Почта недели

Подруга
№27 (480)

Какую роль выбрать маме?

Дорогая Лея Мозес!
С интересом прочла статью «Дочки-матери». Нам, женщинам в возрасте от 40 до 55, воспитывавшимся в Советском Союзе, действительно очень нелегко найти общий язык с нашими американизированными дочками. Нелегко даже найти оптимальное поведение, оптимальную роль, которые позволят с ними ладить. Что лучше – быть строгой, требовательной, контролирующей матерью, которой боятся, но не особенно уважают? Играть роль «своей в доску девчонки», с которой можно быть абсолютно откровенной? Или соблюдать некоторую дистанцию, но в то же время быть достаточно понимающей и дружелюбной?
Конечно, каждая мама должна это решить для себя, но, мне кажется, третий вариант – самый лучший. Девочка должна знать, что ты далеко не во всем с ней согласна, не всегда одобряешь ее поведение. Она должна чувствовать, что ты - умнее, опытнее, даже твоя старомодность должна ею восприниматься, как достоинство, а не смешной недостаток. И в то же время надо идти ребенку навстречу, показывать, что ты готова ее понять, стать на ее точку зрения.
С уважением
Алла Хейфиц, Лос-Анджелес


* * *
Да они просто дурью маются!

Уважаемая редакция!
Для меня появившиеся в “Русском базаре» материалы о подростках, которые занимаются членовредительством, стали неприятным сюрпризом. Признаться, я не знал о таком вот странном пороке нынешней молодежи (отстал от жизни, наверное) и был очень удивлен. Может быть, некоторые из этих юнцов и девиц действительно страдают и «афишируют свою боль», как пишет Лея Мозес, но большинство – я в этом уверен – просто следуют дурацкой моде и подражают своим «кульным» (как принято выражаться среди молодых) сверстникам. Словом, дурью маются.
Молодым вообще свойственно предпочитать моду благоразумию, здоровью и даже красоте. Причем, чем дальше в лес, тем больше дров. То есть с каждым десятилетием молодежь все больше себя уродует. В годы моей молодости мальчики отращивали волосы и бороды, что многим даже шло, а девочки носили мини-юбки, что шло далеко не каждой. А сейчас?! Нелепая одежда, идиотские прически, бритые головы, длинные ногти с узорами, татуировки, кольца в ушах, бровях и носах, волосы, покрашенные в синий, малиновый или зеленый цвет! Можно подумать, что членовредительство – еще одно, крайнее проявление этой тенденции. Но я думаю, что оно более опасно и похоже на пристрастие к никотину или наркотикам. По-моему, членовредительство даже хуже, чем курево или наркотики: человек, который курит, не видит, что никотин делает с его организмом, с его легкими, а «резальщики» прекрасно видят, что делают со своим телом.
У молодых людей, которые занимаются членовредительством, определенно есть «сдвиг по фазе». В конце концов, волосы можно отрастить или перекрасить в нормальный цвет, ногти - подстричь, а стиль одежды – поменять. Но вот куда деть шрамы от тех «узоров», которые подростки вырезают у себя на руках, ногах и других частях тела?
Особенно меня удивляют девочки. Неужели они считают, что такое вот, изрезанное, изузоренное тело может привлечь нормального молодого человека? Неужто и мальчишки сейчас развелись такие ненормальные, что порезы и шрамы их привлекают больше, чем чистая, гладкая кожа, а девочки со странными пороками – больше, чем нормальные, веселые, психически здоровые?
Валерий Геллер, Чикаго

* * *
Наследники Александры Коллонтай

Никак не думал, что у «неистовой революционерки» окажется столько последователей...в Америке. Более того, их ряды заметно увеличиваются. Именно они описывают свою жизнь на страницах «Русского базара» (в письмах и историях), пользуясь абсолютно нетургеневским языком, ибо нет в нем ни капли стыдливости, или хотя бы сдержанности. «Я лучше-красивее, моложе, умнее. Я более сексопильна и более организованна». «Зачем вздыхать по недоступной красавице? Можно найти замужнюю и доступную». «Любовь вышибем сексом!» «Мужа или жену можно отнять, присвоить, за это общество не накажет, даже позавидует».
Действительно, современное общество не умеет, а вернее, не хочет сопротивляться дурному, его терпимость к аморальному поражает.
Так о чем мечтала «неистовая» Коллонтай? «Прежняя форма семьи становится только обузой. Семья перестает быть нужной. Она не нужна государству, потому что отвлекает работников – отца, мать – от производственного труда. Она не нужна самим членам семьи, потому что задачу семьи – воспитание детей – возьмет на себя государство. На месте прежней семьи вырастет новая форма общения между мужчиной и женщиной: сердечный союз свободных членов коммунистического общества» («Семья и коммунистическое государство», 1919 г.)
При отсутствии твердых супружеских обязанностей и родительского долга такой «сердечный союз» неизбежно превратится в банальное сожительство. В сегодняшней России подобное случилось, ибо семья в традиционном смысле этого понятия высмеяна всеми возможными и невозможными способами. И перестала в общественном сознании являться безусловной ценностью. И что мы – там или здесь – при этом выигрываем? Дырку от бублика! Не об этом ли писал полтора столетия назад американский философ Эмерсон: «В отношении к женщине, как к добыче и служанке сладострастия, выражена бесконечная деградация человека»? Получается значительно хуже, если помнить о бублике.
Прожив 60 лет, я имею представление о последствиях секса. В результате, увы, появляются дети. И у них, если не считать знаменитые пробирки, есть мамы и папы. От детей отказываются, но это делают немногие. Остальные – воспитывают, или, как часто говорят, поднимают своих детей. Лично я – сторонник второго процесса: неимоверно трудного, неожиданного и увлекательного. Ребенок действительно нуждается в самом лучшем. В подлинной сердечности, открытой любви, честности, защите. Но получает ли он все это на самом деле? Ребенок замечает и отмечает любую фальшь, равнодушие и лицемерие родителей. И мы – родители – в конечном итоге получаем именно то отношение к себе, какое заслужили своими каждодневными поступками. Как гласит армянская мудрость: «Какое дал ты мне начало, такой я дам тебе конец».
«Гибнет семья, и в результате, - как недавно отметил известный «таганковец» режиссер Юрий Любимов, - происходит мировое одичание человека». Обвинять государство в гибели традиционной семьи, конечно же, можно. Но... В публикации «Дочки-матери» («РБ» № 24) ведущая рубрики Лея Мозес приводит историю преступной любви шестнадцатилетней Ирины, которая на все благие родительские предостережения невозмутимо напомнила своим чрезмерно щепетильным родителям, что папа три года назад имел любовную связь с молоденькой девушкой и это все громко обсуждали. Прошло время, и дочь сделала соответствующий вывод: если можно папе, то почему нельзя и ей попробовать запретное?
Уже многие годы я не устаю повторять (вслух и письменно) гениальные слова английского философа и педагога Джона Локка: «Ум не может образовать внутри себя ни одной простой идеи». Остается только добавить: идеи, мысли и образцы человек заимствует со стороны. Одно жаль, сторон этих много. На одной – мать Тереза, на другой – Лолита, на третьей – Коллонтай...
Александр Клековкин

* * *
С детьми не надо церемониться!

Дорогая Лея!
Прочла я вашу статью и еще раз убедилась, что наши русские порядки были во многом лучше, чем американские.
Ну какая бы мама у нас так долго терпела странное поведение дочери? Какая мама стала бы пробовать разные «дипломатические» подходы, прежде чем решиться зайти в ванну, когда девочка купается, и посмотреть, что она скрывает под длинными юбками и широкими кофтами?
Наши мамы живо бы вывели такую дурочку, как эта ваша Маша, на чистую воду и живо бы научили ее уму-разуму. Это же надо - признаться в любви взрослому мужику, отцу своей подруги! И еще страдать оттого, что он ее «по отечески отчитал»! А если бы не отчитал, а пошел навстречу? Что, она бы любовь с ним закрутила? Стала бы встречаться тайно? Опозорила бы и себя, и своих родителей?
А тут, раз ее «роман» не состоялся, девчонка начинает себя резать и уродовать, да еще жалуется, что ее никто не понимает, никто не видит, как она, видите ли, страдает! Мама же вместо того, чтобы устроить ей головомойку, еще с ней цацкается, гладит по головке, водит ее к психологу...
Мне раньше казалось, что наши дети здесь быстро американизируются, причем воспринимают все самое худшее из американской жизни. А теперь я вижу, что родители тоже американизируются не в лучшую сторону. Стать такими деловыми и скоростными, как американцы, – это хорошо. Но зачем становиться такими «либеральными мамами» и еще хвастаться этим? Чем больше мы будем вмешиваться в жизнь наших детей, чем быстрее будем пресекать их опасные увлечения, тем лучше. И не надо церемониться! Они же нам будут потом благодарны!
Нина Смирнова, Бруклин