Литовский Иерусалим

Наши интервью
№11 (307)

Сейчас в Вильнюсе почти не осталось евреев, а когда-то это был один из крупнейших центров мирового еврейства. Виленский Гаон Элияху бен Залман был известен всем последователям ортодоксального иудаизма. Молодые люди со всей Восточной Европы стремились учиться в виленских ешивах и семинариях. Но, в отличие от всех других центров иудаизма - самого Иерусалима, Цфата (Сафеда), или Салоник, которые назывались Балканским Иерусалимом, «Литовский Иерусалим» был не только религиозным центром. Именно в Вильне практически возникла и сформировалась светская культура ашкеназских евреев.
Вильна была одним из очагов еврейского просвещения - Хаскалы. В ее учительских семинариях готовили учителей иврита и идиш для религиозных и светских школ. Многочисленные еврейские типографии ежегодно печатали сотни наименований книг. Мало кто сейчас помнит, что знаменитый Бунд (Еврейский рабочий союз) был организован в Вильне в 1897 году. В 1916 году там был основан первый постоянный театр, играющий на идиш, - «Вильнер трупе» (Виленская труппа), а затем и еврейская драматическая школа.
В 1925 году в Вильне было создано ИВО. (Каюсь, в своей статье про выставку, посвященную Мататияху Страшуну (тоже, кстати, жителю Вильны), я не расшифровала сокращение «ИВО». Признаю справедливый упрек читателей и объясняю: ИВО - это сокращение названия на идиш «Идишер Висншавтлихер Институт» - Еврейский Научный Институт. На идиш слово «институт» начинается с буквы «алеф», и поэтому все сокращение читается Йиво).
В начале тридцатых годов двадцатого века в Вильне сформировалась группа молодых писателей и поэтов, пишущих на идиш, - «Юнг-Вильне».
Цветущее дерево еврейской культуры было сломано в 1941 году. Но сейчас речь не об ужасах жизни в гетто, не о расстрелах в Понарах. Я хочу рассказать о горсточке виленских евреев, чудом выживших в годы Холокоста и оказавшихся затем на американском берегу. После того, что они пережили в своем родном городе, трудности адаптации к новой стране, языку и культуре не помешали им объединиться. Пятьдесят пять лет назад они создали свое землячество, свою маленькую организацию, которую назвали «Нусах Вильне» (Виленский стиль). Все эти годы «Нусах Вильне» старается сохранить память о жизни родного города и поддерживать культурное наследие Литовского Иерусалима. «Нусах Вильне» издает информационный бюллетень, в котором печатает воспоминания узников гетто и концентрационных лагерей, а также участников партизанского движения. Поддерживая культурные традиции довоенной Вильны, организация спонсирует писателей, пишущих о Вильнюсе. Ежегодно проводятся мемориальные митинги в память о погибших. «Нусах Вильне» участвовала в создании Бейт Вильна (Дом Вильны) в Тель-Авиве и в организации постоянной выставки в киббуце Лохамей Хагетаот (Борцы гетто) в Израиле.
Недавно осуществилась давняя места членов «Нусах Вильне» - в ИВО, Еврейском Научном Институте, который, как вы помните, был основан в Вильне в 1925-м, а с 1940 года находится в Нью-Йорке, открылась постоянная выставка «Наш родной город Вильна». Фотографии рассказывают об экономической и культурной жизни виленских евреев до Второй мировой войны. На торжественном открытии выставки выступил вице-председатель «Нусах Вильне», известный артист Давид Рогов.
Жизнь каждого из членов «Нусах Вильне» - легенда. Но в газетной статье не хватит места, чтобы рассказать о всех, поэтому сейчас я ограничусь только одним человеком - своим соседом ( в ИВО мы работаем за соседними столами) Давидом Роговым. Господину Рогову уже восемьдесят шесть лет, но энергии у него больше, чем у иных молодых. Значительная часть работы по подготовке к выставке велась на моих глазах, поэтому я и обратилась к г-ну Рогову (на идиш ему говорят «реб Довид»).

- Реб Довид, расскажите, пожалуйста, немного о своем детстве.
- Я родился в Вильне. У нас была большая семья, я был четвертым ребенком. Сейчас жив только один брат. Учился я тоже в Вильне, в еврейском драматическом училище.

- Как вы стали еврейским актером?
- Сначала, еще будучи школьником, я играл в любительских спектаклях. Потом меня приняли в кукольный театр «Майдим», а затем я играл в варьете «Давке». Это были виленские еврейские труппы. Потом Литва вошла в состав Советского Союза. И с 1940 года шесть лет я играл в Белгосете. (Белорусский государственный еврейский театр).

- Вы переехали в Минск?
- Белгосет был в Минске, но с началом войны театр эвакуировали в Среднюю Азию. Так я спасся, а моя сестра, много других родных и друзей погибли в Вильнюсском гетто.

- Я знаю, что вы много выступали в лагерях для перемещенных лиц. Это настолько малоизвестная страница истории, что, мне кажется, многие наши читатели если и знают, то очень мало об этих лагерях. Не могли бы вы рассказать об этом периоде вашей жизни подробнее.
- После того, как союзники освободили узников концлагерей, возник вопрос: «Что же с ними делать?». Государство Израиль, как вы знаете, еще не было создано, Англия была против еврейской иммиграции в Палестину. Возвращать бывших узников назад, в свои страны - но куда и как? Большинство людей было в жутком состоянии, их надо было как-то подлечить, подкормить. Временным решением этого вопроса и стали лагеря для так называемых перемещенных лиц, или по-английски DP (displaced persons). Среди них было очень много евреев, и оставались они в этих лагерях дольше, чем остальные, которые могли возвратиться в свою страну. Своей страны не было, а возвращаться на пепелища было очень тяжело. Для поднятия духа этих людей и был создан театр, в котором я проработал четыре года - с 1946 по 1950. Это был очень хороший, высокопрофессиональный коллектив. В него пригласили выдающихся еврейских актеров и режиссеров из разных стран. Наш театр находился в американской зоне Германии. Его поддерживали Джойнт и Комитет еврейских беженцев в американской зоне. Театр базировался в Мюнхене, но выступали мы в лагерях по всей Европе. Это было очень тяжело и морально, и физически, но мы чувствовали, как оттаивали люди после наших спектаклей. Я горжусь, что мне довелось участвовать в работе этого театра.

- Там вы выступали уже в главных ролях?
- Да, я играл Давида Реувейни в пьесе Гланца-Лейелеса «Шломо Молхо». Этот спектакль поставил выдающийся режиссер Александр Бардини. Я играл и в других его спектаклях.

- Насколько мне известно, именно в этом театре состоялся ваш дебют как режиссера.
- Да, в 1948 году вместе с П. Гутмарком я поставил спектакль по пьесе Аврома Гольдфадена «Два Кунилемла», я там сыграл роль настоящего Кунилемла.

- Реб Довид, когда вы приехали в Америку и как сложилась ваша судьба здесь?
- В 1950 году необходимость в нашем театре отпала, в Вильну возвращаться было не к кому, и я приехал в Америку. Я сразу же стал членом Союза еврейских актеров. Я - еврейский актер, играю на идиш, а здесь тогда было много идишских театров, так что без работы я не остался. (Давид Рогов скромничает. Он играл главные роли в ведущих еврейских театрах - Найер Идишер Театр и в Фольксбине).

- Я занимаюсь историей сефардских евреев, и мне очень интересно, что вы несколько возвращались к теме Давида Реувейни - Шломо Молхо.
- Да, меня привлекал образ еврея, решившего бороться с зависимым положением евреев. Я уже сказал, что в молодости я играл Реувейни в пьесе «Шломо Молхо», и спектакль этот пользовался настоящим успехом в лагерях для перемещенных лиц. А в 1968 году здесь, в Нью-Йорке, в Фольскбине, я сыграл Шломо Молхо в спектакле «Принц Реувейни» по Давиду Бергельсону.

- Реб Довид, расскажите, пожалуйста, нашим читателям, чем вы занимаетесь сейчас.
- Сейчас, конечно, мне уже трудно играть в театре. Но я ежегодно читаю Шолом-Алейхема на встречах в йор-цайт великого писателя в доме его внучки Бел Кауфман. Еще я записываю кассеты и диски (Давид Рогов читает произведения классиков еврейской литературы. Поверьте, слушать, как он читает, истинное наслаждение). Ну, конечно, еще я работаю в ИВО.

- И в «Нусах Вильне».
- В «Нусах Вильне» мы все волонтеры. И хочу поделиться радостью - как раз сегодня, первого марта, завершился еще один наш очень важный проект. Сегодня выходит из печати английский перевод «Дневника Виленского гетто». Этот дневник вел Герман Крук в 1939-44 годах. Перевод с идиш сделан Барбарой Харшав. Книга выходит в издательстве Йельского университета, а все издание подготовлено «Нусах Вильне».

Это правда, все члены «Нусах Вильне» волонтеры и все они в преклонном возрасте. К сожалению, их становится все меньше и меньше. Пожелаем же им еще много сил и здоровья в их благородном деле сохранения виленского стиля.
Посмотреть постоянную выставку «Наш родной город Вильна» можно с понедельника по четверг в ИВО (Центр Еврейской Истории, Center for Jewish History, 15 West 16th Street, NY, NY). Вход бесплатный, но необходимо иметь удостоверение личности. Будьте готовы к личному досмотру, как в аэропорту (все это проводится ради нашей с вами безопасности). Кстати, в магазине при Центре можно пробрести диски и кассеты с записями Давида Рогова.


Комментарии (Всего: 1)

<br>Предлогаю замечательную музыку - лучшие образцы современной израильской эстрады (на иврите): Мати Каспи, Гали Атари, Гиди Гов, Йехудит Равиц, Дорон Мазар, Йардена Арази, Шломо Арци, Рита, Йехуда Поликер, Боаз Шараби, Офра Хаза, Хаим Моше, Рики Галь, Шломо Гроних, Давид Броза, Изхар Коэн, Эял Голан, Дани Сандерсон, Шалом Ханох, Нурит Галрон, Дани Робас, Йеорам Гаон, Машина, Этникс, Хава Альберштейн, Давид де-Ор, Арик Айнштейн и многие другие. Подробности - для тех, кто откликнется (наслаждение вам гарантировано!). Составляю музыкальные программы с этой эстрадой на местном радио. Могу предложить и статьи о певцах.<br>

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *