Действительно ли исЧезает американский средний класс?

Экспресс-опрос "РБ"
№9 (462)

В последнее время политики и журналисты все чаще говорят о явлении, якобы имеющем место в американском обществе – о постепенном исчезновении среднего класса. Говорят и о постоянном углублении пропасти между очень состоятельными и, мягко говоря, небогатыми американцами. А любители мрачных прогнозов даже предсказывают, что поляризация общества может привести к печальным результатам – вплоть до прихода к власти ультралевых популистов и превращения Америки в государство оруэлловского типа.[!]
Дебаты ведутся также о причинах вырождения среднего класса и углубления разрыва между богатыми и бедными. Деятели право-консервативного толка убеждены, что в основе этого явления – чрезмерное вмешательство «большого правительства» в дела малых бизнесов, а также непомерное расширение сети социальных программ, которые способствуют разрастанию класса неимущих получателей госпособий и превращают Америку в полусоциалистическое общество. Деятели леволиберального толка, напротив, считают, что Америка возвращается к временам необузданного капитализма, что средний класс изнемогает под бременем инфляции и налоговой политики Буша, а если какой-то класс и разрастается, - так это класс людей сказочно богатых и страшно далеких от простого (и среднего) народа.
Конечно, есть политики, политологи, экономисты и журналисты, которые не принимают теорию исчезновения среднего класса всерьез: по их мнению, промежуточная прослойка была, есть и будет – это костяк американского общества, соль американской земли. Да, некоторые представители среднего класса переходят в высший класс, а другие опускаются до уровня работающих бедняков, но в целом существованию «золотой середины» ничто не угрожает.
Но теории теориями, а реальность реальностью. И в этой реальности работающим семьям со средними доходами все труднее купить дом в приличном районе, послать детей в респектабельный колледж, выплатить долги кредитным компаниям, провести отпуск в каком-нибудь экзотическом уголке нашей или, тем более, других стран. А ведь в недалеком прошлом эти основные слагаемые американской мечты принимались как должное...


Так что же происходит? Действительно ли исчезает средний класс? И если да, то каковы причины этого печального явления? А может быть, оно наблюдается только в больших городах? С этими вопросами мы обратились к политикам, бизнесменам, ученым, адвокатам и журналистам.

Чарлз Шумер,
сенатор США:

На среднем классе может самым плачевным образом отразиться налоговая реформа, которую собирается провести президент Буш. Будучи членом сенатского финансового комитета, я намерен всячески ей противостоять. Часть реформы – отмена закона, дающего возможность списывать выплаченные городам и штатам подоходные налоги при заполнении федеральной налоговой декларации.
Президент и его советники полагают, что эта отмена главным образом ударит по состоятельным жителям нескольких «голубых» штатов, проголосовавших за демократов на прошедших выборах. На деле она ударит по жителям всех штатов и всех имущественных категорий - от работающих семей со скромными доходами до самых богатых семей.
Многие консервативные политики выступают против повышения налогов и некоторых форм двойного налогообложения. Но ведь отмена списывания местных подоходных налогов при заполнении федеральной налоговой декларации – это тоже своего рода «двойное налогообложение» для миллионов американцев. Федеральные налоги среднего класса подскочат на 5-15 процентов, налоги людей более состоятельных – на 20 процентов.
Для Нью-Йорка «двойное налогообложение» просто убийственно. Более 700,000 нью-йоркских семей с доходами до 75,000 долларов в год потеряют возможность списывать в среднем с 4, 700 долларов; 2.5 семей с доходами ниже 100,000 долларов в год - с 5,600 долларов; налоги семей с доходами ниже 40,000 долларов в год повысятся на 468 долларов.. Другими словами, средняя семья из среднего класса будет терять до 1.4 процентов своих доходов.
Добавьте к этому повышение налогов на недвижимость, повышение платы за обучение в колледжах и т.д., - и вы осознаете, какое тяжелое бремя придется нести среднему классу.

Джерролд Надлер,
конгрессмен США:

Средний класс не исчезает, но на него давят со всех сторон. По подсчетам социологов, за последние 20 лет число детей, число детей, родившихся в богатых и бедных семьях, увеличилось, тогда как число детей среднего класса, напротив, уменьшилось. Это происходит потому, что люди, получившие высшее образование в элитарных колледжах, находят работу и получают высокую зарплату, тогда как рабочие места, некогда доступные людям, не получившим блестящего образования, уходят сейчас за границу.
Я не думаю, что средний класс находится под угрозой полного исчезновения. Но, по моему мнению, правительство должно укреплять средний класс, создавая здесь, в Америке, рабочие места для людей разных профессий, с разным уровнем образования.

Карл Крюгер,
сенатор штата Нью-Йорк:

В городе Нью-Йорке средний класс действительно стал вымирающей породой. Но виноваты в этом не законы эволюции, а непомерное бремя, какое взваливает мэр города Майкл Блумберг на мужчин и женщин, работающих не покладая рук.
Людям все труднее сохранять верность и преданность этому городу, где государственные школы не дают детям нормального образования, где домовладельцы с трудом поспевают за ростом налогов на недвижимость (только в прошлом году они выросли на 21 процент), где малые бизнесы задыхаются под грузом всевозможных правил и инструкций, а субсидированное жилье становится редким, если не исчезающим явлением.

Стивен Симбровиц,
депутат Ассамблеи штата Нью-Йорк:

Некоторые политики утверждают, что есть две Америки, два штата Нью-Йорк, два города Нью-Йорка. А это утверждение очень далеко от реальности. В нашем штате живут самые разные люди, но основные ценности у всех порядочных людей – одни и те же. Так что на самом деле есть только один Нью-Йорк, и утверждать обратное – значит способствовать расколу общества.
Нью-Йорку нужны настоящие, сильные лидеры. А настоящими лидерами могут быть только те деятели, которые верят в единый Нью-Йорк, взывают ко всем ньюйоркцам. Очень важно, чтобы наши лидеры видели это единство и стремились к его укреплению.
В Нью-Йорке все еще есть средний класс, и он по-прежнему процветает. Говорить о двух Нью-Йорках - значит его игнорировать. Поэтому все представители властей нашего штата отвергают эту опасную теорию и верят, что мы должны противостоять ее сторонникам.
Это марксистская теория, которая сталкивает разные классы и служит только интересам провокаторов, а не рядовых американских граждан.

УильЯм Колтон,
депутат Ассамблеи штата Нью-Йорк:

Средний класс в Америке, безусловно, переживает очень трудные времена, находится под большим прессом. Отсутствие доступного жилья, замораживание 8-й программы, понижающиеся зарплаты, повышение стоимости обучения в вузах, взлет цен на жизненно важные медикаменты – все эти факторы способствуют эрозии среднего класса.
Когда мы слышим о том, как исполнительные директоры крупных корпораций выдают самим себе многомиллионные премии, в то время как в маленьких городах закрываются фабрики, где трудились сотни людей, мы осознаем, что средний класс выдавливают из категории... среднего класса, его лишают статуса.
На мой взгляд, политики федерального и местного уровня должны вынести проблемы среднего класса на повестку дня. Власти ответственны за создание среды, которая будет благоприятна для новых рабочих мест, доступного жилья, доступного здравоохранения, для того, чтобы все американцы имели возможность взбираться вверх по лестнице своей американской мечты.

Борис Рузин,
владелец Boris Auto School:

Я никогда не завидовал богатым. Чем больше богатых в стране, тем лучше развивается средний класс, тем больше рабочих мест.
Я живу в Стейтен Айленде и вижу, как он застраивается: возводятся новые дома, появляются новые жилые районы. В Бруклине тоже строятся новые кондоминиумы, да и старые дома покупают, обновляют. А ведь цены на жилье постоянно растут. Значит, средний класс существует, процветает и разрастается.
Особенно это касается нашей общины. От 80 до 90 процентов людей, покупающих дома в новых жилых районах Стейтен-Айленда, – это русскоязычные иммигранты. И мы не можем ориентироваться на отдельных неудачников, вернее даже, завистников, какие тоже встречаются в нашей общине. Они все еще верят в идеи, которые нам внушали коммунисты: отобрать, разделить поровну...
Конечно, не все русскоязычные иммигранты могут войти в средний класс. Но если даже 40 процентов наших поднялись – это прекрасно.

Мира Заргарова,
бухгалтер фирмы Maya Export & Import:

Многое зависит от места жительства. Так, в Нью-Йорке семья, доходы которой достигают 70-80 тысяч в год, не может купить дом в хорошем районе или послать детей в престижный колледж. В престижном Риго парке за 300 тысяч можно купить лишь дом, который находится далеко от метро, больших магазинов и т.д. Да и в Бруклине нельзя купить хорошую кооперативную квартиру за умеренную цену.
В других штатах цены на жилье ниже. Но там ниже и заработная плата. Так что в целом среднему классу в наше время приходится труднее, чем раньше. Может быть, это происходит потому, что рост зарплат не поспевает за ростом цен, за инфляцией.

Борис Сандлер,
главный редактор идиш “Форварда”:

Я не думаю, что средний класс исчезает - это означало бы, что и все общество летит в пропасть, что нам грозит катастрофа. Ведь благополучие любого общества держится именно на среднем классе.
Американское общество – гибкий организм со своими защитными механизмами. И здесь невозможно свести к нулю то, что развивалось на протяжении многих десятилетий. Тем более что и власти будут всячески этому препятствовать.
Я допускаю, что ухудшились условия жизни среднего класса. Допускаю, что возросли его потребности, а возможности за ними не поспевают. Может быть, также, что средний класс теряет стабильность, балансирует, пытаясь найти точку опоры. Но в конечно итоге он ее найдет. Мы видим это на примере программистов, которые процветали до кризиса, начавшегося после 11 сентября 2001 года. Если во время бума (в конце прошлого века) наблюдалась переоценка труда программистов, то сейчас наблюдается уже реальная его оценка. Тем не менее, программисты снова находят нишу благодаря своим знаниям, и снова повышают уровень жизни.

Светлана Данилова,
исполнительный директор культурного центра горских евреев:

Когда мы жили в России, она безуспешно пыталась догнать Америку. Сейчас, когда мы живем в Америке, у меня создается впечатление, что она пытается... догнать Россию. Война, огромный дефицит, сосредоточение правительства на внешней политике. Растут цены на предметы первой необходимости, большими темпами растет квартплата. В Калифорнии даже решили убрать целлофановые рулоны в магазинах, так что людям придется обзаводиться авоськами – совсем как в Союзе...
В таких условиях трудно всем, в том числе среднему классу. Разориться легко, а устоять, удержаться очень трудно. Мои дети, к примеру, учатся, работают, и с трудом сводят концы с концами. Если правительство не создаст условий для укрепления среднего класса, это может привести к катастрофе. Я надеюсь, что найдутся умные люди, экономисты, которые посоветуют президенту принять определенные меры для поддержки среднего класса.

Эндрью Уайт,
директор Центра по делам города Нью-Йорка в New School University:

В течение 90-х годов прошлого века доходы главным образом выросли у самых богатых ньюйоркцев, составляющих одну пятую часть населения нашего города. С 1992 по 1999 годы доходы этих богатых семей повышались ежегодно в среднем на 33 процента. В то же время доходы остальных ньюйоркцев росли только на пять процентов в год. А доходы самых бедных (тоже составляющих одну пятую часть жителей города) не росли вовсе.
Почему? Одна из причин – непомерное расширение сети бизнесов из сферы услуг, работникам которых, как правило, платят очень мало. Другая причина – неадекватно низкая оплата труда одиноких матерей, которые составляют большую часть городской бедноты.
Что происходит со средним классом? Что ж, для среднего класса еще есть рабочие места. Правда, у среднего и рабочего классов сейчас гораздо больше общего с работающей беднотой, чем в прошлом. Уровень жизни 80 процентов населения нашего города застыл на месте, в то время как самые богатые ведут почти что царский образ жизни.

Ирина МатийЧенко,
адвокат New York Legal Assistance Group:

Средний класс никуда не делся, и не может никуда деться. Просто изменился его уровень, его состав. В недалеком прошлом под средним классом подразумевались работающие американцы. Сейчас к среднему классу относятся скорее люди, чьи доходы раньше могли показаться колоссальными.
Лет двадцать назад американская семья, в которой работал хотя бы один из супругов, могла купить дом, послать детей в приличный колледж. Сейчас такое не по плечу даже семьям, где работают оба супруга. Так можно ли их отнести к среднему классу?
В современном американском обществе работающие семьи находятся в наименее выигрышном положении. Им, безусловно, труднее, чем богатым, а в чем-то труднее, чем... бедным. Людям со средними доходами нелегко поддерживать нормальный уровень жизни, нелегко и обеспечить себе безбедную старость.
Получатель велфэра, который никогда не работал, на старости лет получает SSI и Медикейд. А средний американец, который честно трудился всю жизнь, и чья пенсия порой ненамного превышает SSI, часто лишен надлежащей медицинской помощи. Такие вот печальные парадоксы...