В мертвой точке

В мире
№1 (820)

Насильственные действия поселенцев-экстремистов против солдат и офицеров ЦАХАЛа вызвали шквал откликов в СМИ, множество осуждений, часто половинчатых и двусмысленных, и даже разговоры об изменении “правил игры”. При этом с особой ясностью проявилось обстоятельство, ощущавшееся уже давно: мы, израильское общество, коллективно пребываем в некоей “мертвой точке” нашего политического пространства, важным фрагментом которой является поселенчество, и из этой точки не видно ни “начал”, ни “концов”. 

 

Объясню, что имею в виду... 
Поселенческий проект давно стал одним из центральных факторов общественно-политической жизни Израиля. Он мощно воздействует на самые различные процессы и явления. Однако в общественном дискурсе имеет место парадокс: предметом дискуссий становятся, да и то от случая к случаю, все более частные, специфические аспекты и следствия этого проекта. 

Позволю себе привести здесь такое сравнение: выросло посреди леса могучее экзотическое ветвистое дерево с пышной кроной. Но вместо того чтобы описывать это дерево целиком, анализировать его место в экосистеме, исследователи довольствуются пристальным рассматриванием нескольких веточек и листочков на них. 

А ведь всем нам необходимо трезвое осознание роли поселенческого движения в судьбе Израиля, и это вовсе не
предполагает ненависти к поселенцам, о которой так любят кричать правые идеологи.

Поначалу, когда лет сорок назад началось заселение евреями территорий, занятых в ходе Шестидневной войны, процесс этот был неоднозначным по своим мотивам и целям. Религиозно мотивированные поселенцы видели в нем реализацию своих мессианских чаяний, возможность повернуть историю вспять, возродить силу и славу Страны Израиля библейских времен. 

Однако тогда они составляли в израильском обществе ничтожное меньшинство. 

Политические деятели как мапаевского, так и ревизионистского круга поддерживали поселенческое движение, но видели в этом процессе скорее средство, чем цель. 

Мол, когда и если создадутся условия для мирных переговоров с арабским миром, наличие поселений на территориях послужит козырной, но все же разменной картой, потому что с их помощью можно будет достигнуть договоренностей на лучших условиях. 

С тех пор много воды утекло, и обстоятельства переменились радикально. Поселенческое движение приумножилось количественно и превратилось в могущественное политическое лобби с сильной религиозно-идеологической мотивацией и большими практическими ресурсами. 

А те, кто надеялся управлять этим движением и использовать его в своих интересах, сами превратились в его заложников. 
Хвост стал вилять собакой.

Это бы все ничего, какая разница, кто кого использует в политических играх. Проблема в том, что когда в конце 90-х и в начале второго тысячелетия возникла реальная перспектива разрешения конфликта как с палестинцами (соглашения Осло), так и со всем мусульманским миром (арабская мирная инициатива), поселения стали главным препятствием на пути урегулирования. 

Это именно так, что бы ни говорили представители национально-религиозного лагеря. Поселенческие блоки и анклавы создали на местности ситуацию, при которой разъединить еврейское и палестинское население чрезвычайно трудно. 
Не говоря уже о том, что эвакуация десятков тысяч поселенцев, неизбежная при любом урегулировании, столкнется с сопротивлением пугающего размаха.

Собственно, лидеры и идеологи поселенческого движения, вдохновляемые принципом “Неделимая страна Израиля” (“Эрец-Исраэль шлема”), не скрывают, что это и является их практической целью – сделать раздел территории “между морем и Иорданом” на два государства невозможным. 

Часто утверждают, что именно палестинцы на данном этапе являются препятствием на пути к миру, поскольку они отказываются начать переговоры с нами без предварительных условий. 

Не хочу вдаваться в анализ сложных обстоятельств и мотивов палестинской стороны, однако надо признать: их требование о замораживании строительства и расширения поселений на время переговоров звучит логично. 

Странно выглядела бы судебная тяжба двух претендентов на некое имущество, по ходу которой одна из сторон могла бы постепенно завладевать частями этого спорного имущества.

А ведь территория, на которой могло бы возникнуть палестинское государство, съеживается, как шагреневая кожа.
Так вот, обо всем этом даже не упоминается в нынешних бурных дискуссиях. Речь идет о вещах действительно существенных: о власти закона, о суверенитете государства, о статусе Армии обороны Израиля, о праве на гражданское неповиновение, о том, контролирует ли руководство поселенцев свою буйную молодежь. 

Но за этими тактическими вопросами остается в забвении (точнее, в неприкосновенности) главная, стратегическая проблема: продолжение поселенческого проекта и будущее Израиля. 

Фактически на обсуждение этой проблемы наложен запрет, пусть и “внутренней” цензурой. 
Поселенческое движение настолько сильно, что ни одна политическая сила в стране не решается бросить ей сейчас вызов.
Можно долго и ожесточенно спорить о том, какие результаты принесло поселенчество и как оно повлияло на положение нашего государства.

Практического смысла в этом немного. Массивное еврейское присутствие на контролируемых территориях – факт, с которым должны считаться все стороны. Это, однако, вовсе не значит, что подобная реальность не может быть предметом дискуссий. 

Что же дальше?

Этот вопрос с течением времени становится все насущнее. 
Выступать за беспрепятственное развитие поселенческого проекта сегодня могут лишь те, кто уверен: мирного урегулирования конфликта с палестинцами не будет и не должно быть. 

И таких немало в израильском обществе и политическом истеблишменте. Но каким они видят будущее нашего государства в сложившейся ситуации? 

С принципом “неделимая страна Израиля” не могут согласиться даже наши ближайшие союзники на международной арене, а число их неуклонно сокращается. Бури, бушующие ныне в арабских странах, надвигающийся очередной глобальный финансово-экономический кризис – признаки того, что мир вступает в новую эпоху, грозную и непредсказуемую. 

В этих условиях отрезать пути к урегулированию конфликта, обрекать Израиль на бесконечную конфронтацию с соседями - недальновидно и безответственно. Общественности стоит не отводить глаза и зажмуриваться, а видеть проблему ясно и трезво, во всем ее объеме, сложности и судьбоносности. 

Марк Амусин