Судьба традиционной семьи в современной Америке

Экспресс-опрос "РБ"
№14 (467)

Об эрозии семейных ценностей в Америке говорят чаще и громче, чем о расколе страны на два лагеря или исчезновении среднего класса. Может быть, потому, что последние две проблемы - конек находящихся в оппозиции демократов, тогда как первая – конек находящихся у власти республиканцев под предводительством главного защитника family values Джорджа Буша? А может быть, потому, что семейным ценностям действительно угрожает большая опасность, чем единству страны или среднему классу?
Так или иначе, судьба традиционной семьи в современной Америке – на повестке дня и в центре внимания общественности. Священнослужители произносят волнующие проповеди на эту горячую тему, деятели разного калибра наживают на ней политический капитал, журналисты посвящают ей острые статьи и передачи, ученые анализируют ее в солидных трудах, а писатели и режиссеры - обыгрывают в своих книгах и кинофильмах.
Защитники традиционной семьи (обычно «правые») утверждают, что в современной Америке ее подстерегают многочисленные опасности. Кроме того, ей нанесли непоправимый ущерб различные тенденции и правозащитные движения последних десятилетий. Феминизм, перебросивший женщин из захламленных кухонь в идеально чистые офисы. Сексуальная революция, предварившая вступление в брак длительным периодом пробных любовных связей. Выход из подполья гомосексуалистов и лесбиянок, требующих называть семьями свои противоестественные союзы. Разрешение абортов и противозачаточных средств, резко уменьшивших рождаемость. Законы о domestic violence и child abuse, помешавшие мужьям котролировать жен, а родителям – детей. Рок-и рэп- музыка, воспевающие неподчинение авторитетам и культивирующие бунт. Даже Интернет, открывший детям и подросткам доступ к порнографии.
Оппоненты бьющих тревогу защитников family values (обычно «левые»), напротив, считают, что упомянутые тенденции и движения послужили во благо семьи и укрепили ее, хоть несколько и видоизменили, ибо современных супругов, а также родителей и детей связывают гораздо более теплые и искренние чувства, чем в прошлом. Именно в традиционных, порой весьма респектабельных семьях творились различные беззакония и происходили многочисленные трагедии, которые никогда не освещались в прессе. Разве можно забывать о женщинах, подвергавшихся всевозможным издевательствам, о физически и морально искалеченных детях, о пренебрежительном и жестоком отношении к пожилым людям, об адюльтерах, походах в публичные дома, битвах за наследство, интригах, предательствах и даже убийствах?
По мнению «правых», тревога за судьбу традиционной семьи полностью обоснована и оправдана. По мнению «левых», она отчасти обусловлена тоской некоторых групп населения по утерянной власти. Так, многие мужчины тоскуют по старым добрым временам, когда женщины им прислуживали и подчинялись, а если жена бежала в полицейский участок с подбитым глазом, ее отправляли обратно к господину и повелителю, ибо у бравых копов были дела поважнее – убийства, ограбления и т.д. Родители тоскуют по временам, когда детей можно было шлепать, сечь, бить ремнем, оставлять без ужина и запирать в темном чулане, а если отец или мать заходили слишком далеко в своей расправе, на их пороге не возникал представитель Child Welfare Agency и не грозился лишить их родительских прав. Пожилые люди тоскуют по временам, когда в семьях царили иерархия и субординация, когда старших уважали только потому, что они – старшие, когда при входе деда в комнату вставали все дети и внуки, а к советам бабушек прислушивались все зятья и невестки. Наконец, многие американцы тоскуют по тому (не всегда оправданному) чувству стабильности и безопасности, которые обеспечивала жизнь в лоне большой семьи, в окружении множества вроде бы любящих друг друга людей – бабушек, дедушек, дядь, теть, двоюродных и троюродных братьев и сестер, племянников и племянниц.

И все же какова судьба традиционной семьи в современной Америке? Действительно ли институт семьи находится под угрозой? Действительно ли размываются семейные ценности? Исчезает ли семья в том виде, в каком мы ее знали? Или семья, хоть и видоизмененная, сохраняется и укрепляется?

С этими вопросами мы обратились к политикам, общественным деятелям и журналистам.[!]


Джерролд Надлер,
конгрессмен США:

Американская семья не исчезает, но меняется. Благодаря институту семьи человечество на протяжении веков защищало уязвимых, а члены семьи разделяли бремя жизни. Но по мере того, как меняется общество, меняется и семья. Очень часто политики и общественные деятели говорят о семье и семейных ценностях, имея в виду традиционные концепции. Я видел любящие, сильные семьи любой «конфигурации», и их разнообразие в Америке меня не беспокоит – наоборот, оно меня вдохновляет. Согласитесь, что независимо от структуры семьи, общество должно поддерживать стремление воспитывать детей, давать им образование, заботиться о пожилых людях. Это наша общая ответственность.

Мартин Голден,
сенатор штата Нью-Йорк:

На протяжении истории институт семьи неоднократно доказывал свою важность. Она не уменьшилась и в наши дни. Крепкая семья – основа здорового общества. Необходимо, чтобы традиционные семейные ценности продолжали оставаться сильными, и мы должны стараться, чтобы их укрепляли в каждом американском доме.

Сюзан Вайдман Шнайдер,
главный редактор еврейского женского журнала «Лилит»:

Мне кажется, что в результате перемен стали крепче такие семейные ценности, как взаимопонимание, умение супругов делиться жизненным опытом. Произошло это после того, как женщины пополнили ряды работающих американцев.Когда женщина работает или даже занимается важным делом на добровольных началах, она легче находит общий язык с мужем, он ее больше уважает - об этом свидетельствуют труды многих социологов.
В эгалитарной семье у обоих супругов не только больше ответственности, но и больше точек соприкосновения. Роли мужчины и женщины в такой семье становятся менее определенными, у женщины появляется больше власти, и дети относятся к ней с большим уважением. Кстати, дети, выросшие в эгалитарных семьях, в свою очередь, создают такие же.

Лиса Хостин,
редактор Еврейского телеграфного агентства:

Исчезает ли традиционная семья в Америке? Ни в коем случае: просто меняются традиции, и обществу лучше поспевать за ними, иначе нашу страну ожидают даже большие неприятности, чем те, что мы уже имеем.
Представление о том, что такое семья, меняется, расширяется, но семейные ценности, так же как и ценности трудовые, коренятся в сердцах американцев столь же глубоко, как всегда. Разница лишь в том, что у женщин сегодня – две миссии вместо одной, и они ловко жонглируют своими обязанностями в семье и грудой дел на работе.
Тем же, кто считает себя главным хранителем семейных ценностей и защитником крепких, здоровых семей, пора проснуться, принюхаться к кофе, которое мы пьем, и начать проводить такую социальную и экономическую политику, какая сделает кофе в чашке каждого из нас более крепким и вкусным.

Бэлла Зелкина,
директор программы «Консультативный совет по делам иммигрантов»/NYANA:

Я буду говорить в основном о том, что происходит с семьями иммигрантов. Иммиграция (это научно обосновано) – тяжелый удар по семье, потрясение, сотрясение, равное по силе потере близкого человека. В семьях иммигрантов происходит перестановка сил. Дети, привыкшие к тому, что родители старше, умнее, сильнее, вдруг во многом их опережают. Быстрее усваивают язык, реалии жизни в Америке, помогают родителям, дедушкам и бабушкам разбираться в деловых бумагах, идут с ними в различные офисы, исполняют роль переводчиков.
Мужчины, привыкшие главенствовать в семье, тоже начинают вдруг осознавать, что женщины их во многом опережают. Они легче входят в современную жизнь, часто становятся кормильцами и лидерами семей. Мужчины, к сожалению, менее гибки, труднее приспосабливаются к новым условиям. Все это тяжело, драматично. Семья испытывает шок, в лучшем случае – переживает кризис.
Как выйти из этого кризиса? К сожалению, я не могу дать «рецепты». Но мне хочется думать, что если отношения между людьми основаны на любви и уважении, им удастся преодолеть все барьеры. Распадаются, в основном, семьи, которые и не стоило сохранять, в которых супруги жили вместе по инерции, а в новых, тяжелых условиях осознали, что между ними мало общего. Хотя известно, что иногда расстаются люди очень положительные, уважающие и любящие друг друга. И никого в таких ситуациях осуждать нельзя. Как распад семьи сказывается на детях - это уже другой вопрос.
В современной Америке семьи разнообразные. Есть такие, где мама и папа – две женщины. В наше время стало допустимым многое из того, что раньше считалось редким и шокирующим. Как к этому относиться, каждый решает в меру своего понимания. А вообще я желаю всем супругам, чтобы они жили долго и счастливо и умерли в один день.

Хуана Понс де Леон,
главный редактор интернет-издания Нью-Йоркского отделения Ассоциации независимой прессы США (IPA-NY):

Все зависит от того, какую общину вы рассматриваете. Например, у выходцев из стран Латинской Америки, Пакистана, Бангладеш, других иммигрантов семья остается главным организующим фактором. Более того, в этих общинах сохраняются большие семьи, куда входят представители многих поколений. Что же касается американского общества в целом, то институт семьи здесь действительно становится слабее. Но причина тому – не правозащитные движения последних десятилеий, а экономическая ситуация. Дети часто вынуждены оставлять родителей, переселяться в другие города и штаты в поисках работы, более доступного жилья, более благоприятных условий жизни.

Марк Зарх,
раввин:

Да, семейные ценности в Америке размываются, как и в любом другом секулярном обществе, в обществе потребления. Такое общество – замечательное место для индивидуального развития, но не для создания семьи. Мужчины и женщины экономически независимы, им предоставлены все возможности для проявления эгоизма и удовлетворения своих потребностей. Человек воспринимает себя как пуп земли. Он – индивидуалист, ему никто не нужен, кроме, разве что, собутыльника, случайного собеседника, временного сексуального партнера.
В иудаизме все наоборот. Человек стремится к Творцу, к первопричине всего сущего, хочет уподобиться Ему. А значит – стремится преодолеть свой эгоизм, быть не животным, а человеком, жить не только в материальном, но и в духовном мире, не только брать, но и давать. Человек создает семью именно для того, чтобы давать другому, заботиться о муже или жене, а потом – о детях. Однако сохранение духовных ценностей – в том числе семейных – это не задача государства. Государство должно заботиться об индивидуумах, создавать условия для их нормального и свободного существования. Насаждение духовных ценностей – задача религиозных учреждений. К сожалению, наши иммигранты, в отличие от американцев, не привыкли ходить в синагоги и церкви – и в этом их главная проблема. Мы не приобщаемся к духовным ценностям, не передаем их детям, и они в свою очередь становятся отъявленными индивидуалистами.

Сэм Клигер,
глава отдела Американского еврейского комитета по связям с общиной выходцев из СССР-СНГ:

Институт семьи в западном обществе, в том числе в Америке, очень сильно изменился. Одно из главных изменений – переход от extended к nuclear family, то есть от большой, состоящей из многих поколений семьи к семье-ячейке (мама, папа, дети).
Другое изменение – резкое уменьшение числа детей в семьях. И это явление наблюдается везде – от Сибири до запада США. Во многих местах число детей в семьях не достигает уровня воспроизводства населения. Чтобы воспроизводство происходило, каждая женщина должна родить по меньшей мере 2.2 ребенка. В Европе, России и многих частях Америки это число меньше. В еврейских семьях (за исключением ортодоксальных) – тоже. В нашей общине оно равно в среднем 1.7.
Третье изменение – собственно отношение между супругами. В настоящее время все больше мужчин и женщин (около 80%) не только разводятся, но и вступают в повторные браки. Некоторые вступают в брак три-четыре раза. То есть наблюдается не традиционная моногамия и не полигамия, а так называемая «последовательная моногамия». Такая картина наблюдается и в еврейских семьях, в том числе – в нашей общине.
Четвертое изменение – в подходе к воспитанию детей. Изменились и отношения между взрослыми детьми и их родителями.
Наконец, увеличилось число союзов между людьми нетрадиционной сексуальной ориентации, и в обществе обсуждается вопрос, можно ли эти союзы называть семьями. Вопрос этот – более широкий, чем может показаться на первый взгляд. Если однополые союзы можно считать семьями, то почему не называть семьей любые другие сочетания – полигамию, полиандрию, союзы, основанные на бисексуализме и т.д.?
Традиционная семья – с мужем, женой и детьми – имеет огромную ценность, и общество должно всерьез задуматься над тем, должно ли оно бороться за ее сохранение или допустить разрушение.

Малка Будиловская,
президент еврейской иммигрантской общины Старрет Сити:

Когда в семье есть что-то ценное, например, бриллианты, их тщательно хранят и передают детям. Но гораздо более важной является передача духовных ценностей. И главные из этих ценностей – любовь, взаимопонимание, взаимоуважение. Ценно, когда дети видят в отце и матери не просто старших по возрасту, но и друзей, к которым можно обратиться в трудную минуту, с которыми хочешь поделиться тем, что беспокоит.
Почему рушатся многие иммигрантские семьи в Америке? Потому, что у них нет ценностей. Нет той закваски, которая могла бы в любых условиях цементировать семью, нет стержня, который столь для нее необходим. Если эти ценности имеются в душе у отца и матери, дети их не просто принимают, они все время с ними соприкасаются и, став взрослым, передают своим детям. Семьи, которые рушатся здесь, и там, в Союзе были ненормальными. Просто там было больше возможностей завуалировать свои проблемы, скрыть их. Нормальные семьи в большинстве своем не рушатся. Они переживают тяжелый период, но выходят из него с честью. И дети тоже помогают родителям его пержить. И еще одно - духовные ценности нельзя навязывать. Они должны быть настолько важными и нужными, чтобы дети сами захотели их взять.

Светлана Данилова,
испольнительный директор культурного центра горских евреев:

На эти вопросы нельзя ответить однозначно. Многое зависит от того, о какой общине идет речь. Впрочем, в Америке меняются отношения и в очень традиционных общинах, например, среди евреев с Кавказа или из республик Средней Азии. В этих общинах мужчина всегда считался главой семьи, а женщина старалась не унижать его, не «подкапываться» под его статус. Здесь мужчины – особенно в возрасте 40-50 лет – труднее находят работу, возможно, потому, что, в отличие от женщин, не хотят заниматься неквалифицированным трудом. В результате женщины становятся кормильцами, а потом и лидерами семей. И мужчинам трудно с этим смириться. Там они могли хотя бы создавать видимость, что носят жен на ладони. Здесь это сделать невозможно. В результате начинается ломка семей, увеличивается число разводов. Правда, семьи, которых связывали по настоящему искренние, уважительные отношения, легче переживают период адаптации и не распадаются.
Наши молодые люди, которые растут уже в новом обществе, усваивают его традиции, его отношение к семье, к женщине. Они находят любимых уже без подсказки бабушек и дедушек и создают современные семьи, где у мужей и жен – новые роли, теплые отношения и взаимное уважение.
На мой взгляд, еврейские организации должны помогать семьям преодолевать кризис. Ведь традиционная семья – это основа общества. Поэтому я не приемлю однополые браки. На мой взгляд, это – нарушение вековых нравственных ценностей, и ни к чему хорошему они не приведут.


Комментарии (Всего: 2)

неплохо

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
неплохо

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *