В одной связке

Америка
№12 (1143)

Исследователи американского профсоюзного движения ещё в 1940-х годах вычислили идеальную формулу, которая позволяет определить степень влияния laborunionsна общество, Конгресс и администрацию президента в определённый период времени: чем больше забастовок, митингов и демонстраций проводят профсоюзы в разных уголках страны, тем неуютнее они себя чувствуют. В сытые времена трудовые бонзы не высовываются и спокойно набивают карманы деньгами.

Больше всего людей (2.7 млн. человек) профсоюзы вывели на демонстрации в 1952 году, когда правительство всерьёз задумалось ликвидировать эти сомнительные организации и передать функции защиты трудящихся федеральному Департаменту труда (DOL) и штатным ведомствам. Тогда боссы laborunionsчуть не оказались приравненными к мошенникам и коррупционерам, которые под видом заботы о среднем классе неслыханно обогащаются и ведут образ жизни, сравнимый с жизнью голливудских звёзд.

Меньше всего забастовщиков (13 тысяч человек) профсоюзы вывели на улицы в 2009 году. Причина ясна - к власти пришёл леволиберальный Барак Обама, который развязал трудовым коллективам руки после восьми лет бушевского правления и laborunions, фактически, получили неограниченную власть.

К чему я всё это рассказываю. В первый год "республиканца" Трампа laborunionsпривлекли всего 25 тысяч митингующих (второй минимальный результат после 2009 года в истории Соединённых Штатов). Этот результат уникален, поскольку во время предвыборной кампании 2016 года Трамп вёл антипрофсоюзную кампанию, а губернатор Висконсина Скотт Уокер (главный враг laborunionsв стране) уверенно заявлял: кто бы из 12 кандидатов в президенты от республиканской партии не стал президентом, он загонит профсоюзы в угол.

Трамп, к сожалению, оказался не только марионеткой больших корпораций, но и слугой профсоюзов. С ним эти организации окрепли сильнее, чем при Обаме. Поэтому в истории профсоюзного движения Трампа можно ставить в один ряд с Джимми Хоффой - небезызвестным лидером InternationalBrotherhoodofTeamsters(IBT).

Вот что произошло за последние 14 месяцев.

За две недели до инаугурации Трампа профсоюзы планировали масштабные акции протеста. Они всерьёз считали, что к власти придёт жёсткий и суровый хозяйственник, который разгонит профсоюзы поганой метлой (ходили слухи, что DOLвозглавит Уокер, который использует свой висконсинский опыт) и оставит "жирных котов", изображающих активную деятельность на пользу трудящихся, без семизначных зарплат.   

Вступив в должность, Трамп, однако, быстро собрал всех руководителей корпораций и анонсировал общую цель: снижение корпоративного налога. Борьба с профсоюзами из повестки дня была вычеркнута, и воротилы большого бизнеса ради достижения общей цели решили взять трудовых боссов "в долю". "Если мы получим больше денег, то и вы сможете рассчитывать на большие прибыли", - таков был намёк, данный всем laborunions.

Как результат, с января 2017 года и по сей день профсоюзы не провели ни одного антитрамповского митинга, что является совершенно уникальным явлением. Белый дом и Конгресс контролируют республиканцы, а профсоюзные бонзы извлекают из этого прибыль.

Принятие TaxCutsandJobsActпривело отнюдь не к созданию новых рабочих мест. Закон значительно увеличил прибыль руководящего состава корпораций, а также профсоюзов, которые выбили кое-что и для рядовых рабочих. Поэтому, когда трамповский Breitbartсообщает, что металлурги или дальнобойщики в какой-нибудь крупной корпорации получили дополнительные бонусы в рамках налоговой реформы, он умалчивает, что эти бонусы были выбиты профсоюзами, которые получили от корпорации в разы больше денег.

Таким образом, налоговая реформа Трампа впервые примирила боссов корпораций и профсоюзы. Они продуктивно работают сообща и больше не выясняют отношения митингами, демонстрациями, судебными исками и забастовками.

Трамп также пренебрёг одним из главных пожеланий нью-йоркских республиканцев: провести тщательный аудит в Управлении общественным транспортом (MTA). Вместо проверки и разоблачения профсоюзных боссов MTAс большой долей вероятности получит дополнительное финансирование из федерального бюджета. Мэр ДеБлазио и губернатор Куомо активно над этим работают. О таком они не могли мечтать даже при "социалисте" Обаме.

Но не это самое страшное. Поскольку Трамп значительно раздул федеральный бюджет, отказавшись на чём-либо экономить, свободу и неограниченные возможности почувствовали профсоюзы государственных работников.

Здесь в качестве примера можно привести Западную Вирджинию, где Трамп выиграл с показателем 68.7%. Там профсоюз всего за девять дней добился повышения зарплат учителям сразу на 5%.

Ничего подобного до Трампа не случалось даже в демократических штатах. Большого количества людей вирджинские профсоюзы на улицы не выводили. Они просто поставили перед фактом мэров и губернатора, намекнув, что если их требования будут удовлетворены, то они никого не побеспокоят минимум 2-3 года.

Таким образом, Трамп наплевал на республиканскую идеологию, которая всегда подразумевала сдерживание и ограничение действий профсоюзов, и банально их купил. Как результат, корпорации стали ещё богаче и мощнее. Любые внутренние противоречия в их рядах свелись на нет. Средняя зарплата госслужащих, опекаемых профсоюзами, в этом году приблизится к отметке $130 тысяч (плюс исключительные бенефиты).

В проигрыше, естественно, оказался малый бизнес, потребители корпоративных товаров и услуг (рост цен продолжится), а также трудящиеся, не имеющие отношения к большим корпорациям, госслужбе и профсоюзам. Таким людям придётся очень непросто, и многие из них искренне жалеют, что голосовали за президента Дональда Трампа.

Напоследок скажу, что в марте рейтинг президента среди профсоюзных организаций достиг своего пика. Причина – поднятие Трампом пошлин на импортируемый металл. Профсоюзы намерены получить дополнительное финансирование "на защиту американских металлургов", не забыв при этом и о своей выгоде.

Вадим Дымарский