Литовский Иерусалим

Наши интервью
№11 (307)

Сейчас в Вильнюсе почти не осталось евреев, а когда-то это был один из крупнейших центров мирового еврейства. Виленский Гаон Элияху бен Залман был известен всем последователям ортодоксального иудаизма. Молодые люди со всей Восточной Европы стремились учиться в виленских ешивах и семинариях. Но, в отличие от всех других центров иудаизма - самого Иерусалима, Цфата (Сафеда), или Салоник, которые назывались Балканским Иерусалимом, «Литовский Иерусалим» был не только религиозным центром. Именно в Вильне практически возникла и сформировалась светская культура ашкеназских евреев.
Вильна была одним из очагов еврейского просвещения - Хаскалы. В ее учительских семинариях готовили учителей иврита и идиш для религиозных и светских школ. Многочисленные еврейские типографии ежегодно печатали сотни наименований книг. Мало кто сейчас помнит, что знаменитый Бунд (Еврейский рабочий союз) был организован в Вильне в 1897 году. В 1916 году там был основан первый постоянный театр, играющий на идиш, - «Вильнер трупе» (Виленская труппа), а затем и еврейская драматическая школа.
В 1925 году в Вильне было создано ИВО. (Каюсь, в своей статье про выставку, посвященную Мататияху Страшуну (тоже, кстати, жителю Вильны), я не расшифровала сокращение «ИВО». Признаю справедливый упрек читателей и объясняю: ИВО - это сокращение названия на идиш «Идишер Висншавтлихер Институт» - Еврейский Научный Институт. На идиш слово «институт» начинается с буквы «алеф», и поэтому все сокращение читается Йиво).
В начале тридцатых годов двадцатого века в Вильне сформировалась группа молодых писателей и поэтов, пишущих на идиш, - «Юнг-Вильне».
Цветущее дерево еврейской культуры было сломано в 1941 году. Но сейчас речь не об ужасах жизни в гетто, не о расстрелах в Понарах. Я хочу рассказать о горсточке виленских евреев, чудом выживших в годы Холокоста и оказавшихся затем на американском берегу. После того, что они пережили в своем родном городе, трудности адаптации к новой стране, языку и культуре не помешали им объединиться. Пятьдесят пять лет назад они создали свое землячество, свою маленькую организацию, которую назвали «Нусах Вильне» (Виленский стиль). Все эти годы «Нусах Вильне» старается сохранить память о жизни родного города и поддерживать культурное наследие Литовского Иерусалима. «Нусах Вильне» издает информационный бюллетень, в котором печатает воспоминания узников гетто и концентрационных лагерей, а также участников партизанского движения. Поддерживая культурные традиции довоенной Вильны, организация спонсирует писателей, пишущих о Вильнюсе. Ежегодно проводятся мемориальные митинги в память о погибших. «Нусах Вильне» участвовала в создании Бейт Вильна (Дом Вильны) в Тель-Авиве и в организации постоянной выставки в киббуце Лохамей Хагетаот (Борцы гетто) в Израиле.
Недавно осуществилась давняя места членов «Нусах Вильне» - в ИВО, Еврейском Научном Институте, который, как вы помните, был основан в Вильне в 1925-м, а с 1940 года находится в Нью-Йорке, открылась постоянная выставка «Наш родной город Вильна». Фотографии рассказывают об экономической и культурной жизни виленских евреев до Второй мировой войны. На торжественном открытии выставки выступил вице-председатель «Нусах Вильне», известный артист Давид Рогов.
Жизнь каждого из членов «Нусах Вильне» - легенда. Но в газетной статье не хватит места, чтобы рассказать о всех, поэтому сейчас я ограничусь только одним человеком - своим соседом ( в ИВО мы работаем за соседними столами) Давидом Роговым. Господину Рогову уже восемьдесят шесть лет, но энергии у него больше, чем у иных молодых. Значительная часть работы по подготовке к выставке велась на моих глазах, поэтому я и обратилась к г-ну Рогову (на идиш ему говорят «реб Довид»).

- Реб Довид, расскажите, пожалуйста, немного о своем детстве.
- Я родился в Вильне. У нас была большая семья, я был четвертым ребенком. Сейчас жив только один брат. Учился я тоже в Вильне, в еврейском драматическом училище.

- Как вы стали еврейским актером?
- Сначала, еще будучи школьником, я играл в любительских спектаклях. Потом меня приняли в кукольный театр «Майдим», а затем я играл в варьете «Давке». Это были виленские еврейские труппы. Потом Литва вошла в состав Советского Союза. И с 1940 года шесть лет я играл в Белгосете. (Белорусский государственный еврейский театр).

- Вы переехали в Минск?
- Белгосет был в Минске, но с началом войны театр эвакуировали в Среднюю Азию. Так я спасся, а моя сестра, много других родных и друзей погибли в Вильнюсском гетто.

- Я знаю, что вы много выступали в лагерях для перемещенных лиц. Это настолько малоизвестная страница истории, что, мне кажется, многие наши читатели если и знают, то очень мало об этих лагерях. Не могли бы вы рассказать об этом периоде вашей жизни подробнее.
- После того, как союзники освободили узников концлагерей, возник вопрос: «Что же с ними делать?». Государство Израиль, как вы знаете, еще не было создано, Англия была против еврейской иммиграции в Палестину. Возвращать бывших узников назад, в свои страны - но куда и как? Большинство людей было в жутком состоянии, их надо было как-то подлечить, подкормить. Временным решением этого вопроса и стали лагеря для так называемых перемещенных лиц, или по-английски DP (displaced persons). Среди них было очень много евреев, и оставались они в этих лагерях дольше, чем остальные, которые могли возвратиться в свою страну. Своей страны не было, а возвращаться на пепелища было очень тяжело. Для поднятия духа этих людей и был создан театр, в котором я проработал четыре года - с 1946 по 1950. Это был очень хороший, высокопрофессиональный коллектив. В него пригласили выдающихся еврейских актеров и режиссеров из разных стран. Наш театр находился в американской зоне Германии. Его поддерживали Джойнт и Комитет еврейских беженцев в американской зоне. Театр базировался в Мюнхене, но выступали мы в лагерях по всей Европе. Это было очень тяжело и морально, и физически, но мы чувствовали, как оттаивали люди после наших спектаклей. Я горжусь, что мне довелось участвовать в работе этого театра.

- Там вы выступали уже в главных ролях?
- Да, я играл Давида Реувейни в пьесе Гланца-Лейелеса «Шломо Молхо». Этот спектакль поставил выдающийся режиссер Александр Бардини. Я играл и в других его спектаклях.

- Насколько мне известно, именно в этом театре состоялся ваш дебют как режиссера.
- Да, в 1948 году вместе с П. Гутмарком я поставил спектакль по пьесе Аврома Гольдфадена «Два Кунилемла», я там сыграл роль настоящего Кунилемла.

- Реб Довид, когда вы приехали в Америку и как сложилась ваша судьба здесь?
- В 1950 году необходимость в нашем театре отпала, в Вильну возвращаться было не к кому, и я приехал в Америку. Я сразу же стал членом Союза еврейских актеров. Я - еврейский актер, играю на идиш, а здесь тогда было много идишских театров, так что без работы я не остался. (Давид Рогов скромничает. Он играл главные роли в ведущих еврейских театрах - Найер Идишер Театр и в Фольксбине).

- Я занимаюсь историей сефардских евреев, и мне очень интересно, что вы несколько возвращались к теме Давида Реувейни - Шломо Молхо.
- Да, меня привлекал образ еврея, решившего бороться с зависимым положением евреев. Я уже сказал, что в молодости я играл Реувейни в пьесе «Шломо Молхо», и спектакль этот пользовался настоящим успехом в лагерях для перемещенных лиц. А в 1968 году здесь, в Нью-Йорке, в Фольскбине, я сыграл Шломо Молхо в спектакле «Принц Реувейни» по Давиду Бергельсону.

- Реб Довид, расскажите, пожалуйста, нашим читателям, чем вы занимаетесь сейчас.
- Сейчас, конечно, мне уже трудно играть в театре. Но я ежегодно читаю Шолом-Алейхема на встречах в йор-цайт великого писателя в доме его внучки Бел Кауфман. Еще я записываю кассеты и диски (Давид Рогов читает произведения классиков еврейской литературы. Поверьте, слушать, как он читает, истинное наслаждение). Ну, конечно, еще я работаю в ИВО.

- И в «Нусах Вильне».
- В «Нусах Вильне» мы все волонтеры. И хочу поделиться радостью - как раз сегодня, первого марта, завершился еще один наш очень важный проект. Сегодня выходит из печати английский перевод «Дневника Виленского гетто». Этот дневник вел Герман Крук в 1939-44 годах. Перевод с идиш сделан Барбарой Харшав. Книга выходит в издательстве Йельского университета, а все издание подготовлено «Нусах Вильне».

Это правда, все члены «Нусах Вильне» волонтеры и все они в преклонном возрасте. К сожалению, их становится все меньше и меньше. Пожелаем же им еще много сил и здоровья в их благородном деле сохранения виленского стиля.
Посмотреть постоянную выставку «Наш родной город Вильна» можно с понедельника по четверг в ИВО (Центр Еврейской Истории, Center for Jewish History, 15 West 16th Street, NY, NY). Вход бесплатный, но необходимо иметь удостоверение личности. Будьте готовы к личному досмотру, как в аэропорту (все это проводится ради нашей с вами безопасности). Кстати, в магазине при Центре можно пробрести диски и кассеты с записями Давида Рогова.