ОДИНОЧЕСТВО В ТАНДЕМЕ

В мире
№27 (742)

На последнем совещании в кремлевском кабинете президента Медведева едва ли не впервые в общем ряду подчиненных(!), за общим столом(!) сидел и премьер-министр Владимир Путин.
В течение двух лет со вступления в формальную власть Дмитрия Медведева мы наблюдали за титаническими ухищрениями по сохранению неформального первенства Путина в телевизионной (а значит и реальной) действительности. Ведь если глава государства собирает членов правительства и дает указания, руководитель кабинета министров обязан там быть. По долгу службы. Но Путин всегда блистательно отсутствовал. Тесниться вместе с другими за столом и внимать приказам президента, сидящего во главе стола – значит показать россиянам, что он теперь не главный. Формально и неформально. Картинка по телевизору для многих наших граждан убедительней слов.
Так и занимались телевизионно-политической эквилибристикой: Путин практически никогда не появлялся вместе с Медведевым – как его подчиненный, сопровождающий. Только отдельно – как самостоятельная фигура. Причем ТВ неукоснительно, до секунд, соблюдало хронометраж – дабы время Медведева в эфире новостных программ не превышало времени Путина.
Но постепенно время (не в телевизионном смысле) берет свое – видимо, и в коридорах власти меняется расстановка сил. А ведь человек, которого решительно все считали фантомом, зиц-председателем, ставленником, блюстителем места, находится на президентском посту лишь половину срока.
Конечно, можно посмеяться над доморощенными умозаключениями по телевизионной картинке: мол, это раньше безошибочно делали выводы о передвижках в верхах по расстановке советских руководителей на кремлевской трибуне в дни праздников. Равно как и скептически усмехнуться над выводами   американских политологов по поводу выступления Медведева в Стэнфордском университете, США. Они отметили, что, говоря о возможном выдвижении своей кандидатуры на второй президентский срок, Медведев не упомянул Путина. А что, он должен был повторить прошлогодний путинский шокирующий пассаж? Тогда, отвечая на вопрос зарубежных журналистов о будущих президентских выборах, Путин ляпнул о себе и Медведеве: “Мы сядем и договоримся”. Нет, конечно, Медведев такого не скажет – другой человек. А что между ними происходит в действительности - кто ж может знать, кроме них?

Многие деятели российской оппозиции жестко негативно относятся к Медведеву: “Ничего он реально не сделал”.
Несправедливо и неверно. Как будто никто из них, резких критиков, не заметил, например, что мы избавились от Ахмадинежада! Вспомним, вчера еще братались-обнимались с Ким Чен Иром, “Хамасом”, с тем самым Ахамдинежадом, заверяя его, что Иран в обиду западному супостату не дадим. А сегодня и международные санкции против Ирана поддержали, и с Норвегией по северным морям договорились, и даже с критическим докладом и резолюцией Совета Европы по нашему Северному Кавказу согласились.
Сложнее, когда речь заходит о внутренней политике, обстановке внутри страны. Путин называл правозащитников, членов неправительственных организаций (НКО) врагами, людьми, “шакалящими у иностранных посольств”. Медведев демонстративно заявил о режиме наибольшего благоприятствования неправительственным организациям, о развитии гражданского общества. Однако именно после его заявления усилились репрессии. По данным Фонда защиты гласности и ассоциации “Агора”, в 2009 году число случаев физического насилия в отношении активистов возросло в несколько раз, законно провести протестную публичную акцию в крупных российских городах почти невозможно, уголовные дела об экстремизме за безобидные фразы вроде “свободу не дают - свободу берут” стали возникать по всей стране.
То же самое с милицией и судом. Медведев ввел законодательный запрет на досудебные аресты по предпринимательским делам, но прокуроры и судьи, по сути, саботируют новый закон.
Еще посмотрим, что будет с указами президента о сокращении стратегических акционерных предприятий в 5(!) раз. Акционерные общества стратегического значения – гигантские кормушки. Все затраты и убытки – на счет государства, живые деньги – на личные счета.
И, наконец, что будет с указом о сокращении чиновного аппарата на 20 процентов. Известно по опыту - после попыток любого ограничения номенклатура, наоборот, расширяется. В данном же случае важно, что указы Медведева воспринимаются комплексно как наступление на номенклатуру.
В результате, против Медведева и на стороне Путина – силовые структуры, гражданский госаппарат, олигархический бизнес, желающие сохранить статус-кво. За Медведева – так называемая либеральная общественность и малый бизнес, не могущие дать ему ничего, кроме симпатий. При таком раскладе судьба Медведева определена – как решит путинское окружение, так и станется. Медведев без Путина – никто.
Однако, парадокс в том, что и Путин без Медведева обойтись не может.
Вроде бы чего проще – стать Путину президентом в 2012 году. Только сия рокировка не просто вызывающа, а равносильна откровенному заявлению в глаза российскому народу: никакой демократии нет и не будет, вы – пешки, а я что хочу то и ворочу.
Замену Медведева в 2012 году можно оправдать жесткой критикой результатов его правления. Мол, довел до ручки, а я пришел спасать. Но неизбежно возникнет вопрос: а чего ж ты был при нем премьером?
Действительно, связаны одним тандемом.
Наиболее оптимальный вариант для Путина - премьерство при последующем президентстве Медведева. Следовательно, с каждым годом значение Медведева автоматически будет возрастать, а влияние Путина таять. В силу объективных законов политики: дуумвираты долго не держатся, рано или поздно кто-то берет верх. Президент – всегда первый в глазах народа и даже номенклатуры. Премьер-министр, каким бы его ни называли “нацлидером” – лицо второстепенное.


Комментарии (Всего: 2)

Швейцарская газета Basler Zeitung опубликовала статью «Самая мрачная страна в Европе» (Das finsterste Land in Europa) о зверствах русских оккупационных террористических банд на территории Имарата Кавказ, которых уничтожают кавказские моджахеды в рамках общекавказского Джихада. В статье в частности говорится:____________________ «Россия была осуждена за грубейшие нарушения прав Европейским судом по правам человека уже более 150 раз. 300 случаев все еще находятся на рассмотрении.__________________ Всего страсбургские судьи до сих осудили Москву за бесследное исчезновение и убийство около 200 чеченцев. «Это печальный рекорд», говорит Рмер Леметр из правозащитной организации «Инициатива по русской юстиции» (Russian Justice Initiative), которая помогает многочисленным чеченцам в их исках в Страсбург.______________ «Россия была осуждена за нарушения основного права на защиту жизни чаще, чем все другие 46 членов Совета Европы вместе взятые». В России преступники остаются безнаказанными. Возмущение Совета Европы вызывает, прежде всего, то обстоятельство, что Россия не выполняет приговоры Страсбургского суда. Да, Россия выплачивает родственникам жертв предписанные Судом по правам человека компенсации — со времени первых чеченских приговоров в феврале 2005 года их общая сумма перевалила за 10,5 миллионов евро._________________________ Однако до сих пор не выполнено главное требование — чтобы были найдены и покараны преступники. До сих пор были покарано «очень незначительное число преступников», говорит киприотский социал-демократ Кристос Пургуридис, кооторый контролирует в Совете Европы выполнение судебных приговоров. ______________________ И в их случае речь идет только о «преступниках на низком уровне». Настоящие преступники — генералы и офицеры русской армии — до сих пор, как и раньше, остаются ненаказанными. Суд по правам человека все чаще указывает, что Россия возбуждает расследования только по прошествии многих лет после преступления, когда фактически были заметаны все следы. И даже если Страсбургский суд называет конкретного преступника, он остается безнаказанным._____________ Например, Москва до сих пор не сделала ничего, чтобы отправить на скамью подсудимых генерала Баранова. В феврале 2000 года Баранов перед телекамерой приказал убить одного пленного.________________ Кроме того, во все более растущей степени терроризируются чеченцы, которые обращаются с исками в Страсбургский суд. Это, вероятно, является причиной того, что число исков снижается, говорит Пургуридис.______________ В прошлом году поступило 80 новых исков. В этом году до сих пор только около 30. Подвергаются террору также активисты правозащитных организаций, которые поддерживают родственников жертв, говорит юрист Леметр и указывает: «Чечня- очень опасное место для правозащитников».

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
России нужна программа возврата начальников в простых граждан. Они себя небожителями считают и жизнь в стране организуют с высоты своего Олимпа. И Путину, и Лужкову, и т.п. давно пора простыми гражданами стать.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *