Елена Баранова: Я создала бы свою баскетбольную школу...

Спорт
№32 (432)

Выиграв два матча подряд под началом нового главного тренера Пэт Койл, баскетболистки «Нью-Йорк либерти» вышли на первое место в Восточной конференции – 12 побед и 11 поражений. По мнению обозревателей, отлично провела последнюю встречу центровая команды россиянка Елена Баранова. Ее 21 очко и отличная игра в обороне предопределили этот успех.
- Как вам работается с новым тренером?
- В принципе система американская, тренер американский, стали больше играть в подвижный баскетбол, в защите уделяем больше внимания индивидуальным действиям. Плюс ко всему в команде очень много травмированных баскетболисток. У нас три временных игрока .К ним нужно привыкнуть.
- Эти баскетболистки подходят вам?
- Линда Фролик играла за «Либерти» в прошлом году, это ее третий сезон в Лиге. Лакиша Фред выступала за «Шарлтон». Пока у них временные контракты.
- Есть перспективы, что они останутся в «Либерти»?
- Думаю, да. Эти баскетболистки очень нужны нам сейчас, т.к. у нескольких игроков очень серьезные травмы. У Эн Вудерс трещина голеностопа, по самым хорошим прогнозам, ей потребуется 10 недель для восстановления. У Тари Филипс перелом правой кисти. Эти игроки очень кстати пришли в команду.
- Можно ли сказать, что после удачного старта в чемпионате жуткий провал был вызван травмами ведущих игроков?
- По большому счету и неудачные матчи, и травмы шли у нас параллельно. В некоторых играх мы сами не могли собраться, в некоторых - что-то просто не получалось. Может, тактику выбирали неверную. К тому же что ни матч, то новый травмированный игрок. С другой стороны, нас многие называли среди фаворитов розыгрыша. Естественно, соперницы к матчам с нами настраивались особо. Думаю, команда была не готова к такому давлению, такому постоянному психологическому прессингу со стороны соперников и зрителей. Дома играть легче.
- В Madison Square Garden?
- У нас такие шикарные болельщики...
- В Нью-Йорке давление журналистов ощущается?
- Абсолютно нет. Вы знаете, после российских журналистов мне уже ничего не страшно. Мне кажется, что там очень мало профессионалов. Есть хорошие журналисты, честные и порядочные, но в большинстве своем в журналистику идут, можно сказать, не по призванию, а по необходимости. Считают, что писать о спорте легко. Политическая пресса в России более обширная, нежели спортивная. Круг спортивной прессы довольно узок, поэтому в нем много неквалифицированных авторов...
- Вашему бывшему тренеру тоже в последнее время сильно досталось...
- Мне кажется, что профессиональный тренер никогда не смотрит и не читает то, что про него пишут журналисты, т.к. он лучше знает, что на самом деле происходит в команде. Я думаю, что нашему бывшему тренеру даже некогда было читать газеты: он целыми днями рисовал схемы, просматривал видеоматериалы, готовился к тренировкам. Как и наш тренер в сборной России Капранов – он никогда не читает прессу, считает, что это зря потраченное время, не приходит на пресс-конференции. Поэтому журналисты обижаются на него.
- Да ведь это очень немаловажно – знать мнение тренера, мнение игрока... Такая информация всегда интересна. На вас сейчас делает ставку не только «Либерти». Многие уверены, что вы своим авторитетом можете увлечь за собой русскую общину. Играя в баскетбол, как бы выполнять еще и роль спортивного «посла». Поэтому мы со своей стороны хотели бы рассказать о Лене, о «Либерти» русскоязычным читателям.
- Есть мнение болельщиков, что на матчи в Madison Square Garden очень сложно попасть. Почему я голосую за «Либерти»? Во-первых, женский баскетбол - это семейный вид спорта. Редко женщина пойдет смотреть «Никс». А на нас ходят семьями. Например, маме интересно, как женщины играют: папе интересно, потому что маме интересно, а детям – им вообще все равно – куда пойти на выходные...У нас, например, на домашних играх первым 5 тысячам зрителям дают подарки, и детям – самое главное – получить подарки. Билеты на наши матчи стоят от 10 долларов – это как в кино сходить, совсем недорого. К тому же семьям делают скидки.
- Лена, вы сказали, что уже 6 лет играете в NBA. Вы заметили, что женский баскетбол стал популярнее в Нью-Йорке?
- Я думаю, что в Нью-Йорке женский баскетбол был популярен с момента создания Лиги. В 1997 году, когда я вернулась в Нью-Йорк после сезона в Юте, была поражена: город жил «Либерти». По радио объявляли: «Жители Нью-Йорка, приходите, без вас мы проиграем». В каждом магазине висели плакаты, на улицах раздавали флайерсы, Манхэттен просто жил этим. Вообще впервые я оказалась в Нью-Йорке в 1990 году, когда была здесь со сборной СССР (мне было 18 лет). У нас было турне по США и Канаде. Что меня поразило в Нью-Йорке – это русская речь. В криминальном отношении Нью-Йорк был другой, бомжи везде, грязь, нас пугало метро (улыбается) – там наркоманы, вечером лучше поймать такси, а мы экономили деньги: мы шли 50 блоков пешком, только чтобы не брать такси. И каково было мое удивление в 1997 году, когда я приехала в Нью-Йорк вместе с «Ютой» и сразу же поехала на Брайтон Бич... Совершенно другой город сейчас Брайтон Бич стал намного краше, восемь лет назад он был поскромнее. Я с удивлением обнаружила русские книги, русские газеты. Для меня это был, можно сказать, легкий шок. Я могу сказать, что Нью-Йорк – это город для меня... и для «Либерти» (улыбается).
- Я, например, не слышал, чтобы здесь дети русских эмигрантов занимались баскетболом. Идут в хоккей, в футбол, в теннис, в бокс, но еще не родилась на Брайтоне баскетболистка, которая может пригодиться в Лиге. Как вы думаете, почему это происходит?
- Мне кажется, что русские эмигранты – это глубокие интеллигенты, а ребенок в интеллектуальной семье думает о чем? Книги, компьютер - для него образование. Вы посмотрите, сколько русских получают здесь хорошее образование. Посмотрите, например, на американскую молодежь. Кто идет в спорт? Это дети двора. В основном играют афроамериканцы из многодетных семей. В нашей команде много таких игроков: кто-то 7-й ребенок в семье, кто-то 8-й . Им трудно получить нормальное образование, поэтому и проводят больше времени на спортивной площадке. Я не спорю, что баскетбол – это хороший способ получить scholarship, бесплатное образование, просто дети об этом не знают. Поэтому если ребенок где-то учится и при этом параллельно занимается спортом, это очень хорошо. Родители должны поддерживать спортивные увлечения ребенка. Если они хотят, чтобы их ребенок стал профессором, добиться этого с мячом в руках гораздо легче. Ему создают максимальные условия, если он играет за университетскую команду. Конечно, попасть в неё очень сложно, потому что отбирают лучших из лучших, но я хочу сказать, что можно просто учиться в отличном университете, команда которого выступает не очень хорошо, но образование получает приличное.
- Ваше звездное имя может увлечь много детворы.
- Я тоже «человек двора» (улыбается). Выросла во дворе, была брошенным ребенком. Меня мама одна растила, ей трудно было за мной следить. Она меня отвела сначала в секцию легкой атлетики, я там благополучно бегала 3 года. Потом был баскетбол (я ее сама уговорила). У меня мама играла в баскетбол. Это было во Фрунзе. Мама сказала: «Занимайся чем-нибудь, только занимайся» (улыбается). В итоге учеба пострадала, но лишь немного. Я все-таки хорошо закончила школу, затем институт физкультуры в Москве.
- А в школе вы были высокой девушкой?
- Нет. Я была высокой для своего возраста. В школу я пошла на год раньше, естественно разница в росте была не очень заметна. Но ко мне все относились как к старшей, потому что все же рост был (улыбается).
- А большой баскетбол когда для вас начался?
- Где-то в 16 лет. Десятый класс (мне было 15 лет) и первый курс я играла за «Строитель» (Фрунзе) в первой лиге СССР. Была очень хорошая команда при институте физкультуры. Я полностью сезон отыграла и после этого уехала в Москву – в «Динамо». Так что в 16 лет я зарабатывала больше, чем моя мама. И этим немало гордилась (улыбается). У меня была ставка где-то 150 рублей в Спорткомитете и плюс талонов еще рублей на100 набегало.
Я отыграла 3 сезона за московское «Динамо». У нас тогда были проблемы с жильем – мы с мамой жили в общежитии на 9 метрах, а, мне пообещали квартиру, но вдруг СССР распался, и до свидания... Все квартиры почему-то отдали футболистам. После этого я футбол ненавижу (смеется). А после победы на Олимпиаде 1992 года мне самой удалось купить квартиру.
- Ощущается ли разница между европейским и американским баскетболом?
- В уровне подготовки игроков большой разницы нет, отличается только трактовка игры. Здесь, в Америке, разрешены силовые приемы в защите, силовые приемы в нападении. В Европе практикуется более бесконтактная игра. Скорости здесь выше, мне кажется, за счет того, что мяч меньше, быстрее летит, быстрее надо принимать решение. В Европе чуть-чуть помедленнее баскетбол, там играют в более комбинационный баскетбол, в зрелищности ни в коем случае не уступает, меньше игры один на один. Здесь все-таки WNBA тяготеет к мужскому типу игры – один на один.
- А что бы вы могли сказать об организационной стороне?
- Думаю, что ни в Европе, ни в России нет таких клубов, которые даже близко бы подошли к американскому уровню. Даже мужской ЦСКА значительно уступает клубам NBA.
- Не трудно ли все время перестраиваться с европейского на американский, потом снова с американского на европейский баскетбол?
- Разве вам не все равно, какой вы ручкой пишете – шариковой или перьевой (смеется). Вам же все равно! Вот только первые две строчки могут получиться некрасиво. Так же и в баскетболе. Принцип один и тот же. Правила отличаются немножко, но большой разницы нет.
- Сколько месяцев в году вы задействованы в женской НБА?
- 4 месяца.
- Русские баскетболистки доминируют в Европе, но в Американской Лиге их немного...
- В 2001 году нас здесь было 7 человек, сейчас только двое – я и Амбросимова. В Европу сейчас девушки не столь охотно едут, потому что большие деньги в российском баскетболе и дома можно заработать больше. Я вот разговаривала с теми, кто играет в Европе. Они говорят, «там тяжело» - налоги, да и жизнь гораздо дороже. Буханка хлеба – евро! Килограмм картошки – евро! В России на эти деньги, с учетом того, что там платят налоги команды, а не игроки, прожить гораздо проще, и плюс ко всему жизнь в России намного дешевле (я не говорю о Москве), чем в Европе, очень мало игроков сейчас желает уехать. Кроме того, что бюджет некоторых команд, например, Самары, Питера, Екатеринбурга позволяет приглашать в Россию суперзвезд. Обратите внимание, что в последнее время в России стали играть звезды очень высокого класса, из первой десятки игроков мира.
- Ощущаете ли вы себя «своим человеком», когда выходите на арену Madison Square Garden?
- Ну не знаю. Меня любят (улыбается). Вот сейчас мои майки вышли, люди покупают, просят подписать. Не знаю, насколько они меня любят, но мне, например, нравится играть, когда такая поддержка мощная. Нью-йоркские болельщики самые лучшие, самые активные, очень эмоциональные.
- В чемпионате Лиги наступил перерыв, вызванный Олимпийскими играми....
- Я уже участвовала в двух Олимпиадах. Могу сказать, что это, конечно же, суперфорум для спортсменов всего мира. Просто даже пожить в Олимпийской деревне, потусоваться среди тысяч спортсменов из разных стран очень интересно, и если еще выпадет время посмотреть другие соревнования вживую, то это просто здорово. Я не хочу говорить про баскетбол, про то, какое место мы займем, просто не люблю прогнозов. Мы едем играть. Шансы? Сборную России считают способной обыграть США. На чемпионате мира в 2002 году мы 5 очков проиграли в финале, была игра «качели» и в конце опыт победил. Сейчас в американской команде происходит смена поколений, и я не думаю, что молодые игроки, которые пришли в команду, столь же сильны.
- Рано или поздно в жизни каждого спортсмена наступает момент, когда он принимает решение уйти. Вы бы не хотели о себе память оставить в Нью-Йорке, например, создать баскетбольный клуб Лены Барановой?
- С удовольствием. Это у меня давнишняя мечта – открыть свою баскетбольную школу, но, конечно, мне бы хотелось это сделать в России. Мне бы хотелось, чтобы Россия завоевывала медали. Но, к моему глубокому сожалению, все мои попытки пока стопорятся. Может быть, мода не пришла на такие проекты. Пока в России модны грандиозные проекты. Проще, конечно, создать школу в Нью-Йорке, чем в Москве. Но мне бы не хотелось готовить конкурентов для России.
- Какие надежды связываете с новым тренером «Либерти»?
- Я не теряю надежды выиграть чемпионат WNBA. У меня двух титулов не хватает (улыбается) – для чемпионки WNBA и чемпионки мира. Думаю, что команды в этом сезоне как никогда равны, и при желании любая цель по плечу. Я думаю, что все наши прежние неудачи быстро забудутся,. как только начнем выигрывать.
- Вопрос о личной жизни... Молодая красивая женщина. Как совмещаете личную жизнь с карьерой?
- Тяжело, конечно, приходится, молодой человек (улыбается и смотрит на Борислава) мне очень помогает. Мы стараемся быть вместе, и если выпадет возможность выбора, я предпочту вариант, при котором Борислав будет рядом со мной.
- Борислав, вы тоже баскетболист?
- Я президент мужского баскетбольного клуба «Бизоны» в Мытищах. (Лена улыбается и добавляет: единственный играющий президент). Конечно, тяжело с 18-летними, тренер дает мне все меньше и меньше времени (Я ему говорю: поменяй тренера, что ты мучаешься, – смеется Лена). Борюсь, пытаюсь поддерживать спортивную форму (улыбается). Лена, пока не играла прошлый год в России, тренировалась с «Бизонами», они не только помогали ей поддерживать спортивную форму, а в чем-то даже пытались вывести ее на более высокий уровень, потому что спарринг с мужчинами, который она получала три раза в неделю, считаю принес свои плоды.
- Вы когда-нибудь играете один на один?
- (Б.) Мы один на один много играем. Всерьез играем.
- (Л.) Если Борислав проигрывает, он обижается, если я – то я обижаюсь. Но могу сказать только одно, что если мы играем только на пиво, я его обыграть не могу (смеется).
- У вас есть любимые места в Штатах?
- Майами. Началось все с того, что я играла в Майами. Команда называлась Sole. Очень жаль, что ее уже нет.
- Выпадает время по Манхэттену прогуляться?
- Да. Люблю гулять вокруг Garden. Там магазины хорошие (смеется). Мой самый любимый магазин – это Tall Girl. Там мне все подходит (смеется)..
- Что бы вы пожелали самой себе, кроме медалей?
- Наверное, здоровья, потому что это единственное, чего всегда не хватает. Здоровья и удачи! Как говорят, бойся просить Бога о чем-нибудь, и ты это получишь! (улыбается).
- Долгий и тяжелый путь пришлось пройти в баскетболе. Были моменты, когда хотелось бросить баскетбол?
- Нет. Баскетбол – моя профессия, и я не собираюсь его бросать. Как можно бросить профессию? Баскетбол – это то, что я знаю. У меня 20-летний баскетбольный опыт. Зачем начинать все сначала, если мне это нравится и если на этот опыт дает возможность продолжать жить, работать, зарабатывать и передавать опыт другим людям.
- А как смотрят ваши одноклубницы на то, что баскетбол для вас основная профессия?
- Американки – достаточно скрытные. У них не принято расспрашивать, что ты хочешь, что тебе нравится, кем ты будешь, то есть не принято вторгаться в личную жизнь. Я до сих пор не знаю, кем они хотят быть, о чем думают. Хотя на баскетбольные темы мы постоянно разговариваем. Когда разыгрывался знаменитый jack pot – 290,000,000, наши девушки во главе с тренером скидывались по доллару, покупали лотерейные билеты: «Выигрыш делим на всех». Сразу прикинули, что каждому по 10 миллионов достанется.
- Если бы вы выиграли, вы бы остались в команде?
- Конечно, осталась бы. Я, наконец, создала бы свою баскетбольную школу...

Интервью провели
Шалва Шали и Игорь Кочетов