Обмен - и никакого расизма

Земля обетованная
№53 (453)

Идея территориального обмена между Израилем и Палестинской автономией вызывает все больший интерес как в самом еврейском государстве, так и за океаном. Назовем хотя бы Генри Киссинджера, бывшего госсекретаря в администрации Ричарда Никсона, который выразил поддержку таким планам в своей недавней статье в «Вашингтон пост». По его мнению, Израилю все-таки придется отказаться от большей части «контролируемых территорий». В свою очередь, спонсоры «Дорожной карты», США и Европейский Союз, должны будут согласиться с тем, что от 5 до 8 процентов территории Западного берега (Иудея и Самария), необходимые Израилю по «стратегическим соображениям», должны будут войти в состав этого государства. Палестинцам, в качестве компенсации, Израиль отдаст некоторые районы, расположенные на территории еврейского государства. Киссинджер, скорее всего, имеет в виду города со 100-процентным арабским населением, расположенные около «зеленой линии» в северной части страны. Подобный обмен не ущемит интересы еврейского государства, но окажется выигрышным в плане улучшения демографической обстановки.
Надо сказать, что в данном случае Киссинджер вовсе не оригинален, он просто развивает идеи экс-премьера Эхуда Барака, которые были озвучены последним на переговорах с Ясиром Арафатом четыре года назад в Кэмп-Дэвиде. Напомню, что мирный план Барака также включал сохранение под юрисдикцией Израиля до 8 процентов территории Западного берега. А если конкретно – крупные поселенческие блоки и некоторые стратегические высоты.
Реализация данной идеи сегодня позволила бы избежать, в первую очередь, раскол Израиля. Если нынешний план Шарона по эвакуации сравнительно небольшого числа поселенцев из сектора Газа вызывает столь бурные дебаты, то что же говорить о демонтаже таких крупных населенных пунктов Западного берега, как г. Ариэль или блок поселений Маале-Адумим? Переместить свыше 200 тысяч поселенцев из Иудеи и Самарии – задача архисложная, способная поставить еврейское государство на грань гражданской войны.
Обмен территориями, в результате которых за евреями останется большая часть поселений, а будущее палестинское государство получит города Ум аль-Фам и Бака аль-Гарбия, выгоден Иерусалиму и с практических, и с политических соображений.
Значительное уменьшение численности арабского населения Израиля серьезно ослабляет угрозу так называемой «демографической бомбы».
Политические выгоды: Иерусалим получает возможность сохранить за собой максимум территорий, если бы на это согласились авторы «Дорожной карты». Несколько дней назад они (авторы) устами посланника ЕС на Ближнем востоке Марка Отта дали понять, что не позволят Израилю проигнорировать требования, предъявляемые этим планом, прикрывшись выходом из Газы. Отта поддержал спецпредставитель министра иностранных дел России на Ближнем Востоке Александр Калугин, заявивший, что выход из Газы есть лишь прелюдия к «освобождению» Израилем Иудеи и Самарии.
Что касается израильского правительства, то официальных заявлений относительно обмена территориями пока не поступало. В то же время в СМИ просочилась информация о том, что на «верху» к этой идее отнеслись с интересом, хотя о каких-либо конкретных шагах речь пока не идет.
В то же время хорошо информированный журнал «Джерузалем рипорт» пишет, что в окружении Шарона вряд ли удивятся, если вопрос об обмене территориями будет поднят на лондонской конференции по проблемам ближневосточного региона, которая состоится в будущем году. Сам Израиль в ней, по словам премьера, участвовать не будет, «хотя и понимает ее важность».
То, что идею обмена территориями горячо поддерживает Эхуд Барак, нас не должно удивлять – кому же педалировать ее, как не ему. Другое дело – лидер правых Авигдор Либерман. В прошлый уик-энд глава блока «Национальное единство» даже заявил, что не против, если к палестинцам отойдут некоторые кварталы восточной части Иерусалима. О Храмовой горе, естественно, и разговоров быть не может. Как бы там ни было, Барак уже успел заявить, что если исходить из отношения Либермана к плану обмена территориями, он вполне мог бы присоединиться к «Партии труда».
Кроме Барака, данную идею среди лейбористов активно пропанагдирует еще один бывший военный, Эфраим Снэ. Он идет еще дальше, полагая, что те из жителей Ум аль-Фама или Бака аль-Гарбия, которых против их воли сделают подданными государства Фалястын, должны сохранить израильское гражданство. Безусловно, очень гуманный подход, если учесть, что тысячи арабов просто не смогут покинуть свои дома, оставшись в Израиле без шекеля в кармане. Однако шанс вернуться в страну, в которой они родились, за ними все-же останется. Впрочем, это лишь предложение Снэ, которое может и не быть реализовано на практике.
Отрицательную позицию в отношении обмена заняли лидеры арабских партий Израиля, депутаты кнессета Ахмед Таби и Мухаммед Барака. Оба политики уже заявили, что данная идея – расистская схема, которую они решительно отвергают.
Между тем разговоры о расизме - не более чем плохо скрываемое опасение арабских парламентариев за свое политическое будущее. Таби и Барака движимы практическими соображениями, связанными с более чем верятной потерей своего базового электората. Если десятки тысяч израильских арабов переместятся в Фалястын, а предложение Снэ не будет реализовано, Таби и другим арабским парламентариям придется вести яростную борьбу за голоса арабских избирателей, численность которых резко снизится. А уходить из политики им очень не хочется, как и терять щедрые привилегии, полагающиеся членам Кнессета. Вот и получается, что за обвинениями в расизме скрываются личные интересы арабских политиков, о которых вслух они, по понятным причинам, стараются не распространяться.