УЖАС ИЗ МОРЯ

В мире
№51 (661)

Генералы и политики иногда не думают, что противник способен нанести ответный удар. Пример тому - доктрина гитлеровского Генштаба от 1937 года: “Мы не должны повторять ошибки мировой войны и применять новые отравляющие вещества разрозненно и в небольших количествах. Такие отравляющие вещества должны быть применены молниеносно, неожиданно, в решающем месте и на широком фронте”.
При этом в Германии хорошо знали, что химическое оружие успешно разрабатывается и производится в Советском Союзе. Знали, что в СССР есть дальняя бомбардировочная авиация, способная донести смертельную отраву до территории рейха. Тем не менее, в 1942 году готовились применить на Восточном фронте снаряды с ипритом, люизитом, адамситом, фосгеном, дифосгеном. Тогда в Германии уже освоили изготовление зарина, который стал широко известен в мире после теракта в токийском метро 20 марта 1995 года.
О планах Гитлера своевременно сообщила советская разведка. Сталин и Рузвельт пригрозили залить Берлин ипритом. Только после этого в Германии опомнились. Вот и не верь, что нацистская верхушка – сборище маньяков и психов. Ведь надо начисто потерять здравый смысл: готовить химическую войну и не думать об ответном ударе. (В 1942 году английская авиация уже не уступала гитлеровской.)
На военных складах рейха к окончанию войны скопилось 300 тысяч тонн отравляющих веществ. По некоторым оценкам, это в три раза больше, чем в России и США вместе взятых на сегодняшний день. 
В 1945 году на Потсдамской конференции страны-победительницы постановили уничтожить трофейное химическое оружие, была создана Тройственная комиссия. Вначале намеревались захоронить бомбы и снаряды с отравляющей начинкой далеко в Северной Атлантике, на большой глубине. Но не получилось. Объяснения смутные и непонятные. Вроде бы начались шторма.
Теперь можно полагать, что к счастью. Попади смертоносный груз в океан – точно бы ничего не смогли сделать. А сейчас есть надежда. Потому что его похоронили в мелком Балтийском море. США и Великобритания в 1946-1947 годах затопили отравляющие вещества вместе с трофейными кораблями. Шестьдесят судов лежат на дне между Норвегией, Швецией и Данией, в проливах Скагеррак и Каттегат, соединяющих Балтику и Северное море. Местонахождение 42 кораблей сейчас установлено. А вот советское командование, видимо, решило сэкономить – сберечь суда для народного хозяйства. Бомбы, снаряды и бочки с ОВ разбросали по огромной акватории. Над ней саркофаг (некоторые ученые предлагают накрыть затопленные корабли саркофагами наподобие Чернобыльского) не установить. Разве что собирать поштучно. Немецкая администрация Восточной Германии (советской зоны оккупации) вела скрупулезный учет. Впоследствии в архивах ГДР обнаружили список:
71 469 авиабомб с ипритом;
14 258 авиабомб с хлорацетофеном, дифинилхлорарсином и арсиновым маслом;
8 027 авиабомб с адамситом;
408.565 артиллерийских снарядов с ипритом;
34 592 химических фугаса;
10 420 химических мин;
1 004 технологических емкостей с ипритом;
169 тонн технологических емкостей с цианистой солью, хлорарсином, цианарсином и аксельарсином;
7 860 банок с газом “Циклон-Б”;
8 429 бочек с адамситом и дифинилхлорарсином.
Итого – 35 тысяч тонн отравляющих веществ.
Всего лишь – восьмая часть от общего количества. Остальное – 267 тысяч тонн – затоплено американцами и англичанами вместе с кораблями.
Две акватории с химическими ядами - Борнхольмская и Готландская впадины – районы активного рыболовства. С 50-х годов в тралы и сети рыбаков попадали бочки и снаряды с отравой. В благополучных скандинавских странах в несколько раз увеличилась заболеваемость раком: Швеция вышла на первое место в мире - 3 тысячи больных на 100 тысяч населения.
“В проливе Скагеррак, в 20 милях от шведского портового городка Люксекиль, мы спустили на дно телеуправляемую видеокамеру и обнаружили проржавевшее насквозь транспортное судно с большим количеством химического боекомплекта, - рассказывает директор Атлантического отделения Института океанологии Вадим Пака. - Кроме этого мы взяли химические пробы грунта. Грунт оказался отравленным. Судно лежит на глубине 208 метров, и в любой момент его палубы со смертоносным грузом могут обвалиться и “выплюнуть” из проржавевших химических снарядов особо опасные ядовитые вещества. И это в районе, где в последнее время участились военно-морские учения НАТО. Страшно представить что произойдет, если вдруг даже учебная глубинная бомба упадет на затопленные в Скагерраке баржи”.
По расчетам, стальные оболочки бочек с ипритом, стенки химических бомб и снарядов окончательно разрушатся под воздействием соленой воды в ближайшие десятилетия. Одни ученые считают, что в Балтийском, Северном морях и вокруг погибнет все живое. Другие в мрачных пророчествах идут еще дальше – кое-что выживет. Но генетически изменится. Океанологи и микробиологи уже сейчас обнаружили, что в местах скопления химического оружия 95 процентов микроорганизмов не восприимчивы к иприту. Приспособились, мутировали. Точно так же будут постепенно приспосабливаться и уже приспосабливаются водоросли, моллюски, планктон, рыба. В конце цепочки - мутация человека. Рыбу, выловленную в этих морях, употребляют в пищу 250 миллионов европейцев.
Течение в проливах неизбежно вынесет яды в Атлантику. И далее – в Мировой океан. Всем достанется.
Государственные руководители, которые 60 с лишним лет назад принимали решение утопить в Балтийском море сотни тысяч тонн химического оружия, в то время не осознавали и не предвидели опасности – уровень знаний, уровень мышления был иной. Сейчас же экологические мотивы вроде бы становятся главными. Однако решение правителей Германии и России, намеревающихся провести по дну Балтики газопровод, вызывает оторопь. В 2005 году “Газпром” и германские газовые концерны пописали соглашение о строительстве “Северного потока”. Предполагалось закончить его уже в 2010 году. Трасса проходит как раз по Борнхольмской и Готландской впадинам. Скандинавские страны, Польша, Литва, Латвия, Эстония заявили протест. Возмущаются и российские ученые. Но руководители “Газпрома” на их конференции не являются принципиально.
Недавно председатель кабинета министров России встречался с делегацией из Финляндии. Говорил, что мы можем продавать и сжиженный газ, перевозить его на танкерах: “Только дороже это будет для вас... Европейцы должны решить - нужен им трубный газ в тех объемах, в которых мы предлагаем, или не нужен... Нам это нужно не больше, чем европейским потребителям”.
Финны ответили, что газ им нужен, но они опасаются экологических последствий.
“Да чего мы только не учитывали! И морских котиков, и птиц, и судоходство, и кабели, проложенные по дну, и боеприпасы, оставшиеся со Второй мировой войны!”, - весело парировал российский премьер.
Как будто до сих пор не понимаем: когда газы иприт, фосген и прочие выйдут наружу, будет уже не до бытового газа. И Европе, и России.
Москва