С имуществом по жизни

Америка
№8 (1139)

Бюро переписи населения (United States Census) опубликовало интересную информацию о стоимости имущества американцев в разные периоды жизни. Новые цифры опровергают множество различных стереотипов и заставляют всерьёз задуматься о такой невероятно важной для большинства работающих людей цели, как накопление. 

Самой бедной категорией населения являются лица младше 35 лет. Их личное имущество оценивается в $6,900 на одного человека.

Интересно, что в эту сумму попадают преимущественно одежда и личные вещи вроде микроволновки или игровой приставки в игровой квартире. 

До 35 лет американцы предпочитают тратить, а не копить. Поэтому по кредитным картам и всевозможным займам они должны почти в три раза больше, чем имеют имущества и средств на дебетовом аккаунте. Государство уже давно пытается обязать молодёжь "копить на старость" посредством всевозможных планов и страховок, однако до 35-летия американцы предпочитают спускать всё до последнего цента. Эта привычка через 20 - 30 лет сильно ударит по системе социального страхования, которая давно трещит по швам.

Состояние 35 - 44-летних жителей также не радует ($45,740). Ещё полстолетия назад эта категория населения считалась самой зажиточной и с учётом инфляции имела денег, вещей и недвижимости на сумму почти в четыре раза больше, чем в настоящее время.

Относительная беднота 35 - 44-летних объясняется непопулярностью института брака, ослаблением религии и стремлением взрослых американцев жить за счёт родителей. В 1968 году типичным представителем этой категории являлся состоящий в браке человек с двумя детьми. Сегодня - живущий отдельно один американец с одним ребёнком.

Сумма $45,740 складывается преимущественно из ювелирных украшений и антикварных вещей, которые стоят дорого, а также средств на дебетовом и сберегательном счету.

45 - 54-летние имеют имущества на $100,404. Интересно, что только к этому возрасту американцы находят стабильную работу и не боятся увольнения. Хорошая заработная плата позволяет накопить на мортгидж и откладывать часть накоплений. Кроме того, многие 45 - 54-летние получают деньги, вещи и имущество по завещанию умерших родственников.

Главная мотивирующая цель к личному обогащению представителей этой возрастной категории - дети в возрасте до 21 года (новые медицинские технологии позволяют американкам довольно легко рожать даже в 45 лет).

55 - 64-летние американцы могут выручить $164,498, если продадут всё, что у них есть. В эту сумму входят деньги на пенсионных планах, различные инвестиции, а также недвижимость (учитывается только та часть, которая уже выплачена по мортгиджу). 

Для жителей мегаполисов имущество человека предпенсионного возраста может показаться слишком маленьким. Однако именно столько стоят многие ранчо и участки земли в глубинке страны. Где-нибудь в Айове 64-летний фермер может обладать длинным списком имущества. В реальности, он окажется не "деревенским Трампом", а скромным человеком, получившим большую часть своего добра от предков.

Рядовой 65 - 69-летний американец имеет имущества на $193,833. В этом возрасте люди тратят меньше из собственного кармана, но дорого обходятся государству (именно после выхода на пенсию начинаются всевозможные болячки, за которые платит Медикер и/или Медикейд). Большая часть имущества состоит из недвижимости, средств на банковских счетах и накопленных в трудовые годы пенсионных денег.

$225,390 - именно во столько оценивается имущество 70 - 74-летних американцев. Это максимальная сумма за всю жизнь. Она складывается из двух факторов: смерти мужа/жены (имущество переходит к живому человеку), а также позднего выхода на пенсию и получения хорошей компенсации за десятилетия работы.

Любопытно, что именно в промежутке между 70 и 74 годами американцы меньше всего тратят денег и реже всего делают подарки (например, дарят дома детям или внукам). Этот феномен исследователи не могут объяснить уже много десятилетий. Даже самые щедрые люди на четыре года превращаются в скряг.

После 75 лет американцы становятся чуть беднее ($197,758) и это объясняется помощью родственникам, активной благотворительностью, а также разочарованием перед планами пенсионных накоплений. Система "накопления на старость" в Америке устроена так сложно и так хитро, что работающий человек, делая месячные платежи, представляет беззаботную старость и купание в деньгах. В реальности, отложенные средства заканчиваются очень быстро. Многие пенсионеры искренне жалеют, что ввязались в авантюру с накоплениями.

Имущество людей старше 75 лет уменьшается и по той причине, что многие из них соглашаются переехать в нурсинг-хом. Попасть в это учреждение очень сложно, так как Медикейд/Медикер оплачивает только минимальное количество льготных мест и преимущественно - в крупных городах.

В глубинке страны пожилые люди часто подписывают контракт, согласно которому отказываются от всего имущества в обмен на пожизненное проживание в нурсинг-хом, где получают круглосуточный уход и медицину.

В целом, на протяжении всей своей жизни среднестатистический американец живёт довольно скромно и не пытается утащить большие деньги/имущество в могилу. Тенденция показывает, что даже хорошо зарабатывающие люди сегодня стараются меньше сохранять и больше брать "взаймы" (аренда квартиры, лиз на автомобиль, студенческий лоун, кредитные карты и т. п.). Имущество всё чаще накапливается "само собой" в течение жизни, а не сознательно и усердно копится. 

С одной стороны, тенденция положительная. Граждане США имеют возможность обеспечивать себя всем самым необходимым на протяжении жизни и постепенно отдавать долги. С какой суммой на банковском счету человека настигнет смерть - практически никого не интересует.

С другой стороны, люди всё больше зависят от системы кредитования. Если она когда-нибудь перестанет работать, то накоплений среднестатистическому американцу хватит в лучшем случае на несколько лет (молодым - на несколько месяцев). Потом он окажется на улице без средств к существованию. 

Вывод из всего выше сказанного предсказуемый и понятный: в Америке можно жить в кредит, однако откладывать часть заработанных средств на чёрный день - необходимо.

Евгений Новицкий