Книги и картон

Книжное обозрение
№7 (460)

За всеми книжными новинками не уследишь, вот я и предлагаю обмениваться новостями. А еще хорошо бы не только читать хорошие книги, но и НЕ читать плохие. Поэтому я предлагаю обмениваться впечатлениями и о книгах, которые только на переработку годятся. В картон. Правда, живы еще теплые советские воспоминания: плохие книги сдаются в макулатуру, чтобы их переработали в бумагу и на ней напечатали хорошие книги; потому и талоны на хорошие книги за макулатуру давали. Вранье это все было. Из книг не получается бумага, а только картон, что тоже неплохо: на переработке книг в картон тоже пару деревьев сэкономим. Так что давайте делиться впечатлениями о книгах и картоне.[!]

КНИГИ
В издательстве «Иностранка» вышел русский перевод романа Фредерика БЕГБЕДЕРА «Окна в мир» (“Windows on the World”).
Фредерик Бегбедер мучительно пытается выразить невыразимое – ужас реальности, которая превзошла мрачнейшие голливудские фантазии. Невозможно описать самую чудовищную катастрофу в истории Америки, но можно хотя бы подумать, как жить в новом мире, что возник на нашей планете после 11 сентября 2001 года.
Действие романа происходит одновременно в Париже и Нью-Йорке.
“Windows on the World” – это ресторан на крыше одного из небоскребов Всемирного торгового центра. Утром 11 сентября 2001 года американский агент по продаже недвижимости зашел сюда позавтракать с двумя сыновьями. Вскоре “Боинг” врежется в башню, и люди в ресторане на мгновенье остановятся в небе между жизнью и смертью. Бегбедер описывает этот ад в небесах подробно – минуту за минутой. Тем временем в Париже второй главный герой – сам автор – и его дочь Хлоя сидят в таком же ресторане на последнем этаже башни Монпарнас... Экскурсы в прошлое, равно как и размышления автора о настоящем, занимают в книге столько же места, сколько новая американская трагедия.
Фредерик Бегбедер начинает рассказ о своей новой книге почти шутя:

– По-французски мой роман называется «Windows of the World»». На русский это переводится как «Windows of the World». Видите, как много общих слов во французском и русском языках! Я пишу о ресторане наверху одной из башен ВТЦ. Славное место! Нигде я не выпивал столько Hennessy, сколько там... Но однажды, в 8 часов 46 минут утра, ресторан превратился в гигантский шейкер. Людям, которые там были заперты, оставалось жить час сорок пять минут. А назавтра мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани сказал, что Всемирный торговый центр — наш «Титаник». И это была для меня точка рождения замысла. Такие катастрофы помогают разграничить эпохи. Финал моего романа (как и финал фильма «Титаник») заранее известен. Для романиста это особая задача - рассказать историю, которую уже знает весь мир. Но – вот парадокс! - пришлось очень многое искать и очень многое вообразить: что же происходило в ресторане, из которого никто не вышел? Нет ни одного свидетельства. Ни одного телерепортажа. Ни одного фотоснимка. Не странно ли для нашей эпохи: истинное начало XXI века произошло в молчании? И вообще - нужно ли рассказывать историю катастроф? Но, может быть, если катастрофы описывать, их все-таки станет меньше... Смешно себя хвалить. Но, по-моему, это моя лучшая книга.
Об авторе: Фредерик Бегбедер родился в 1965 году близ Парижа. Его мать, Кристин де Шатенье, занимается переводом “дамских романов” (даже сумела получить эксклюзив на переводы Барбары Картленд), а отец – профессиональный headhunter (“охотник за головами”, в данном случае – не за скальпами, а за знаменитостями). Бегбедер получил диплом политолога, затем десять лет проработал в рекламном бизнесе, где вполне преуспел, далее занялся журналистикой. Мимоходом основал литературную премию, которой удостоились, в частности, книги Мишеля Уэльбека и Виржини Депант. Слегка отметился в кинематографе - снялся в «мягком» порно “Дочь лодочника”. Писательскую славу Фредерику Бегбедеру принесли романы “Воспоминания необразумившегося молодого человека” (1990), “Каникулы в коме” (1995), “Любовь живет три года” (1997), “Рассказики под экстази” (1999) и “99 франков” (2000) - лидер книжных продаж года во Франции.

Бен Газзара «В тот самый миг: моя актерская жизнь» (“In the Moment: My Life as an Actor”), Carroll & Graf Publishers
Автор книги воспоминаний - в свое время очень известный актер Бен Газзара, и ему действительно есть что вспомнить – от нудных занятий под началом Марлона Брандо и до победы над тяжелой депрессией. Из нынешних актеров на него похож – и внешне, и по манере игры - красавец Энди Гарсия; но тому еще жить и жить до накала страстей, отличающего Бена Газзару. Газзара не пишет ничего личного о многих великих, с которыми его сводила жизнь. Зато о себе – пожалуйста: хроническое донжуанство с момента печального раннего крушения печальной ранней женитьбы; хронические романы, в том числе с Одри Хэпберн, Евой Габор и Элейн Стритч; хроническое пьянство в качестве средства против меланхолии. Честно – но без самолюбования. Просто – но о сложном. Сдержанно – но о бешеных страстях. На пресс-конференции, в свои 74, Бен Газзара выглядит еще ого-го: кашне, черно-белый клубный пиджак... да просто красивый он. Загадочный. Хрипотца легкая появилась после рака горла. Но не узнать прежнего сицилийского иммигранта из Восточного Манхэттена, родители которого так и не выучили английский, а дружки по банде так и не стали друзьями: Газзара говорит как британец, а пишет и того лучше. Иногда лишь проскальзывает мужская снисходительность сицилийца: «Я и не ожидал, что Одри Хэпберн так безумно мною увлечется. Она – не я! - всем рассказывала, что я разбил ее сердце. Она была такой классной леди... Да и вообще мои отношения с женщинами – это самооборона! Актерская слава действует сильнее, чем смазливая физиономия. Впрочем, какая уж там слава: я ни разу даже не номинировался на «Оскара»... Но и не ревновал к чужому успеху, потому что уж очень радовался каждой своей роли. Играть - вот что было счастьем».
Об авторе: Бен Газзара играл в фильмах Кассавета, Богдановича, Марго Феррери, Солонца, Ларса фон Триера; исполнял ведущие роли в нескольких бродвейских мюзиклах. За последнюю работу у Коэнов в «Большом Лебовски» получил премию «Эмми». Скоро он появится на сцене в авторском спектакле, посвященном легенде бейсбола Йоги Берра.

Марк Вайнгарднер «Возвращение крестного отца» (“The Godfather returns”), Random House Publisher
Тридцать пять лет назад Марио Пьюзо опубликовал величайшую криминальную сагу мира «Крестный отец», следом Фрэнсис Форд Коппола снял знаменитейший свой фильм - и массовая культура невозвратимо изменилась. Сегодня Пьюзо западло самому за письменным столом надрываться, так что он нанял Марка Вайнгарднера, который заполнил пробелы времен и событий, не освещенных в фильме и романе. Итак, после кровавой победы над прочими мафиозными семействами Нью-Йорка в 1955 году Майкл Корлеоне закрепляет успех, заодно пытаясь сохранить семью. Ради этого Майкл вступает в борьбу с Ником Герачи, бывшим боксером, столь же коварным и смертоносным, как и сам Майкл. Война длится почти десятилетие и задевает многие жизни (и смерти), в том числе официального адвоката семьи Корлеоне Тома Хагена и неофициального «консиглиери» Питера Клеменца, дочери покойного Сонни Корлеоне Франчески и крестника дона Вито певца Джонни Фонтейна, главы чикагской мафии дона Луи Руссо и бывшего бутлегера, ныне атташе Корбетта Шеа, а также жены Майкла Кей и его брата – предателя Фредо. Судьбы могучих мафиози переплетаются с судьбами властителей политических, юридических и развлекательных империй. Роман «Возвращение крестного отца» нашел свой путь к триумфу – как страшная сказка о том, чему мы учимся в родной семье.

Об авторе: Марк Вайнгарднер родился в крохотном городке Брайан, штат Огайо. Его родители торговали грузовиками и трейлерами, так что к 15 годам он объездил 48 штатов. Марк блистательно закончил Университет Майами и далее получил степень магистра (по фантастике!) в университете Джорджа Мэзона. Опубликовал свою первую книгу в 26 лет. Его книги многократно входили в десятку лучших книг года. Сейчас профессор Марк Вайнгарднер преподает писательское мастерство и заодно руководит целой программой в Университете штата Флорида, в Талахасси. Ну, и пишет немножечко.

КАРТОН
Юлия Латынина «Только голуби летают бесплатно». Экономический триллер. Издательство «Олма-Пресс. Экслибрис».
Очень известное издательство. Очень известный автор. Свой сайт (хотя только у совсем ленивых нынче своего сайта нету). Письмо читателя из Интернета начинается словами: «Уважаемая Юлия Латынина. Доколе?!.» Читать этот триллер действительно страшно: кажется, что это ты сам бредишь, а вовсе не автор с грамматикой не в ладах. Однако много амбиций и претензий, в том числе сугубо литературных. Ну, например:
«Эпиграф: Деньги - не жизнь. С ними нельзя расставаться так быстро.
Мне пожалуйста полчашечки кипятка, а остальное - пакетики.
Зубицкие вышли из кабинета, как игрок, удаленный с поля боя по свистку судьи.
У него были голубые легированные глаза и стальное рукопожатие.
Компания лежала на боку. Куча народа хотела купить ее даром.
Если хотите, можете отъехать.
Лицо у него было гладкое и белое, как комната после евроремонта, с пухлыми красными глазами и участливым взглядом.
Зваркович ошеломился.
Он летел вниз километрового ущелья и пролетел, цепляясь за кусты, всего сто метров, - и отлежался, поломанный на приступочке.
Салат из рукколы и заморской рыбы омара.
На боках «форда» красовалась свежая рублевская грязь, словно пот на шкуре прибежавшей к финишу лошади.
Платье было ярко-красное, с пышными кружевами на юбке и единственной прозрачной перепялинкой на плече.
Снимок был скорее характерный, нежели удачный.
Временный управляющий заорал как курица, которой отдавил лапу трамвай.
Спустя десять минут Аня дрожала в кресле, и Каменецкий, всплескивая руками, поил ее чаем.
Была суббота и пять часов.
Все внимание Стаса не может изменить в том факте, что никуда никакие миллионы не переводились».

Об авторе: Юлия Латынина – дочь литературного критика Аллы Латыниной и поэта и прозаика Леонида Латынина. Само собой, окончила Литинститут, но еще и аспирантуру. Кандидат филологических наук. Публикуется в газетах и журналах, ведет авторскую программу на телевидении. Пишет детективы и фантастику, за что отмечена премиями имени Голды Меир и Александра II (ничего себе соседство, а?). И никакое внимание читателя не может изменить тот факт, что это не книга, а практически уже полный картон.
Римма Харламова