ИЗ ПРОШЛОГО РУССКОГО БАЛЕТА. “ГОРЯНКА” ОЛЕГА ВИНОГРАДОВА

Культура
№34 (644)

Я выбрала для своей статьи сюжет о балете Виноградова «Горянка» по мотивам дагестанского поэта Расула Гамзатова вовсе не в связи с событиями на Кавказе. Совпадение получилось случайным. Оглядываясь назад, я вспоминаю «юбилейные» факты из истории балета Мариинского (тогда Кировского) театра.
В 1968 году, сорок лет назад, хореограф Олег Виноградов (которому в этом месяце исполнился семьдесят один год), уже известный хореограф, был приглашен в Кировский театр на должность второго балетмейстера театра. Роль главного балетмейстера занимал К.М.Сергеев. Для молодого Виноградова (в момент приглашения ему было 30 лет) это был подарок судьбы.
Для дебюта в театре Виноградову предложили поставить балет «Горянка» на музыку Мурада Кажлаева. Гамзатов, узнав, что по его поэме делается балет, пригласил Виноградова с женой в Дагестан. Там Гамзатов и Кажлаев оказали им прием по всем правилам кавказского гостеприимства. Им показали красоты Дагестана, их повезли в такие отдаленные места, где жители деревень по-прежнему занимались натуральным хозяйством, как в ХVI веке, а русских вообще видели впервые.
В одном из аварских селений Виноградов видел танец девушек на ГОЛЫХ ПАЛЬЦАХ (а не в специальных балетных туфлях), причем девушки танцевали на камнях. Эту поездку Виноградов очень живо описал в своих воспоминаниях «Исповедь балетмейстера», книга недавно вышла в Москве.
Я хорошо помню премьеру балета в прекрасных декорациях М.Соколова. Дирижировал известный дирижер Д.Далгат. Сюжет этой трагической поэмы заключался в том, что молодая девушка Асият не хочет выходить замуж за человека, с которым обручена с детства. Она убегает в некий почти сказочный город, где люди живут свободно и счастливо, но жених настигает Асият и убивает ее.
Балет был по тем временам очень необычным, хореограф совмещал дагестанские танцы и классику. Весь балет был поставлен в стиле монументальной фрески, насыщенной сложными танцами. Большую роль играл кордебалет, у него была самостоятельная роль в балете как отдельного действующего лица (такую роль играет кордебалет в спектаклях Эйфмана). В балете не было привычных дуэтов, поскольку по дагестанским (мусульманским) обычаям женщина и мужчина не должны были касаться друг друга до свадьбы.
Первые прогоны балета (репетиции на сцене в гриме и костюмах) танцевали Наталья Макарова (в прошлом соученица Виноградова) и Габриэла Комлева. Но Макарова порой меняла что-то в хореографии, подчиняясь своей вольной фантазии, а Виноградов, естественно, нервничал, он хотел, чтобы его первый балет на сцене Кировского театра шел так, как он его поставил. Мне казалось, что Виноградов предпочитает Комлеву, исключительно техничную балерину, которая всегда скрупулезно исполняла хореографический текст и производила впечатление в драматических моментах роли. Но меня восхищала Макарова, легкая, нервная, как говорил Виноградов, «козочка, скачущая по горам». Мне казалось, что ее повышенная эмоциональность делает образ Асият более интересным. Но именно вокруг исполнительниц главной роли возник внутритеатральный конфликт. Третьей исполнительницей на роль была назначена Калерия Федичева...
Федичева в те времена была не просто примой-балериной театра, а «первой дамой королевства», поскольку пользовалась «особым» покровительством директора театра Петра Рачинского. По прочности положения в театре она уступала только Ирине Колпаковой и то не потому, что Колпакова была, вне всяких сомнений, неизмеримо лучшей танцовщицей, чем Федичева, но в силу прочного партийного положения Колпаковой.
Позвольте представить действующих лиц. Петр Рачинский. Директором театра назначался партийный человек. Он совсем не обязательно должен быть знаком с театральным миром. О Рачинском ходила молва, что в прошлом он был пожарником. Придя в театр в 1962 году, Рачинский первым делом выжил из театра Юрия Григоровича (из солидарности с балетным руководством, естественно). Рачинский рассматривал балет как свою вотчину, словом, был типичным самодуром и деспотом. Вадим Гуляев, которому принадлежало много язвительных замечаний по поводу жизни в театре, утверждал, что Рачинский говорил: «Зачем мне нужен в театре художественный совет? Я и сам знаю, кому танцевать «маленьких лебедей».
Калерия Федичева, как я сказала, пользовалась особым покровительством директора. Федичева окончила училище в 1955 году. Она была, несомненно, талантливой танцовщицей, яркой и темпераментной, но ее грубая, вульгарная манера танца противоречила благородному стилю исполнения ленинградских балерин. Держала она себя в театре как настоящая «временщица».
На Федичевой лежит большая доля вины в безобразном отношении Рачинского к Алле Осипенко, в которой Калерия видела свою соперницу (хотя Федичева как балерина никогда даже близко не поднималась до уровня Осипенко). В 1976 году Федичева, после того как Рачинского сняли с должности, уехала в Америку, где ее сценическая карьера не сложилась, поскольку балерина была уже не в форме. Но при этом Федичева не переставала обвинять в своем положении выдающихся русских танцовщиков, работавших на Западе: не могла простить чужого успеха! Федичева открыла школу в Си Клиффе, где успешно преподавала, я видела концерты ее учеников, они были хорошо обучены. Умерла в 1994 году от рака.
Так вот, именно из-за Федичевой разразился конфликт на том самом заседании художественного совета, который был не нужен Рачинскому. Худсоветы тогда состояли из артистов со званиями, критиков, представителей обкома и горкома. Федичева посещала репетиции нового балета нерегулярно, «текст» от репетиции до репетиции забывала, но именно ее Рачинский поставил танцевать премьеру. Виноградов заявил, что если Федичева будет танцевать первый спектакль, он отказывается от спектакля.
Уладил дело Гамзатов, который сказал, что Виноградов – автор балета, ему и решать. Рачинский не смог перечить Гамзатову, Комлева танцевала премьеру, Федичева – второй спектакль, а Макарову поставили в третий состав. Виноградов, сколько ни возмущался, поделать ничего не мог. Несправедливое распределение спектаклей стало одной из тех обид Макаровой на руководство театра, которые толкнули ее в 1970 году на решительный (и счастливый для нее) шаг: она осталась на Западе. Макарова – избранница судьбы, ее жизнь сложилась на Западе счастливо, и она достойна своей великой славы.
Спектакль «Горянка» имел заслуженный успех. В нем незабываем был Валерий Панов в роли главного героя Османа. Его Осман - и обаятельный и страшный - был центром спектакля наравне с Асият. Судьба Панова, который уехал в Израиль, могла бы стать сюжетом романа или кинофильма. Его выпустили в Израиль в 1972 году после длительной травли, скандалов, попыток попросту убить строптивого танцовщика. Панов, однако, вырвался на Запад, много танцевал в разных странах мира, руководил различными театрами, ставил балеты. Кажется, он по-прежнему является директором балета в Бонне (Германия).
Хорошим исполнителем роли Османа был и Олег Соколов. Вторую мужскую роль Юноши танцевали Вадим Гуляев и совсем молоденький Михаил Барышников. Виноградов, Комлева, Панов и Соколов получили за этот спектакль Государственную премию.
Отношения Федичевой с Виноградовым как-то уладились, но ненадолго. В 1972 году подобный же конфликт Калерия спровоцировала на репетициях «Зачарованного принца», который ставил Виноградов. На этот раз директор не уступил хореографу. В результате Федичева танцевала премьеру, но Виноградов ушел из театра.
В 1977 году Виноградова заставили вернуться в Кировский театр на должность художественного руководителя балета и главного балетмейстера. В 1984 году он создал новую версию балета «Горянка», назвав его «Асият». Я была уже в Америке, поэтому только слышала, что изумительной исполнительницей роли стала молоденькая «восходящая звезда» театра Алтынай Асылмуратова.
Театр начал выезжать на гастроли за границу. Но балет «Асият» оказался «невыездным», поскольку на Западе не хотели конфликта с мусульманским населением своих стран. А в балете симпатии создателей оказались на стороне девушки, нарушившей национальные и религиозные традиции. Балет «Горянка» - «Асият» постепенно выпал из репертуара. Но зрительская память осталась.
Этим летом исполнилось 20 лет со времени знаменательного события в истории русского балета: Олег Виноградов добился разрешения у советских властей пригласить Наталью Макарову танцевать с балетной труппой Кировского театра в Лондоне. Я присутствовала при этой первой встрече великой Макаровой и труппы, которую она покинула в 1970 году. Я расскажу об этом событии в следующем номере газеты.


Комментарии (Всего: 1)

К сожалению не осталось видео записи этого балета-есть только лезгинка в концеhтном варианте...жаль

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *