BОRО-графия Нью-Йорка: Инвуд

История далекая и близкая
№39 (649)

Уверен, что многие из вас, дорогие читатели, даже не догадываются о существовании в Манхэттене района под названием Инвуд. Он расположен в северной части острова и находится в тени славы своих более знаменитых «соседей» - Гарлема и Вашингтон-Хайтс.
Для историков Инвуд прежде всего примечателен тем, что именно здесь прошла самая знаменитая в американской истории «сделка с недвижимостью». В 1626 году голландец Питер Минуит, занимавший пост главы Нового Амстердама, встретился с четырьмя представителями индейского племени ленапе. После двухчасовой беседы Минуит сделал им «предложение, от которого нельзя отказаться», а именно – продать остров за 60 гульденов и два мешка с бижутерией. Индейцы согласились, и остров официально перешёл в руки европейских иммигрантов. Кстати, многие некомпетентные историки берутся утверждать, что Манхэттен был продан за 24 доллара. Это вымысел. Долларов тогда не было и в помине.
В середине XVII века земли северного Манхэттена выкупил Арнольд Деко – нидерландский фермер, сделавший состояние на производстве сыра. Деко был очень странным и чудаковатым человеком, за что получил прозвище «Арни-циркач». Например, он питался исключительно сыром и молоком, считая, что этот продукт способен продлить жизнь. К своему бизнесу относился так щепетильно, что даже сено для коров привозилось из Европы. Фермер считал, что восхитительный и неподражаемый вкус голландскому сыру придаёт именно произраставшая в пригородах Утрехта трава.   
Каждый день ранним утром голландец снимал пробу с приготовленного сыра, а потом лично развозил его по городским лавкам и тавернам. В неделю он продавал свыше тысячи паундов сыра.
Продукт Деко пользовался такой колоссальной популярностью, что к 1657 году голландец стал одним из самых богатых людей Манхэттена. Принадлежавшие же ему земли получили прозвище «сырной деревни». В подчинении Деко находились четыре сотни человек.
Примечательно, что голландец держал на своих землях только три вида животных – коз, овец и коров. Всех остальных, включая птиц, он хладнокровно приказывал  истреблять.
«Сырная деревня» просуществовала до 1670 года. 97-летний Деко умер сидя в кресле-качалке возле своего дома. В руках он держал кусок сыра... Поскольку родственники у сыровара отсутствовали, а завещание он написать не успел, руководство голландской колонии приняло решение приспособить его земли под выращивание капусты – самого востребованного овоща в Нью-Йорке  XVII столетия.
Выращивать её предстояло двумстам вновь прибывшим иммигрантам.  Руководителем хозяйства назначили Итена Андерсона – известного шведского фермера, вошедшего в историю как изобретатель «стеклянных бань». Так назывались теплицы, подогреваемые свечами. Благодаря теплицам Андерсона урожай капусты собирали шесть(!) раз в год.
К середине XVIII века Инвуд выглядел как типичный европейский посёлок: красивые капустные поля, маленькие однотипные домики, небольшая церквушка, две мельницы и шесть колодцев. Численность населения не превышала пятисот человек.
В 1769 году на весь Нью-Йорк прославилась жительница Инвуда Марла О’Брайан. Ей удалось родить сразу шестерых детей (пять мальчиков и одну девочку). Мэр Большого Яблока Уайтхэд Хикс публично пообещал выполнить любое желание матери-героини. Впоследствии он сильно об этом пожалел: О’Брайан попросила новый трёхэтажный дом, который был построен на деньги города.
Любопытно, что каждый из пятерых её детей добился больших успехов в бизнесе, не достигнув 30-летнего возраста. Фамилия О’Брайан была хорошо известна в таких отраслях, как банковское дело, торговля, строительство и перевозка грузов.
Историк Ивица Феллони написал в 1804 году, что «если бы не рождение пятерых О’Брайанов в XVIII веке, то Нью-Йорк никогда бы не стал самым популярным городом Америки».
В 1790-х годах Инвуд стал неофициальной столицей петушиных боёв. Ежедневно здесь проводилось более ста схваток между птицами. Естественно, на каждый поединок ставились большие деньги. Бывали случаи, что в азарте люди проигрывали всё своё имущество и оставались на улице без средств к существованию. Многие проигравшие кончали жизнь самоубийством.
Самого грозного и сильного бойцовского петуха Идвуда звали «Золотая птичка» (Golden Bird). Она принадлежала бывшему табачному магнату Рональду Ксавьеру, который очень тщательно подходил к тренировке своего подопечного. Ксавьер изобрёл специальную беговую дорожку, которая приводилась в движение с помощью кручения рычага. В итоге птица бегала как «белка в колесе» по несколько часов в день. Этот метод тренировок впоследствии переняли владельцы бойцовских петухов практически во всех странах мира.
Перед боем на «Золотую птичку» надевались специальные шпоры из чистого золота, оснащённые трёхдюймовыми шипами. С помощью такого оружия петух Ксавьера легко убивал противника.
Очень важный поединок в кровавой карьере «Золотой птички» состоялся в октябре 1794 года. Сицилиец Джанлука Вирно, один из лучших специалистов по подготовке бойцовских петухов в мире, приехал в Нью-Йорк со своим подопечным – четырёхлетней птицей по прозвищу «Орёл». На счету этого петуха числилось свыше тысячи поединков, и во всех он одержал победу. 
Схватка между «Золотой птичкой» и «Орлом» вызвала колоссальный ажиотаж. Позднее один из историков сравнит популярность этого события с современным «супер-болом» (финал чемпионата по американскому футболу). Билеты на бой официально не продавались. Они достались лишь влиятельным чиновникам и азартным игрокам, поставившим на исход поединка большие суммы денег.
Ксавьер был настолько уверен в победе своего подопечного, что разрешил использовать Джанлуке Вирно любое «обмундирование» для «Орла». И птица сицилийца вышла на ринг в своеобразных «доспехах», закрывавших шею и грудь петуха.
Финал боя стал неожиданностью для всех: спустя несколько секунд после начала «Золотая птичка» насквозь проткнула голову «Орла» золотым шипом. Птица Вирно погибла мгновенно. Однако сицилиец не очень переживал её смерть. «Орёл» был застрахован на очень хорошую сумму.
В XIX веке Инвуд превратился в один из самых тихих и живописных районов Манхэттена. Городская администрация выделила деньги на строительство и благоустройство парков, искусственных озёр и лужаек для барбекю. Мэр Нью-Йорка Джейкоб Рэдклифф называл Индвуд «отдушиной городской жизни» и «районом, где никогда и ничего не происходит».
Помимо голландцев, сюда перебрались десятки тысяч итальянцев, ирландцев и шведов. Любопытно, что, согласно исследованиям 1816 года, 94% населения Инвуда работали за пределами района. Малые бизнесы практически отсутствовали, за исключением прачечных, баров и таверн.
1906 год стал решающим в жизни Инвуда: власти провели сюда железную дорогу. Ее появление вызвало бурный рост строительства. К 1920 году здесь насчитывалось свыше трёхсот высотных домов. Поскольку недвижимость в Манхэттене всегда была прибыльным бизнесом, девелоперы так увлеклись, что заложили фундаменты билдингов даже на территории парков и зелёных площадок. Причём без всякого на то разрешения.
В 1924 году Джон Хилан приказал провести в районе тщательную проверку на наличие незаконно построенных зданий. Проверка закончилась гигантскими штрафами девелоперам, в результате которых двое нью-йоркских застройщиков полностью обанкротились.
Хилан пообещал, что как минимум четверть Инвуда будет состоять из парков и лужаек. Результаты выполненного обещания сохранились и по сей день. В районе находятся три роскошных парка – Inwood Hill Park, Fort Tryon Park и Isham Park. Настоятельно рекомендую прогуляться по всем трём, но особое внимание уделить Inwood Hill Park. Он занимает аж 196 акров (порядка 793 тысяч квадратных метров). Отсюда открываются красивейшие виды на реку Гудзон. Особеннно парк славится своими птицами. Их здесь, конечно, меньше, чем, например, в Центральном парке, зато можно увидеть редких краснохвостых орлов и североамериканских сов.
Главной исторической достопримечательностью Инвуда является жилище голландского семейства Дикман, расположенное по адресу 4881 Broadway на пересечении с 204 Street). Это типичный фермерский домик второй половины XVIII века, уцелевший до наших дней. С 1916 года в нём располагается музей, в котором есть масса уникальных экспонатов. Дом Дикман открыт для посещения пять дней в неделю (выходные – понедельник и вторник) с полудня до четырёх часов дня. Очень рекомендую там побывать.
На сегодняшний день Инвуд является одним из самых перспективных районов Манхэттена. Согласно прогнозам, через 5 – 10 лет здесь появятся суперсовременные небоскрёбы, а цены на недвижимость побьют все рекорды...