Выгодней героина

Из штата в штат
№23 (476)

Как бы мы себя ни закаляли и как бы ни стремились вести здоровый образ жизни, избавиться от недугов или, по крайней мере, облегчить страдания человека призваны лекарства. К сожалению, мировой рынок медикаментов все больше и больше заполняется подделками, некачественными товарами или препаратами, срок годности которых давно вышел.
Приведу несколько цифр, взятых мной из различных источников. В России 10 процентов от общего оборота лекарственных средств составляют лекарства-подделки (counterfeit drugs). Много это или мало? Смотря с чем сравнивать. Согласно интернет-сайту WebMD, рынок медикаментов в Украине и Нигерии на 40 процентов состоит из подделок или аутентичных лекарств, которые нельзя реализовывать среди населения. В Пакистане таковых 50 процентов, в Китае - 13 процентов.
Не правда ли, шокирующая информация? В то же время власти различных государств, включая и приведенные выше, слишком уж пассивно реагируют на происходящее на рынке лекарств. Соединенные Штаты - не исключение, и это при том, что в прошлом году по числу зарегистрированных инцидентов с выявленными подделками, воровством и перепродажей медикаментов наша страна вышла на первое место в мире.
Представители Federal Drug Administration (FDA) утверждают, что нечего паниковать, мол, на три миллиарда рецептурных препаратов, реализуемых ежегодно в США, подделок и не пригодных к приему лекарств не более 1 процента. Однако у меня эта цифра вызывает большое сомнение, так как на некоторых медицинских веб-сайтах приводилась совсем другая статистика - 10 процентов. Впрочем, давайте согласимся, что даже 1 процент - это страшно, ведь люди, которым попалось лекарство-пустышка, могли серьезно пострадать или даже погибнуть. Как, например, двое наших сограждан, о которых писал в свое время популярный журнал “Бизнес Уик”.Эти люди, слава Богу, не умерли, однако сильно подорвали свое здоровье, принимая фальшивый инсулин.
Честно говоря, очень не хочется перегружать читателя большим количеством фактов, но в этой статье без них просто не обойтись. Слишком серьезная тема, чтобы быть голословным.
По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), за период с 1982 года по октябрь 1997 года в мире было зарегистрировано более 750 случаев фальсификации лекарств, причем 25 процентов из них оказались на рынках развитых западных стран. Пострадали тысячи людей.
А вот куда более свежая информация, опубликованная в мае нынешнего года, - отчет, подготовленный специалистами из Pharmaceutical Security Institute. В прошлом году, говорится в отчете, мировая торговля лекарствами-подделками (fake), ворованными медикаментами (theft), а также препаратами, которые сначала умыкнули, а переправили оптовым торговцам без соблюдения необходимых мер безопасности (diversion), возросла на 16 процентов.
Больше всего официально зарегистрированных инцидентов пришлось на Соединенные Штаты - всего по трем категориям (fake, diversion, theft) их набралось 72. За США следуют: Колумбия - 60 случаев, Китай - 59, Россия - 50, Индия - 39, Перу - 25, Украина - 24, Бразилия - 19, Израиль - 18, Мексика и Англия - по 17.
Прогноз на ближайшее будущее для Соединенных Штатов неутешителен. “Торговцы фальсифицированными и ворованными медикаментами стремятся в США, так как наш рынок не только самый большой в мире, но и цены на лекарственные препараты выше, чем где-либо”, отмечает Катерина Эбан, известный эксперт, занимающийся данной проблемой.
По данным National Association of Chain Dug Stores, в 2003 году в США было продано лекарств на сумму 203 млрд. долларов.
С 1997 по 2000 год сотрудники FDA расследовали ежегодно в среднем пять серьезных инцидентов с фальсифицированными лекарствами. С 2001 по 2004 год их число возросло в 4 раза! Все чаще в руки правоохранительных органов попадает крупный улов, а это сотни тысяч упаковок. А сколько не попадает, пройдя по цепочке, о которой мы поговорим ниже, оказавшись в итоге на прилавках аптек?!
Два года назад FDA вынуждена была отозвать из аптек 200 тысяч упаковок поддельного липитора - средства для снижения уровня холестерола в крови. Спустя некоторое время с рынка были изъяты значительные по размеру партии фальсифицированных лекарств эпоген и прокрит.
Эксперты утверждают, что торговля лекарствами-подделками становится выгодней, чем торговля героином: упаковка эпогена продается в рознице по цене 5 тысяч долларов...
Каким же образом поддельный и некачественный товар попадает в аптеки? Нормальная, легитимная схема движения произведенных медикаментов выглядит следующим образом: предприятие-изготовитель - солидный оптовый покупатель - аптека. Действительно, более 90 процентов всех выпущенных препаратов распространяют три крупнейшие торговые корпорации: Cardinal Health, McKesson и AmerisourceBergin. Оставшиеся 10 процентов - мелкие оптовые фирмы, однако счет им идет на тысячи. Многие из них действуют в рамках закона, но есть и такие, которые не чураются приобретать товар сомнительного происхождения на “черном рынке”. Покупая лекарства, они предлагают его не аптекам, которые с подозрением относятся к малоизвестным на рынке бизнесам, и не грандам, типа Cardinal Health, а таким же, как они, предпринимателям, но рангом повыше, уже приобретшим кое-какую репутацию. Таким образом, перед тем как оказаться на складе солидной фирмы, которая не чурается приобретать медикаменты по низким ценам, вступая в сделку с дистрибьюторами средней руки, поддельный или ворованный товар проходит через многозвенную цепь. Если следователи захотят проследить всю цепочку, им этого практически не удастся сделать, так как мелкие оптовики никакой отчетности не ведут.
В мае нынешнего года, после появления на свет отчета Pharmaceutical Security Institute, в Конгрессе был предложен к рассмотрению билль, предусматривающий обязательное ведение отчетности (“pedigree papers”) - Food, Drug and Cosmetic Act. Однако будет ли он выполняться на практике в случае одобрения законодателями?
Я не случайно задаю этот вопрос. В1988 году Конгресс принимал уже аналогичный билль-близнец - Prescription Drug Marketing Act, предусматривающий обязательное ведение оптовиками документации на приобретенный и проданный товар. Однако администрация FDA по собственной инициативе отказалась от неукоснительного выполнения федерального закона от 1988 года, пойдя на поводу у оптовых торговцев лекарствами. Ведение документации превратилось из обязательной процедуры в добровольную. На каком основании? Оптовики сумели убедить федеральное агентство, что пункт закона о “pedigree papers” для них очень обременителен. Это ведь придется на каждый отправленный контейнер накладную заполнять! В FDA этим мольбам вняли, связав по рукам и ногам собственных же инспекторов, на вопрос которых: “откуда дровишки?”, следовал бодрый ответ - “из леса вестимо”.
К чему привела эта политика, видно из выступления супервайзера флоридского Департамента здравоохранения Цезаря Ариаса на слушаниях в одном из подкомитетов Палаты представителей. Мистер Ариас отчитывался о результатах расследования, связанного с арестом двух дилеров, поставлявших в розничную сеть лекарства, не пригодные для употребления, на сумму в 1 млн. долларов. “Никто из нас не может быть сегодня уверен, что лекарство, которое он принимает, принесет пользу, а не вред”, - сказал он.
Чтобы отвести от себя критические стрелы и спасти, как я понимаю, свою репутацию, администрация одного из трех дистрибьюторских “китов” - Cardinal Health - недавно заявила, что она резко сократит приобретение лекарств у посредников. Между тем представители этой фирмы, а также их коллеги из McKesson и AmericourceBergin вызваны повестками для дачи показаний в Генеральную прокуратуру штата Нью-Йорк, которая в настоящий момент ведет следствие по факту поставок фальсифицированных и некачественных медикаментов.
Остается надеяться, что нью-йоркский Генпрокурор Элиот Спитцер, а вслед за ним и его коллеги смогут наконец-то оперативно ответить на предупреждение Цезаря Ариаса.