НЕПРИКОСНОВЕННЫЙ мат

В мире
№38 (648)

В международных аэропортах два коридора для прохода через таможню. Зеленый - для тех, кто идет без досмотра, для избранных. И красный – для рядовых граждан. Обладатель дипломатического паспорта Владимир Таскаев, возвращаясь из отпуска в родной Екатеринбург, спутал коридоры, а когда таможенник попросил его пройти там, где полагается его персоне, оскорбился.
- Ты не ох...? Что ты до меня доколупался? Погоны тебе жмут уже?..
- Не надо меня пугать, - сказал таможенник.
- Да я тебя не пугаю. Ты до власти дое... Тебе это надо?..
- Мне не надо, - ответил таможенник.
- И что ты сейчас хочешь?.. Что ты, золотая рыбка моя, хочешь?
- Ведите себя прилично... Вы находитесь, во-первых, в общественном месте... Материтесь.
- Я матерюсь?.. Че ты дое... до меня?.. Ох...я рожа! Начальника милиции вызови!.. Я на свою землю пришел, бл...ь!..
Диалог дается в очень сильно сокращенном виде. И вызывает недоумение: почему пограничники терпят, сносят площадную брань? Где, в самом деле, милиция?
Ответ кроется в следующих словах:
- Ты меня, депутата Госдумы, дипломата, собираешься раком поставить, что ли?.. Да ты г...о, бл..ь!.. Я – депутат, бл...ь, я – дипломат!

Теперь все ясно. Неприкосновенный депутат Государственной думы. И нельзя поставить вместо мата сплошные многоточия. Хотя некоторые читатели совершенно справедливо вознегодуют: зачем это тащить в газету? Надо. Со сплошными многоточиями эффект не тот, текст с многоточиями приобретает некую чуть ли не игривость. А тут следует предъявить все как оно есть.
Имеют ли значение имя, фамилия, биография? Только лишь для того, чтобы не возникло сомнений в факте. Таскаев Владимир Павлович, 1962 года рождения, координатор Свердловского регионального отделения ЛДПР, депутат Государственной думы по списку Либерально-демократической партии, соискатель ученой степени кандидата социологических наук.
Суть не в нем. Таких немало. И все – неприкосновенны. Не только депутаты, разумеется.
Например, в Новосибирске лейтенант дорожной милиции Александр Бугурнов задержал пьяного водителя и отправил его на медицинское освидетельствование. Несмотря на то, что тот предъявил ему удостоверение помощника районного прокурора. Закончилось тем, что лейтенанта приговорили к лишению свободы на 4 года условно за превышение должностных полномочий.
Милиция возмутилась. Начальник Новосибирского УВД пошел на принцип и выпустил специальную инструкцию, регламентирующую порядок действий “при выявлении административных правонарушений, совершенных сотрудниками прокуратуры”. В ней отмечалось, что “совершившие правонарушения равны перед законом, подлежат ответственности независимо от должностного положения”.
Прокуратура обжаловала инструкцию в Верховном суде. Верховный суд постановил, что сотрудники милиции не вправе наказывать прокуроров за нарушение правил дорожного движения, так как это противоречит закону “О прокуратуре”.
Общий закон о неприкосновенности расплывчат, предусматривает особый порядок для “депутатов, судей, прокуроров и иных лиц”. А кто такие иные лица? Их список велик. Неприкосновенны сенаторы, присяжные, члены Счетной палаты, уполномоченные по правам человека, кандидаты в президенты и бывшие президенты, прокуроры, следователи, члены избиркомов с правом решающего голоса, адвокаты, члены правительства, сотрудники Федеральной службы охраны и Федеральной службы безопасности, когда они находятся при исполнении служебных обязанностей.
В обществе то и дело возникают дискуссии об упразднении статуса неприкосновенности. Причем начинают их часто сами так называемые спецсубъекты. Недавно председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев предложил упростить процедуру привлечения к уголовной ответственности лиц с особым правовым статусом. Надо заметить, его инициативу поддерживают многие сенаторы и депутаты.
“448-я статья Уголовно-процессуального кодекса - о привлечении спецсубъектов к уголовной ответственности - противоречит Конституции”, - решительно заявил член Совета Федерации от Ингушетии Исса Костоев, в прошлом знаменитый следователь Генеральной прокуратуры СССР и РФ.
“Перед законом и сенатор, и депутат, и простой гражданин должны быть равны, - убеждена вице-спикер Госдумы Любовь Слиска. - Мы очень часто критикуем Европу за применение двойных стандартов по тем или иным общественно значимым вопросам, хотя, по сути дела, особый статус депутата – это тоже двойной стандарт”.
Более осторожен заместитель председателя Комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков: “В принципе я за предложение Лебедева, но только в идеальном государстве. А в сегодняшних условиях коррумпированности я против упрощения процедуры привлечения к уголовной ответственности спецсубъектов”.
На мой взгляд, Геннадий Гудков ближе к истине. Якобы демократические требования всех уравнять очень опасны. По сути, предлагается вместе с водой выплеснуть и ребенка. Ну как можно лишать неприкосновенности депутата райсовета? Да любого депутата.
Как же он защитит нас, избирателей, если его самого могут бросить в кутузку по любому придуманному поводу?
Каждый следователь – от Генеральной прокуратуры до районной – неприкосновенен. Лишить его статуса – что останется от правосудия, от надзора за законностью, который и осуществляет прокуратура?
А судьи? Ежегодно они разбирают тысячи дел по обвинению работников силовых структур в уголовных преступлениях. Возникает огромное количество процессов против чиновников всех уровней. Чтобы им противостоять, надо иметь особый статус. Наоборот, судья у нас еще не обладает той силой и властью, которую должен иметь. У нас судьи аплодируют президенту, который обещает повысить им зарплату. Почему их зарплата зависит от президента?
Вопрос в другом: какой неприкосновенностью обладает, к примеру, сын вице-премьера Сергея Иванова? Он насмерть задавил на московской улице старушку-пенсионерку и не понес наказания. Точно так же сын бывшего вице-премьера Олега Сосковца задавил трех дорожных рабочих, скрылся с места происшествия, бросив умирающих – и... дело замяли. Таких случаев – множество. От районных ветвей власти до высших.
А мы дискутируем, отменять законы о неприкосновенности или не отменять. Из многих мнений представляется знаменательным высказывание адвоката Павла Астахова: “Даже в тех случаях, когда людей необоснованно пытались привлечь к ответственности, эта норма не служила тормозом”.
Если перевести с адвокатского на русский, то получится: кого захотят – того посадят, невзирая на любую неприкосновенность, а кого не захотят – пальцем не тронут, будь он трижды виновен. 
Москва


Комментарии (Всего: 1)

Азия-с

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *