ох, рано встаем, ох, рано...

Общенациональная проблема
№52 (452)

Кто рано встает, тому Бог подает...
Не знаю, знакомы ли американские работодатели и их персонал с этой старой пословицей, однако все больше и больше отечественных предприятий отказываются от традиционного рабочего графика – с 9 утра до 5 часов вечера, переходя на более гибкий трудовой режим.
Как показывают исследования, большинство рабочих и служащих относятся к подобным изменениям весьма благожелательно.
Во-первых, из-за зверя по имени traffic. Те из вас, господа, кто привык добираться на работу на своем автомобиле, знает цену дорожных пробок в утренние и вечерние часы пик. Не только миллионы тонн бензина сжигаются напрасно, но и нервные клетки портятся и больше, как известно, не восстанавливаются.
Согласно статистике, с 1990 по 2000 годы, время, которое американцы тратили на дорогу от дома до работы, увеличилось в среднем на 3 минуты, составив 25,5 минуты. В некоторых штатах этот показатель еще выше. Газета USA Today указывает, что в ряде городов добираться на работу приходиться в течение часа, а то и полутора. Легко представить, в каком состоянии является к себе на службу человек, которому пришлось полтора часа провести за рулем. Страдают все. Если в «пробке» просидел начальник – берегитесь подчиненные, если сотрудники – головная боль уже у их босса: попробуй заставь людей тут же включиться в работу после дорожной нервотрепки. По данным Texas Transportaion Institute, всем нам знакомый traffic ежегодно обходится в 63 млрд. долларов в виде последствий от снижения производительности труда.
Другое дело - дорога ранним утром. Хайвей почти пуст, никаких пробок, двигайся в свое удовольствие.
Еще одна причина, по которой переход на гибкий (большей частью – ранний) график выхода на работу не был встречен в штыки американцами, – возможность вовремя забирать детей из школы и детских садов, уделить больше времени требующим внимания членам семьи или родителям. Гибкий график в той или иной степени решить эту проблему, не обращаясь за помощью к родственникам и не прибегая к услугам бебиситоров. Рабочий день, заканчивающийся в 3-4 часа дня, позволяет многое успеть сделать.
По данным Министерства труда, в 1997 году около 27 млн. рабочих и служащих в нашей стране начинали свой трудовой день между 4.30 и 7.30 часами утра. Сегодня это число возросло до 29 млн. Тенденция, как видим, набирает силу: в настоящее время, сообщает USA Today со ссылкой на Families and Work Institute, более 40 процентов сотрудников американских предприятий имеют возможность выбора графика выхода на работу, удобного для них и начальства. В начале 90-х годов прошлого столетия таковых было около 29 процентов.
Безусловно, переход работодателей на гибкий график был вызван не только заботой о кадрах. Открытое с раннего утра предприятие позволяет многим бизнесменам значительно увеличить время общения со своими клиентами как в собственных штатах, так и расположенных в других часовых поясах. Такие фирмы, как показывают исследования, значительно увеличивают свою конкурентоспособность.
Перестройка производственного процесса заставила перейти на новые условия работы сферу обслуживания: общепит, розницу, общественный транспорт. Миллионы людей ранним утром выезжающие на работу имеют возможность выпить кофе, позавтракать, купить свежую газету, сдать вещи в химчистку и так далее.
Конечно, столь серьезная ломка привычного образа жизни радует далеко не всех. Хорошо, когда менеджмент разрешает выбирать удобный график работы (таких предприятий, к счастью, большинство), но ведь есть бизнесы, где хочешь не хочешь, а будь добр переступить порог фирмы, когда солнышко еще только встает. При этом никаких компенсаций или льгот не предлагается.
Возникают проблемы либо семейного (кто отведет малыша в детсад?), либо личного характера в виде стресса. Хорошо, если ты родился «жаворонком», - а если «совой»? Да, заработок возрастает благодаря сверхурочным, однако стрессы и болезни сводят на нет эти преимущества.
Как бы там ни было, привычный американцам рабочий график отходит в прошлое. Об этом следует знать и быть к этому готовым. Все течет, все изменяется...


ЛУЧШЕ ЧТО-ТО, ЧЕМ НИЧЕГО
Дебаты о необходимости реформировать так называемый «закон Рокфеллера» (статьи нью-йоркского УК, наказывающие за владение и распространение наркотиков) велись уже давно, однако практического результата достичь никак не удавалось. Республиканцы и демократы не могли договориться об окончательной редакции вносимых поправок. Первые яростно противились полномасштабному пересмотру принятого еще в 1973 году закона, вторые не менее настойчиво настаивали на этом. В итоге – тупик, из которого уже, казалось бы, нет выхода.
И все-таки компромисс был найден, хотя многие из моих однопартийцев пошли на этот шаг скрепя сердце. В отличие от сената, где за удовлетворяющий обе стороны билль проголосовало 53 человека (6 – против), в ассамблее борьба была более упорной: 96 – за, 46 - против.
Те, кто ударил по рукам с республиканцами, прокомментировали свою позицию кратко: лучше что-то, чем ничего. Принципиальность – вещь хорошая, но надо бы подумать и о тех, кто сидит за решеткой.
Какие же были внесены изменения в закон, предусматривающий обязательные (mandatory sentences) наказания за владение и распространение наркотиков?
Во-первых, срок от 15 лет до пожизненного заключения заменяется теперь на более мягкое наказание - от 8 до 20 лет. При условии хорошего поведения осужденного, он может выйти на свободу после 7 лет отсидки.
Закон имеет обратную силу - это позволяет более чем 400 заключенным, приговоренным к 15 годам лишения свободы, подать прошение о досрочном освобождении.
Во-вторых, сокращаются сроки для тех, кто совершил ненасильственные преступления, связанные с «наркотическими» статьями, – до 3,5 лет (прежде от 4,5 до 9 лет).
В-третьих, в пользу возможности раньше выйти на свободу будет способствовать ответственное отношение заключенного к лечению от наркотической зависимости, успешная учеба в тюремной школе или овладение профессией.
По мнению демократов, слабой стороной нового закона является нежелание республиканцев внести в него пункты, требующие значительного увеличения субсидий на лечение наркоманов после их выхода на свободу. В то же время предусмотрено, что их будут направлять на лечение намного быстрее, чем это принято сегодня.
Губернатор Патаки назвал достижение компромиссного решения «историческим событием», пообещав подписать закон в самое ближайшее время.