на повестке днЯ - Чартерные школы

Будни Большого Яблока
№3 (509)

В системе образования Нью-Йорка появились еще четыре чартерные школы – учебные заведения, которые финансируются городом, но не зависят от городского департамента образования.
По закону, принятому в 1998 году, число таких школ в Нью-Йорке не должно превышать 50, а так как 46 чартерных школ уже работают с переменным успехом, упомянутые выше 4 заведения являются пока что последними, которым удалось вовремя вспрыгнуть на борт.
Борьба за создание чартерных школ началась в конце 90-х годов прошлого века. Помню, активисты русскоязычной общины провели тогда конференцию, на которой обсуждался достаточно стандартный, но всегда злободневный вопрос: «Куда пойти учиться?» Вернее даже - «Куда повести учиться наших, русскоязычных детей?». Участники конференции скрещивали копья, расхваливая и критикуя «паблик скулз», иешивы, экспериментальные «русские» программы и даже идею обучения детей на дому. Пожилые педагоги, никогда не работавшие в США, с ностальгией вспоминали советские школы и агрессивно нападали на американские. Молодые учителя, преподававшие в американских, доказывали преимущества последних, утверждая, что сравнение лучших московских заведений с рядовыми нью-йоркскими - прием нечестный, подобный удару ниже пояса. Репетиторы, открывшие свои частные программы, напоминали, что без «натаскивания» наши дети так и останутся невеждами и неучами. Родители, всерьез соблюдавшие еврейские традиции, подчеркивали, что только в иешивах «русские» мальчики и девочки смогут приобщиться к родной религии и культуре. А родители, гордившиеся своей светскостью, настаивали, что иешивы возвращают детей назад, в «гетто», отдаляя их от современного мира с его научными и культурными достижениями.
После долгих, горячих споров участники конференции, уподобившись гоголевской Агафье Тихоновне, пришли к выводу, что идеальное учебное заведение для «русских» детей могло бы получиться, если можно было бы приплюсовать уровень обучения лучших московских спецшкол к строгой морали иешив, современному оборудованию частных американских школ и дешевизне государственных. Если можно было бы открывать школы одновременно с несколькими уклонами - математическим, литературным (изучать русских классиков на русском же языке) и еврейским (изучать Тору и Талмуд на иврите). Несбыточная мечта? Казалось бы, да. Однако создание «русских» чартерных школ могло реализовать эту мечту и сделать сказку былью.
О чартерных школах в то время яростно спорили и в легислатуре штата Нью-Йорк. Сторонники подобных учебных заведений утверждали, что это единственный выход из тупика, в котором оказалась система среднего образования. Противники настаивали, что власти города и штата не должны финансировать учебные заведения, которые не имеют возможности контролировать. Если кто-то хочет создать экспериментальную школу, во многом или во всем отличающуюся от «паблик скулз», то пусть изволит раскошелиться или собрать средства, а потом пусть открывает обычную частную школу, где будет распоряжаться по-своему, не ожидая одобрения или критики «сверху». Губернатор штата Нью-Йорк Джордж Патаки утверждал, что лишь чартерные школы смогут дать новые возможности детям, «попавшимся в сети отстающих, загнивающих учебных заведений». А лидеры профсоюза учителей опасались, что чартерные школы оттянут финансы от «паблик скулз», и без того с трудом сводящих концы с концами, и, кроме того, вряд ли будут поощрять вступление их работников в профсоюз, защищающий их права.
В 1998 году законодатели имперского штата пришли к компромиссу и разрешили открывать на его территории чартерные школы, поставив лишь одно условие: их должно быть не больше ста, из них 50 могли основать в городе Нью-Йорке, а еще 50 – в других районах штата. «добро» на открытие школы в городе Нью-Йорке должен был давать местный Board of Regents, а в апстейте – правление SUNY (системы государственных университетов и колледжей имперского штата). Каждой школе давался пятилетний испытательный срок, и заведение, успешно выдержавшее испытание, могло претендовать на получение новых денег – на очередную пятилетку. С тех пор подобные заведения стали расти как грибы после дождя, а число посещающих их детей постепенно достигло 23,000.
А страстные дебаты вокруг чартерных школ продолжались в самых разных кругах, сближая противников, разъединяя союзников, создавая неожиданные альянсы, стирая демаркационные линии между основными политическими партиями. Так, черные и испаноязычные демократы из Нью-Йорка объединялись в этом вопросе с республиканцем Патаки. А профсоюзы, встретившие идею «полунезависимых» заведений в штыки, отдалялись от тех же черных и испаноязычных деятелей, с которыми солидаризовались в других вопросах. Мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг, пикировавшийся с Патаки по поводу финансирования городских «паблик скулз» и безуспешно пытавшийся «выбить» у Олбани дополнительные миллиарды долларов на городскую систему среднего образования, тоже соглашался с губернатором, когда речь заходила о «чартер скулз».
Майкл Блумберг и глава департамента образования Джоэл Клейн, провозгласившие пару лет назад о начале радикальной школьной реформы, не скрывали, что считают чартерные школы одной из главных ее составляющих. Блумберг даже поклялся, что к концу его второй каденции число последних в городе Большого Яблока достигнет и даже превысит 75. Действительно, он и Джоэл Клейн сумели заинтересовать частных спонсоров и собрать 41 миллион долларов, на которые был основан нонпрофитный центр, помогающий чартерным школам.
В настоящее время дебаты вокруг чартерных школ вступили в новую фазу, которую иные деятели называют решающей. В ближайшее время в городе Нью-Йорке и в штате Нью-Йорк откроются последние из 100 чартерных школ, дозволенных законом 1998 года. Подкомитет Board of Regents уже рассмотрел шесть кандидатур и, как мы уже отметили, выбрал четыре. Правда, Блумберг и Клейн дали благословение всем шести школам, но скованные законом “регенты” вынуждены были оставить две за бортом. Вскоре свой выбор сделает и опекунский совет SUNY. Что будет потом?..
Этот вопрос, конечно, вызывает новую волну споров и предсказаний. Предполагается, в частности, что сторонники и противники чартерных школ придут к очередному компромиссу и позволят основывать новые учебные заведения. А спорить будут лишь о деталях: сколько дополнительных школ можно открыть, где – в городе Нью-Йорке или по всему штату, - на каких условиях работающие в них учителя смогут вступать в профсоюз и т.д. «Я не могу представить, почему люди противятся идее создания новых чартерных школ, - заявил Джоэл Клейн в беседе с корреспондентом «Нью-Йорк таймс». – После стольких провалов и неудач мы наконец получили возможность влить свежую кровь в нашу школьную систему».
Некоторые противники Патаки -Блумберга - Клейна возражают, что они не против чартерных школ как таковых, а лишь против просчетов в их финансировании. Тревогу били, в частности, школьные округа, где число чартерных школ приближается к числу обычных «паблик скулз», оттягивая на себя их фонды, но не привлекая достаточного количества учеников, что позволило бы городским школам хоть немного экономить. А Тимоти Кремер, директор New York State School Board Association (в нее входят большинство из 700 школьных советов имперского штата), заявил, что, на его взгляд, чартерные школы – всего лишь дорогостоящий и не слишком успешный эксперимент, который проводится на деньги честных налогоплательщиков.
Что думают по этому поводу русскоязычные активисты? Создана ли за эти годы хоть одна «русская» чартерная школа? Ответ на последний вопрос, увы, отрицательный, а по поводу первого можно лишь строить предположения.