Здесь мы столкнулись не только с типично американскими проблемами, а попали в водоворот суровой «взрослой» жизни, от которой мы, студенты, были частично защищены в России либо своим университетским кругом общения, либо жизнью под крылышком родителей. Все, происходящее здесь, - ежедневное испытание силы воли, выдержки, способности к адаптации, умения отличать иллюзии от реальности и мишуру от сути происходящего.
Многие из нас не были готовы к таким переменам. Кто-то не выдерживает и уезжает обратно. Другие остаются и со временем, возможно, станут последователями реализовавших «американскую мечту»: людей, приехавших с одним чемоданчиком под дождем и преуспевших в жизни.
А пока после каждого проделанного шажка приятно сознавать, что, несмотря на массу трудностей, ты чего-то добиваешься и продолжаешь двигаться только вперед.

С уважением,
Александра


Получение J-1 визы в России: большие страхи маленького собеседования

Как известно, самое серьезное испытание, которому приходится подвергаться гражданам большинства государств, чтобы попасть на территорию Соединенных Штатов, - получение визы. В зависимости от её типа документы в консульство необходимо представить разные, но груз психологического перенапряжения одинаков для всех проходящих собеседование.
Мне довелось получать визу J-I в городе Екатеринбурге целых два раза.
Обычно задолго до назначенного времени у американского консульства собирается разношерстная толпа, состоящая не только из претендентов на получение визы, но и их многочисленных родственников, друзей и просто сочувствующих или просто прохожих, остановившихся прикурить у нервно вытаскивающих из пачки сигарету за сигаретой кучки молодых людей. Достаточно одного взгляда - и становится ясно, что к собеседованию многие «готовились» заранее. Был использован целый арсенал средств, которые непременно должны помочь получить заветное разрешение на въезд в США. Так, юноша в деловом костюме изредка посматривает на массивный амулет в виде черепа, явно не вписывающийся по стилю, но поддерживающий душевное равновесие его обладателя, периодически дотрагивается до вещицы и гордо заявляет окружающим: «Талисман!» Другой девчонке бабулька написала маленькую записочку и что-то над ней нашептала. Та записочка уже нервно измята и надорвана - осталось ее только пожевать и проглотить перед тем как войти в здание.
Впрочем, в этот день питаются не только записками - некоторые предпочитают проглатывать «счастливые» автобусные и трамвайные билетики. В общем, почти каждый из собравшихся - со своими причудами.
Нужно отметить, что получающие визу не в первый раз более сдержанны. Некоторые из них, окруженные «новичками», ощущают себя старше и солиднее - умудренные, как говорится, опытом, начинают буквально подогревать толпу как байками о самих Штатах и «отрывных» летних каникулах, так и впечатлениями о прошлых собеседованиях. «Салаги», которые ищут успокоения в любой информации, жадно их расспрашивают - желание хоть одним глазком увидеть далекую чудесную страну становится все сильнее, нервное напряжение возрастает. Так рождаются свежие сплетни о вопросах консула, которые на собеседовании следующей группы - можете быть уверенными! - обрастут новыми свежими подробностями.
Наконец студентов попарно пропускают в здание, где вошедшие вместе с содержимым их сумок подвергаются тщательному осмотру дважды: при входе и непосредственно перед комнатой ожидания собеседования. Охранники очень грубы и шутить не любят. Резки они, вероятно, потому, что по сотне раз в день приходится инструктировать приходящих, куда именно идти, что делать, и еще по сотне раз объяснять, почему некоторые вещи нельзя проносить с собой на собеседование, даже если очень хочется: несмотря на предварительные инструкции кое-кто захватывает с собой то фотоаппарат, как будто стремясь запечатлеть себя на память с консулом, то сотовый телефон - возможно, снять напряжение, побеседовав с близкими до разговора с чиновником.
В комнате ожидания, непосредственно перед собеседованием, атмосфера накаляется до предела. Даже «бывалые» нервно молчат. Здесь звучит, как ни странно, только напряженная тишина, редко-редко нарушаемая слабеньким шепотком. Объектом пристального внимания становятся перегородки, за которыми сидят консулы. Все пытаются уловить хотя бы часть вылетающих оттуда слов, предложений. Именно из-за заветных перегородок выплывает или воодушевленный, или, напротив, опечаленный, которых буквально пожирают глазами в поиске новой информации. «Отказников» видно сразу же: потухшие глаза, понурые плечи... Вместе с упавшим духом расстраиваются и все свидетели поражения - в комнате на несколько минут зависает удручающее молчание, похожее на соболезнование, и люди, вечно склонные примерять на себя происходящее, погружаются, похоже, в транс, из которого изредка выходят и, встречаясь глазами со столь же обеспокоенным соседом, молчаливо спрашивают: «А что же со мной произойдет через несколько минут?» Если же от перегородки к выходу дефилирует улыбающаяся рожица - по комнате прокатывается вздох облегчения, из углов раздается пара выкриков поздравления, и в душе каждого хотя бы на несколько минут поселяется уверенность, что этот счастливчик не один такой на свете - значит, все обязательно пройдет гладко.
Как же именно проходит собеседование, эти несколько минут, кажущиеся многим вечностью?
Большинство вопросов для получателей визы J-1 стандартны, а потому заранее заготовленный список самых распространенных из них участники программы получают еще от спонсорской организации: «Куда едешь?» «На какой срок?» «Цель визита?» «Кем будешь работать?»
Но спросить могут не только об этом. Например, «Кем работает твой брат (дядя, мама, бабушка)?» «Любимая музыка (цвет, стиль одежды)?» Встречаются вопросы и посложнее, например, «Назовите фамилию видного политического деятеля ООН (НАТО).» В принципе, даже здесь ответ по существу не является обязательным. Можно всего лишь сказать, что не интересуешься политикой, продемонстрировав при этом другие свои сильные стороны.
Нельзя забывать, что характер вопросов зависит в большей степени от так называемого стиля консула. Яркий пример - последнее мое собеседование, которое проводили двое мужчин: первый - серьезный, сдержанный, солидный чиновник, производивший впечатление человека, по установленному плану «штампующего» паспорта. Второй - раскрепощенный, улыбчивый, добродушный и приветливый американец. Соответственно вопросы первого носили официальный характер и задавались в основном в рамках упомянутого выше списка. Второй мог позволить себе болтать о всякой неформальной ерунде, начиная от цвета носков, надетых собеседником в тот день, и заканчивая совершенными им (собеседником) когда-либо преступлениями. В разговоре с каждым из них есть свои преимущества: разнообразные вопросы смешного консула увлекательны, но могут заставить понервничать тех, кто слабо знает английский, а вот от официального общения с хладнокровным чиновником не получишь такого заряда хорошего настроения и не посмеешься от души. У моей подруги, например, «душечка» поинтересовался, не увлекается ли она поеданием человеческого мяса. Девушка сначала оцепенела, а потом замечательно похихикала вместе с собеседником, довольным, что шутка удалась. Конечно же, претендентам на получение визы выбирать консула в зависимости от симпатий не приходится: лучше просто настроиться на гибкое реагирование.
Естественно, не все собеседования проходят удачно: отказов достаточно много - даже среди студентов. Бывают и редкие счастливые дни, когда в группе, состоящей из сорока человек, только один-два не получают визу. Случается, что на следующий день в аналогичного размера группе отказывают каждому второму. По сути дела выдача визы - лотерея на облегченных условиях: ее участники способны повысить шансы на выигрыш благодаря хорошему знанию английского, адекватным, быстрым и уверенным ответам. Причины отказа, как известно, не оглашаются: вместо этого в загранпаспорте незамедлительно появляется штампик, подразумевающий злополучное «нет». Самое главное на собеседовании - убедить консула в собственном стремлении вернуться на родину после окончания программы. В основном ради этого и задаются вопросы.
Если проанализировать информацию, частично полученную от спонсоров нашей программы, частично передаваемую из уст в уста, можно выделить несколько основных причин отказа в выдаче именно данного типа визы. Первая и, как говорят, самая распространенная - неуверенность, выражающаяся в долгом обдумывании ответа, колебаниях, употреблении слов «может быть», «кажется», и наличие противоречий в собственных высказываниях. Все перечисленное является для консула тревожным сигналом о неопределенности намерений покидающего Россию. Вторая причина - непонимание. Собеседование проходит на английском языке и не все претенденты могут похвастаться владением им в совершенстве.
Обязательно нужно выяснять у консула значение всех непонятных слов и выражений, при необходимости переспрашивать. Например, был такой случай, когда пяти претендентам подряд консул задавал один и тот же вопрос, который никто не мог до конца понять, но все пытались на него отвечать. Все пятеро получили отказы в визе. Шестой решил уточнить смысл сказанного - оно оказалось набором не связанных друг с другом лексических конструкций. В итоге только последнему претенденту позволили получить разрешение на въезд в Соединенные Штаты. В качестве следующей причины можно выделить незнание каких-то фактов из представленных документов: зарплаты, указанной в контракте, фамилии декана факультета (если прилагается зачетная книжка), года окончания ВУЗа и др. Помимо прочего, причиной отказа могут стать проявленная хитрость и невинная ложь получателя визы. Говорить консулу лучше только правду, даже если её не приятно сидящему перед тобой незнакомцу рассказывать. В качестве примера можно привести ситуацию с ответом на такой вопрос: «Вы всегда переходите улицу только на зеленый свет?» Незамедлительно сказавший «да» вызовет подозрение, что он старается выглядеть идеальным человеком в глазах собеседника. Не стоит забывать, что в каком-то смысле консул - психолог, имеющий огромную практику общения с тысячами проходящих за стеклом людей. И, кончено же, на собеседовании не рекомендуется только молчать или плакать (смеяться). Бывает ведь и такое! Эффект по рассказам очевидцев минимальный: ни самая лучезарная улыбка, ни самая горькая слеза не способны убедить консула в намерении собеседника вернуться на родину.
Итак, если все заканчивается удачно, буквально летишь по ступенькам вниз (в консульстве запрещено задерживаться по любому поводу), забираешь вещи - и на выходе тебя обступает целая толпа бесконечно счастливых на тот момент людей (отказники сразу же исчезают), где все обмениваются мнениями, с уверенностью обсуждают планы на будущее, слушают советы вновь обретших уверенность «бывалых», смеются... Самое сложное - позади. Можно и расслабиться! Впрочем, нет: впереди нечто еще более запутанное, многогранное и интересное - Америка! Теперь уж точно у каждого из собравшихся внизу появился шанс увидеть ее собственными глазами.
Александра Свердлова