ЗАГАДКИ В БУДУЩЕЕ, или Как умирали этносы

Книжное обозрение
№24 (477)

На острове Пасхи деревья выше трех метров не растут. Это не самый загадочный феномен острова. Угрюмые статуи носатых гигантов, поставленных неведомо когда и неизвестно зачем по пустому безлесному косогору, – вот главная загадка, а скорее – мистическая тайна острова Пасхи. Однако скудость растительности на этом вулканическом острове кажется неестественной, природно непостижимой. Ведь остров Пасхи – самый безлесый из всех островов Полинезии, затканных пышным растительным ковром. Почему начисто исчезли деревья с этого острова, которому положено быть покрытым вечнозеленым тропическим лесом? И отчего вымерло коренное население, эти древние таинственные полинезийцы, оставившие на острове такую удивительную каменную скульптуру и дощечки, покрытые так и не разгаданными до сих пор письменами? О чем это исчезнувшее племя хотело сообщить далеким потомкам, так и не разгадавшим таинственного послания?
Эти вопросы так часто, так бесплодно и безответно ставились учеными всех мастей – от географов и биологов до антропологов и этнографов – что считаются в научной среде чистой риторикой. Однако автор Джаред Диамонд в своей сенсационной книге «Обвал: как народы выбирают – быть или не быть» не только четко и резко ставит эти наболевшие вопросы, но и отвечает на них – сурово и бескомпромиссно. Само собой – провокативно. Его точка зрения архиоригинальна, но ей нечего противопоставить ввиду того, что полинезийское прошлое острова Пасхи – серое пятно, черная дыра истории.
Диамонду не впервые смущать научный мир и просвещать, увлекая широкую публику полемической остротой проблематики и ярким стилем повествования. По профессии он - географ, преподает в Университете Калифорнии в Лос-Анджелесе. Профессия эта, как и общества, о которых Диамонд пишет, находится под угрозой вымирания. Ведь белых пятен на мировой карте уже не осталось. Но в книгах Диамонда эта старомодная профессия применяется свежо и актуально и ведет его, а вместе с ним и читателя, по terra incognita исчезнувших цивилизаций.

Семь лет назад, еще молодым писателем-географом, Диамонд получил Пулитцеровскую премию за свой эпатажный бестселлер «Пушки, бактерии и сталь», где он исследует, каким путем западные страны добились политического и технического преобладания. Уже само название книжки дает читателю ключ к пониманию концепции автора.
А в только что вышедшем «Обвале» автор – подобно главному герою Лораксу из одноименной книжки доктора Зюсса – восседает на дымящихся развалинах сгинувших стран и народов и преспокойно разъясняет, как они пали и – в каждом отдельном случае – почему. Что самое поразительное: эти этносы даже не видели, не предчувствовали, к какому концу идут. Каков парадокс, однако: на краю пропасти эти обреченные народные коллективы чувствовали себя уверенно, комфортно и самодовольно.
Остров Пасхи – один из самых удаленных от материка, затерянный в Тихом океане, в 2300 милях от чилийского берега. «Цивилизация в бутылке». Как и отчего наступил ее упадок и коллапс?
Диамонд действует как заправский сыщик, но поле его детективной деятельности – не настоящее и даже не ближайшее, а далекое-далекое прошлое: все свидетели давно во прахе, а свидетельства не дешифрованы. Что делать любопытствующему и упрямому ученому? Диамонд тщательно отслеживает все сведения, намеки, улики, факты, выуженные им из археологии, геологии и географии острова, и приходит к ошеломляющему выводу: на острове Пасхи произошла экологическая катастрофа. Сейчас это кажется невероятным – при теперешнем безлесии и размытости почвы. Но когда-то на острове Пасхи росли самые мощные пальмовые деревья в мире. Когда на остров прибыли первые поселенцы, их встретили пышные тропические леса, богатство растительной и животной, в основном птичьей, жизни, плодородие почвы и благодатный климат. И весь этот природный вечнозеленый рай был уничтожен в сравнительно короткие сроки. Жители острова истощили, перенапрягли и таким образом уничтожили хрупкую островную экосистему, не ведая, что творят.
Массовый суицид по невежеству.
Когда полинезийцы срубили все реликтовые пальмы на острове, они, сами того не сознавая, обрекли себя на вымирание. Без древесины нельзя было строить каноэ. Без каноэ нельзя ловить рыбу. Не спохватились вовремя, просвистали свое время. Тропические леса на острове сменила безлесая степь, и почва была так сильно размыта, что заниматься традиционным тропическим земледелием стало невозможно.
Таков ход рассуждений Диамонда, этого исторического географа, «предсказывающего назад».
«Ну, а дальнейшие последствия предсказать и того легче, - бесстрастно констатирует Диамонд. – Голод, разруха, вымирание населения и – неизбежный каннибализм». Элементарно: последние островитяне просто съели друг друга.
А возведение каменных статуй – одну за другой - с их трагической хмуростью, эмоциональным мраком Диамонд толкует как отчаянную мольбу о помощи, обращенную островитянами – через каменных горевестников - к своим могущественным, прибывшим из-за океана предкам.
Все это кажется невероятным, но невероятное случается гораздо чаще, чем принято считать.
Пока полинезийцы на острове Пасхи терпели эту экзистенциальную муку, схожая трагедия разыгрывалась за тысячи миль к северу в гренландской колонии викингов. Эти выносливые и отважные скандинавы высадились на южной оконечности Гренландии, где климат был сравнительно мягок, и основали там поселение в 5000 человек. Но они также чрезмерно расширили свои владения за счет рубки лесов, развалили экологическую систему острова и дорого поплатились за это. Они допустили кучу ошибок, но самой страшной было то, что они извели реликтовые гренландские леса и в результате лишились дров, необходимых для плавки железа. Исландцы были потрясены, когда гренландцы вошли в их порт на судах, скрепленных деревянными колышками и китовым усом – вместо железных гвоздей.
Викинги претерпели все ужасы выживания и вымирания также по причине своего невежества и фанатизма. Аборигенов острова – индейское племя инуитов – они презрительно называли дикарями и горемыками, игнорируя тот факт, что эти дикари успешно ходили на своих усовершенствованных и модерных кайаках на тюленей и китов.
Еще один поразительный факт. Хотя фиорды и озера Гренландии буквально кишели рыбой – там в изобилии водились пикша, треска, форель, сельдь, голец, - викингам в голову не приходило заняться рыболовством. Очевидно, у них существовало рыбачье табу, и они считали ниже своего достоинства ловить рыбу.
Диамонд не очень красноречивый писатель, да это и не нужно. «Обвал» пестрит описаниями невыносимых, кошмарных страданий и смерти. Мы видим последних оставшихся в живых, отчаявшихся взбунтовавшихся викингов, пожирающих новорожденных телят и даже собственных охотничьих собак.
Перед нами предстает в деталях и уликах упадок империи майя, стирание с лица земли индейского народа Анасази – они строили в пустыне комфортабельные пятиэтажные дома, выше которых не было в Северной Америке вплоть до 1880-х годов, - и последние дни Мангарева, крохотного тропического острова, где горстка уцелевших обитателей не только поедает друг друга, но еще и раскапывает погребенные трупы и пожирает их.
Каннибалы, съев себе подобных, превратились в трупоедов.
Помимо исторических и доисторических племен, в этой книге также пристально и беспристрастно рассмотрены современные общества, которые, на взгляд Диамонда, злоупотребляют экологическим равновесием на свой страх и риск. Среди них – Китай, где ежегодно 300,000 человек умирают от загрязнения воздуха. Другая земля под угрозой – американский штат Монтана, страдающий от опустошительного действия лесной и горной промышленности.
Сквозь всю книгу красной нитью проходит пытливый авторский вопрос: почему одним цивилизациям суждено сгинуть, а другим – цвести и выживать?
В «Обвале» приводятся и удачи - не только провалы. Например, Исландия, которой удалось преодолеть чудовищный ущерб, нанесенный окружающей среде, и восстановить чистоту и равновесие экологической системы.
Несмотря на весь трагизм примеров, в этой весьма пессимистичной книге есть обнадеживающие вести. В большинстве случаев проблемы, с которыми столкнулись вымершие народы, не были неразрешимыми. Просто осложнения не были замечены вовремя – по культурной слепоте, научному невежеству или просто по легкомыслию. «Нам не нужны новые технологии, чтобы разрешить наши проблемы, - пишет Диамонд. – Нам необходима политическая воля, чтобы пустить в дело уже существующие решения».
Хочется надеятся, что благодаря интересной и поучительной книге Диамонда мы сможем увидеть и понять собственные проблемы немного яснее и раньше – до того, как решили срубить нашу последнюю «пальму».