Афганистан: война продолжается...

Военное обозрение
№52 (348)

Президент Джордж Буш подписал законопроект о выделении Афганистану трех миллиардов долларов. Эти средства будут поступать в Кабул в течение трех лет и должны пойти на создание афганских вооруженных сил.
Невольно возникает вопрос – почему самое крупное после оканчания американской военной операции денежное вливание предназначено для военных нужд этой, пожалуй, самой нищей на планете страны? Не логичней ли было бы профинансировать развитие ее экономики, социальных нужд, здравоохранения, наконец? Дело, однако, в том, что все эти государственные институты находятся в самом жалком состоянии и, в сущности, не способны развиваться в обстановке непрекращающейся гражданской войны. Междоусобная война с каждым днем охватывает все новые провинции и становится ожесточеннее.

Итоги операции «несгибаемая свобода»

- так называется сумма действий Америки и Северного альянса, которые привели к падению режима «Талибана». По словам командующего операцией генерал–лейтенанта Дэна Макнейла, за год его подчиненные полностью ликвидировали базы «Талибана» и «Аль–Каеды», обнаружили около 500 складов с оружием, изъяли более 8 тысяч единиц стрелкового оружия и многие тонны боеприпасов и взрывчатки.
Затраты на «Несгибаемую свободу» составили 10,5 миллиарда долларов, по данным бюджетного комитета Конгресса США. Что касается людских потерь, то данные американского командования не соответствуют сведениям независимых источников, которые утверждают, что они составили 102 погибших и 124 раненых. В это число входят и боевые потери, и результаты аварий авиатехники. Кстати, они составили 15 летательных аппаратов – самолетов, вертолетов и беспилотников. В любом случае потери эти к особо чувствительным не отнесешь, если, конечно, такой ценой достигнут полный разгром и уничтожение «Талибана» и всех баз террористов. Однако, этого, к сожалению, не произошло. Основные силы талибов и каедовцев разбежались, а не были уничтожены. Такова же судьба и их руководителей. Из руководства штаб–квартир этих организаций были убиты или захвачены в плен только 12 человек. Вдвое большему числу главарей, притом самых ответственных и осведомленных, удалось скрыться. В том числе лидерам - бен Ладену и мулле Омару.
Так что год спустя после начала операции «Несгибаемая свобода» считать ее завершенной, мягко говоря, преждевременно. В Афганистане остается почти вся войсковая группировка США, привлеченная к этой операции, – более 9 тысяч солдат и офицеров, в большинстве своем принадлежащих к элитным формированиям. Срок их пребывания пока не установлен.

Талибы не сложили оружия

По последним сведениям американской военной разведки, крупная группировка талибов действует на границе с Пакистаном в провинции Нангархар. Здесь оперируют два отряда общей численностью до 400 боевиков. Они совершенно открыто входят в кишлаки, убивают представителей кабульской власти. Еще примерно столько же талибов рассредоточены по всем населенным пунктам этой провинции среди местных жителей.
Более мелкие отряды талибов действуют практически во всех провинциях, граничащих с Пакистаном. Во второй половине ноября в провинции Пактия в засаду попал взвод американских рейнджеров. На горной дороге их подстерегал отряд талибов полевого командира Юсуфа Джархана. В ходе боя был подбит вертолет, вызванный для огневой поддержки.
На востоке Афганистана в районе кишлака Шегель нападению талибов подвергся конвой, сопровождаемый американским подразделением спецназа. Радио Катара сообщило, что потери американцев составили 14 человек. Штаб спецназа в Хосте, однако, этой цифры не подтвердил. Подобные стычки в Афганистане в последние месяцы стали обычным делом.
Весьма важным событием для восстановления талибских формирований стала организация так называемой «Бригады исламских мучеников». В бригаде большая группа уцелевших боевиков «Талибана» объединилась со сторонниками бывшего премьер–министра Гульбеддина Хекматияра. Вернувшись из Ирана, где он скрывался во время активной фазы американской операции, Хекматияр начал с того, что призвал всех пуштунов к джихаду против неверных – американцев и англичан и их союзников - таджиков и узбеков. Очевидно, «Бригада исламских мучеников» — одно из первых воплощений в жизнь этого призыва, потому что в ее создании Хекматияр принимал активное участие. Подразделения бригады осенью этого года действовали в провинциях Пактика, Хост и Логар. Численность ее, по данным агентства «Ассошиэйтед Пресс», превышает полторы тысячи боевиков. В их числе примерно равные количества моджахедов Гульбеддина и членов «Талибана». Среди полевых командиров моджахеды Салауддин Сафи, Рамзи Нуристани и талибские военачальники Абдул Кадир, Нур Джалил и Ахмад Шинквари. Все они весьма известные на востоке страны лица. По данным разведки кабульского правительства, бригада активно готовится к захвату нескольких провинциальных центров, чтобы на их территории объявить некое автономное образование, не подчиняющееся центральному правительству. Оно должно стать местом сбора наиболее фанатичных сторонников «Талибана».

Этническая междоусобица разгорается

Свергнутая ныне власть «Талибана» сумела в свое время силой оружия и кровавыми репрессиями объединить более 90 процентов Афганистана. Сегодня же идет обратный процесс, и страна фактически распалась на пять исторически сложившихся регионов, подразделившихся по этническому признаку. Самый большой из них – южный, около 16 провинций, населенных преимущественно пуштунами.
На северо–востоке страны находится второй по численности регион - 22 процента населения Афганистана - таджики. Три северные провинции принадлежат узбекам, на границе с Ираном живут афганские кланы, исповедующие шиитскую версию ислама. А в центре страны, в одной из самых больших провинций – Бамиан, обитают племенные объединения хазарейцев.
Все эти этнические группы в своих регионах живут на протяжении тысячелетий, имея сложившийся социальный и религиозный уклад, менталитет, традиционную систему ценностей и племенных лидеров. Прежде ими были ишаны – духовные вожди. Но после двух десятилетий непрекращающихся боев лидерами стали полевые командиры. Под их властью находятся тысячи вооруженных воинов, целые поколения выросли в военной обстановке и не мыслят себе жизни без оружия.
В связи с тем, что кабульское правительство не способно сколько–нибудь реально контролировать ситуацию в этих пяти регионах, власть местных лидеров сегодня практически абсолютна. Таким лидером в Мазари–Шарифе является генерал Абдул–Рашид Дустум, этнический узбек. В Бамиане правит Карим Халили, В Герате – Исмаил Хан, лидером таджиков является Мохаммад Фахим.
А вот у пуштунов, составляющих большинство населения Афганистана, единого лидера сегодня нет. Президент Хамид Карзай может претендовать лишь на контроль Кабула и тех немногих городов, где стоят гарнизоны экспедиционного корпуса. Другой пуштун, Бурхануддин Хекматияр, является главным, пожалуй, конкурентом кабульскому правителю.
Особенно остро в текущем году проходили бои и погромы в тех регионах, куда в прошлом врывались пуштунские отряды, убивая, грабя и изгоняя с насиженных мест узбеков, таджиков, хазарейцев и других. Сегодня идет обратный процесс – бьют и изгоняют пуштунов. Их имущество конфискуется, а тем пуштунам, кто сумел уцелеть, приходится бежать на юг или селиться в горных пещерах, не имея сколько–нибудь удовлетворительных средств жизнеобеспечения. И все эти события связаны с бесконечными вооруженными стычками, превращающимися в настоящие боевые действия, ибо не найдешь в Афганистане мужчину, не обладающего винтовкой или автоматом и не умеющего их применять.
Война в провинциях

Из 30 афганских провинций в 17 сегодня идет настоящая вооруженная борьба между претендентами на власть в регионах. Примером может послужить провинция Хост, где идут кровопролитные бои между отрядами губернатора Абдул Хакима и полевого командира Задран Хана.
Сторонники Задран Хана захватили город Надиршах, но долго не продержались. Кабульские подразделения при поддержке американцев его отбили. Напомним, что до этого американцы не вмешивались во внутренние столкновения. Как и прогнозировали специалисты, рано или поздно американцы начнут повторять ошибки, допущенные в свое время советскими военными, которые встали на сторону противоборствующих афганских лидеров.
Президент Хамид Карзай в начале текущего года назначил Задран Хана губернатором Хоста, однако местная джирга не приняла нового администратора. Тогда он попытался ворваться в Хост силой, но был отбит. Карзай назначил губернатором Абдул Хакима, однако Задран продолжает рваться к власти в Хосте силой и бои в провинции не утихают.
В провинциях Балх и Саманган за оружие взялись узбеки генерала Рашида Дустума. Они воюют с таджиками полевого командира Устада Атты. Боестолкновения за передел сфер влияния идут непрерывно также между отрядами политических лидеров провинций Сари–Пуль, Джауджан, Урузган и Бамиан.
В крупнейшей провинции Герат, что на северо–западе Афганистана, весь декабрь продолжаются бои между войсками губернатора Исмаил Хана и отрядами полевого командира Амануллы Хана. Ввиду отдаленности от Кабула президент Карзай не имеет возможности поддержать гератского губернатора войсками. Да и мало их у него. Поэтому он обратился к американцам и они послали к Герату стратегический бомбардировщик с дюжиной сверхмощных бомб. Однако моджахеды Амануллы Хана от них почти не пострадали. Досталось в основном мирному населению, что, естественно, не подняло чувств любви к американцам.

Война в Кабуле

Очевидными проявлениями этой войны являются два покушения, жертвами которых в текущем году стали высшие сановники кабульской администрации. В столичном аэропорту был убит министр авиации Абдул Рахман, а в самом центре города среди бела дня расстреляли вице-президента Афганистана Хаджи Абдул Кадыра.
Имели место и неоднократные попытки убить самого президента Хамида Карзая. По рекомендации служб безопасности он сменил резиденцию и охрану. В настоящее время ее осуществляет взвод американских рейнджеров, переброшенных с авиабазы Баграм. Совершенно очевидно, что Карзай весьма слабо владеет обстановкой в столице, что уж говорить о стране в целом.
Помимо всего прочего, резко обострились противоречия президента и военного министра маршала Мохаммад Фахима. Президент обвиняет маршала в саботировании процесса формирования национальной армии и в его симпатиях к России. В свою очередь, Мохаммад Фахим постоянно акцентирует внимание на неспособности Карзая принимать самостоятельные решения ввиду его полной зависимости от Соединенных Штатов.
В целях укрепления своего влияния Хамид Карзай производит перестановки в кабинете, направленные на снижение роли таджиков. Но и эти перестановки идут с трудом. Удалось назначить только двоих пуштунов: начальника связи и начальника управления кадров. В ответ прямо-таки взбунтовались два влиятельнейших военачальника–таджика: первый заместитель военного министра генерал Барьялай и начальник разведки генерал Марзи.
При сохранении таких негативных тенденций в высшем руководстве страны , как отмечают эксперты организации «Рэнд Корпорейшн», противники от подковерной борьбы могут перейти к открытому противостоянию. В этих условиях президенту Карзаю особенно необходимы преданные люди и соединения в национальной армии, которая сегодня находится в руках таджиков и в основном из них и состоит. Судя по всему, мощный американский финансовый вклад будет направлен на скорейшее формирование армии, на которую Карзай сможет положиться в деле упорядочения обстановки в столице и стране в целом.

Таким образом, сегодня в Афганистане образовался военно–политический вакуум, создающий идеальные условия для развертывания уже начавшейся гражданской войны. Лидеры Северного альянса считают, что им достались министерские должности, не соответствующие вкладу таджиков в победу над «Талибаном». Им противостоят пуштуны, не желающие утратить традиционных позиций господства в стране при любых обстоятельствах. Внутриполитический кризис разрастается, увеличивая хаос, и без того царящий в неуправляемых, по сути, провинциях Афганистана. Между тем все эти межэтнические конфликты, борьба за власть в столице и в глубинке происходят в период интенсивной подготовки нашей страны к войне с Ираком. Сосредоточение и развертывание американо–английских ударных группировок на суше и в акватории Индийского океана требуют немалых усилий и особенно остро нуждаются в стабильности стратегического тыла.
Естественно, любые негативные процессы, идущие в стране, где лишь недавно отгремели бои с талибами, крайне взрывоопасны, особенно когда дело касается такой же, в сущности, операции, какая имела место здесь. Потому что, во–первых, они могут потребовать срочного усиления сравнительно малочисленного американского контингента в Афганистане, что крайне нежелательно само по себе. Но и кроме того, если не удастся в самый короткий срок погасить здесь пламя гражданской войны, то это сведет на нет самый смысл операции «Несгибаемая свобода» и поставит под вопрос целесообразность куда более масштабной антииракской войны.