Национальный лидер в поисках козы

В мире
№16 (835)

 

- Мыкола, ты слышал, москали в космос полетели...
- Уси?
Украинский анекдот советских времен 
 
Речь Биньямина Нетаниягу, произнесенная им после публикации отчета OECD о социальном неравенстве, заставила изумиться. Как известно, согласно данным этой организации, в которую Израиль сумел попасть совсем недавно, наше государство по уровню неравенства в обществе числится среди развитых стран одним из последних. Разница между доходами богатых и бедных у нас огромна - по ряду показателей, более чем в 150 раз. Любопытно, что и без того колоссальная диспропорция эта обострилась в последние двадцать лет, то есть на фоне нашего переселения на Землю Обетованную. Но Нетаниягу, обладающий мастерством политического жонглирования и привыкший отбиваться от любых атак, мгновенно отреагировал и на это обличение: “Если убрать из показателей неравенства арабский сектор и сектор харедим, окажется, что наше положение просто отличное”. 
 
“Вот это да, - воскликнула я, прочитав заголовки ивритоязычных газет. - Ай да премьер у нас, ай да молодец! И от международных экспертов отбился, и на врагов указал”. 
 
Идея о том, что кто-то кому-то мешает жить хорошо, а также портит показатели успеха, стара, как мир. Не только в Украине вздыхали по тому же поводу: мол, если кое-кого всем коллективом в космос отправить, “вот бы мы зажили!” Подобных примеров несть числа. И, пожалуй, все они - продолжение старой еврейской истории. Не зря ведь именно мы придумали анекдот о выводе козы из дома для кардинального улучшения условий проживания тех, кто остался в этом доме. 
Но только ли на козе лежит ответственность за неравенство в нашем доме? 
 
Хотят ли арабы работать? 
Как сказано в предпраздничной речи премьера, основная ответственность за высокий уровень социального неравенства лежит на двух группах населения - арабах и харедим. Именно в этой среде самые низкие данные по участию в трудовом процессе.
 
- А хотят ли арабы работать? – поинтересовалась я у Бадера Мансура, основателя одной из немногих в арабском секторе фирмы хай-тек в Нацерете. 
 
- Вы смеетесь?! - отреагировал он. - Да многие молодые ребята, которым удалось выучиться и получить неплохое образование, чувствуют, что пытаются пробить лбом непрошибаемую стену. 80 процентов арабов - выпускников колледжей по хай-тековским специальностям, не могут найти себе работу в Израиле, потому что их просто-напросто туда не берут. Давным-давно было запущено (кем? - Ред.) негласное указание: арабов на предприятия высоких технологий не брать. Видимо, “по соображениям безопасности”, чтобы мы не получили доступ к каким-нибудь стратегическим секретам. Сегодня, по данным Центрального статистического бюро, в хай-теке работают 85 тысяч израильтян, но из них только 700 человек - арабы. Многие талантливые выпускники израильских университетов и колледжей, отчаявшись найти работу по специальности, уезжают за границу. При этом интересно, что в самом Израиле кадров для хай-тека постоянно не хватает, и страна затыкает “дыры” за счет ввоза специалистов из-за границы - из стран Восточной Европы, из Индии. Короче говоря, кто угодно, только не арабы.
 
- Но, может быть, ваши ребята требуют для себя каких-то особенных условий?
- Одно из самых основных неравенств заложено в том, что большая часть предприятий хай-тека расположена в районе Большого Тель-Авива, в то время как многие места массового проживания арабов находятся на севере страны. Давно запланированное строительство технологического парка между Нацеретом и Нацрат-Илитом все никак не начинается - якобы нет средств.
 
Узнав мнение Бадера Мансура, отправляюсь в друзскую деревню Хорфиш. Расположена она на самом севере Израиля, неподалеку от ливанской границы. Деревня уютна и живописна, но молодежь предпочитает уезжать отсюда. В Хорфише проживает известный интеллектуал, писатель Нимер Нимер. 
 
- Как у вас здесь с трудоустройством? - спросила я его. 
- Одна из самых тяжелых проблем нашей молодежи, особенно для девушек, - отсутствие работы. Безработица у нас свыше 60 процентов. Еще каких-то восемь-десять лет назад неподалеку от деревни располагались пять текстильных фабрик, и там работали девушки из окрестных сел. Более того... Об этом мало писалось, но я скажу: до того, как ЦАХАЛ вышел из Южного Ливана, сюда по утрам приезжали ливанские женщины, получившие разрешение на работу в Израиле. Сейчас все фабрики закрыты – по нынешним временам гораздо выгоднее передать заказы на пошив одежды в Китай, Индию, Иорданию. Не спорю, прибыль для частных предпринимателей - главное. Но ведь на месте закрытых фабрик не появилось никаких других рабочих мест. Развитие бизнесов, открытие новых предприятий в Галилее никак не стимулируется.
Таким вот образом сошлись мнения совершенно разных людей - друзского шейха-писателя и арабского бизнесмена. 
К их мнению остается добавить результаты опросов по теме, стоящее ли это дело - занимать арабов на работах, требующих академического образования. Из 300 израильских предпринимателей, которым предложили ответить на этот вопрос, лишь 65 согласились дать ответ. Тем не менее, исследования показали устойчивый рост заинтересованности в работниках из арабского сектора. Если в 2008 году показатель “кедаут”, то есть прагматичность вовлечения арабов в работу на должности, требующие образования, составлял 2,96 балла (по шестибалльной шкале), то в 2011-м он возрос до 4,69 балла. 
Дело, как обычно, за малым: начать создавать соответствующие предприятия для арабского сектора... 
 
Харедим и экономика
Сегодня только ленивый не пишет о том, что быстро растущий сектор ультраортодоксального населения надо приобщать к общественно-полезному труду. Прогулявшись недавно по Бней-Браку, я убедилась, однако, в том, что желающие трудиться имеются и здесь. Только за последние месяцы в общественном центре трудоустройства “Маалот” прошли обучение 3,5 тысяч человек. Есть желающие получать образование и в университетах и колледжах. Но вопрос не только в том, каким образом следует создавать учебные заведения для религиозной части населения страны, но и как реформировать в этом секторе систему начального и среднего образования.  
 
- Всем понятно, что проблему можно решить только в том случае, если в правительственную коалицию войдут со стороны религиозных партий те, кто понимает, что откладывать решение больше нельзя, - говорит профессор социологии Дан Бен-Давид. 
 
Кто работает, тот ест. Но не всегда...
Опытный политик, Нетаниягу деликатно обошел в своей речи русскоязычных репатриантов. И правильно сделал. Потому что излишне спрашивать, хотят ли “русские” работать. И так понятно: хотят, рвутся. Некоторые и поныне руководствуются принципом “Жить, чтобы работать!”, а не “Работать, чтобы жить”, как рекомендуют сторонники западного подхода к устройству бытия. Короче, вкалывают наши дважды земляки с утра до ночи, однако остаются на самых нижних этажах социальной лестницы. Потому как получают в основном минимальную зарплату и практически не имеют социальных льгот. 
В этом и состоит одна из замечательных особенностей современного израильского общества, которая резко отличает его от других развитых стран, входящих в OECD. Если в большинстве развитых стран работать и быть бедным невозможно, то в Израиле - всегда пожалуйста. По статистическим данным, 40 процентов работающих израильтян остаются в нашей стране за чертой бедности. Вот это и есть та коза, которую не только никто не собирается выводить за пределы государства, но и, наоборот, усиленно ее подкармливает и разводит все новые породы. 
 
В семье Ковенских из Реховота финансовая ситуация такова. Отец семейства работает охранником в маленькой частной фирме и получает “чистыми” около 6 тысяч шекелей. Социальных благ его фирма не предоставляет. Мать семейства работает через посредническую контору (то, что в стране называется “на каблануте”) и зарабатывает порядка 2,5 тысяч шекелей в месяц. 
 
В семье двое детей. Обоим родителям за сорок, и перспектив значительного продвижения в карьере у них нет. 
Согласно арифметическому представлению о бедности (доход, поделенный на число душ), эта семья далеко не самая бедная. Но если вычесть из их доходов платежи по ипотечной ссуде, которые составляют 2500 шекелей ежемесячно, то понятно, что остаточные доходы семьи - около 6 тысяч шекелей - ставят семью на грань бедности и, соответственно, не украшают показатели равенства. 
 
Да, при жесточайшей экономии на самом необходимом такая семья может выжить, но выбраться из бедности она практически не имеет шансов. А ведь это далеко не самый тяжелый случай. 
 
Стоит отметить: на частных предприятиях, где выплачивается обусловленная законом минимальная зарплата, не обеспечиваются, как правило, и многие социальные льготы, а те из них, которые наемный работник все-таки получает, не отличаются особой справедливостью. Например, если в государственном и общественном секторах оплата по больничному листу обеспечивается в 100-процентном размере с первого дня болезни, то в частном секторе, согласно закону аж от 1956 года, работник за первые три дня болезни может потерять половину (!) зарплаты. Вот тебе и равенство!
 
- Даже если бы исчезли харедим и арабы, - говорит доктор экономики Руви Натанзон, - Израиль не улучшил бы показатели в сфере равенства. Потому что условия создания неравенства встроены в нынешнюю экономическую систему страны. Последние десять лет именно Нетаниягу так или иначе осуществляет экономическую регуляцию в стране. В качестве министра финансов или в качестве премьера - именно он проводит политику поощрения той формы капитализма, которая позволяет 40 процентам трудящегося населения оставаться за чертой бедности. Это и есть основа для неравенства. Работающие люди трудятся на таких условиях, которые не позволяют им подняться. Дикий капитализм продолжает развиваться, уничтожая средний класс и постепенно опуская вниз очень большую группу трудящегося населения. Государство устраняется от решения проблемы защиты социальных прав трудящихся в частной сфере.
 
- Но и у харедим, и у арабов действительно низкие показатели занятости, нельзя отмахиваться и от этого явления...
- В любом обществе есть социально слабые группы населения. Если сегодня предлагается не учитывать арабов и харедим, то почему бы завтра не предложить сбросить со счетов матерей-одиночек или тех, кому за 50? Любое цивилизованное общество стремится ликвидировать слишком большое имущественное разделение, не просто повышая, например, пособия, а соотнося их с доходами других групп населения и не создавая льготных условий для элиты, чтобы та уходила слишком далеко “в отрыв” за счет жесточайшего зажимания слабых слоев. 
 “Новости недели”