“Ненависть, которую следует преодолеть”

В мире
№22 (632)

Очень пожилая чета моих соседей уже много лет не пользовалась таким вниманием, как в нынешнем мае. Им приносили красочные брошюры, уточняли фамилии в различных списках, а главное - обещали принести избирательную урну на дом. Старики с гордостью почувствовали, сколь важны их голоса на парламентских выборах, и вдумчиво обсуждали, кому из трех избирательных блоков и девяти политических партий отдать предпочтение.
Последний раз о пенсионерах вспомнили уже в день выборов – по телефону поинтересовались, идут ли они на избирательный участок. И узнав, что люди, которым уже за 90, ждут урну дома, прервали разговор. В итоге они никого так и не дождались и соответственно свой гражданский долг не выполнили.
«Значит, ваши голоса отдали тому, кому надо, - объяснил им всезнающий сосед, таксист Валико. – Да вы не огорчайтесь, вон что по телевизору показывают».
По всем каналам показывали другую супружескую пару - известную всей стране. Один из главных оппозиционеров, лидер Лейбористской партии Шалва Нателашвили недоумевал на избирательном участке, почему его жены нет в списках...
Я далек от утверждения, что именно эти три голоса повлияли на итог выборов, которые на международном уровне признаны вполне демократическими. Но с внутреннего уровня видно, что это отнюдь не единичные и далеко не самые вопиющие нарушения избирательного законодательства. Поэтому оппозиция объявила, что ее лишили заслуженной победы, а в Грузии началось очередное яростное политическое противостояние.
Срок проведения внеочередных парламентских выборов, которые обошлись далеко не богатым грузинским налогоплательщикам в 30 миллионов лари ($20,1 миллиона), назначили сразу после того, как Михаил Саакашвили в январе снова стал президентом. Глава государства очень не хотел переносить избрание парламента с осени на весну, как того требовала оппозиция. Но все-таки пошел и на эту, и на другую уступку – сократил количество будущих депутатов с 235 до 150.
Оппозиционеры до сих пор не признают своего поражения на президентских выборах, называя их сфальсифицированными. И собирались взять реванш именно сейчас, надеясь, что еще не остыли страсти после осенне-зимнего народного возмущения. Но за полгода команда Саакашвили постаралась сделать все, чтобы это недовольство снизилось. Она не только отменила многие непопулярные среди простого люда решения, но и значительно обновила список своих кандидатов, убрав из него людей, раздражавших общество. А новые кандидаты пошли в народ, обещая решить все социальные проблемы. Рука об руку с главами местных властей они стояли на всех торжественных открытиях новых водопроводов и больниц, дорог и парков, автобусных линий и спортплощадок. Жителям аварийных зданий они обещали подыскать инвесторов, которые вместо развалюх построят дворцы.
И им стали верить. А уж телевидение постаралось, чтобы достижения партии власти постоянно были на экранах. Оппозиционные кандидаты тоже времени зря не теряли, но... Во-первых, у них не было ни больших денег, ни послушных СМИ. А во-вторых, они представляли не единую силу, а разрозненные партии. И могли только ругать власти да давать обещания, не подкрепленные чем-то, уже конкретно сделанным.
 Но при этом оппозиция постоянно предупреждала, что «вновь начнет массовые акции протеста, на этот раз - до победного конца», если на парламентских выборах будет хоть одна фальсификация.
И власти не оставили эту угрозу без внимания. Они призывали своих противников к переговорам, обещали им высокие посты, но те на диалог не шли. И в прессе появились сообщения, что правительство готовится вновь применить силу. А конкретно - на военной базе близ Тбилиси спецназовцы на макете проспекта Руставели отрабатывают разгон демонстраций.
В «верхах» немедленно опровергли эту информацию, как и другую, о том, что из тюрем досрочно освобождают заключенных в обмен на их голоса. 19 мая Минюст заявил, что «в мае, по сегодняшним данным, никто не освобожден». Но за два дня до этого промелькнуло сообщение: «По распоряжению президента от 16 мая за №325 освобождено 137 заключенных».
В масштабах голосования по стране число, конечно, ничтожное. Но оппозиция утверждает, что именно вышедшие на свободу криминалы запугивали людей на избирательных участках.
Ну а помимо этого, обвинений у нее масса. Что наблюдателей и членов избирательных комиссий от оппозиции избивали и изгоняли с участков, бюллетени забрасывали пачками и даже мешками, а урны вскрывали преждевременно - «для перепроверки». Что 70% силовиков голосовали и по месту жительства, и на работе, а солдат перевозили из одного города в другой или давали отпуска, чтобы они проголосовали и дома. Что вместо специальной жидкости в маркеры заливали воду, на 65% избирательных участков не хватало бюллетеней, многие голосовали не тайно, а прилюдно, полиция врывалась на участки и вывозила бюллетени из неопечатанных урн. Что заранее заполнялись итоговые протоколы или подписывались их пустые бланки, в списках были несуществующие адреса и граждане, а реальные избиратели не находили своих фамилий. Что главы районных администраций самолично разносили переносные урны, а бюллетени в них опускали абсолютно здоровые люди. И что не обошлось без взяток - прямых и «борзыми щенками». Если деревенским жителям предлагали по 20-30 лари за «правильное голосование», то в столице обещали списать долги за воду, электроэнергию и газ. В итоге оппозиционные партии и неправительственные организации отозвали своих наблюдателей «из-за террора и из-за того, что, несмотря на призывы, выборы все равно фальсифицируются».
Впрочем, справедливости ради надо сказать, что и сами оппозиционеры уличены в драках, силовом давлении, а мажоритарная кандидатка от лейбористов в кахетинском районе выкрала страницу избирательного списка и унесла ее в... нижнем белье.
Была и открытая уголовщина. Прямо в избирательной комиссии одного тбилисского района в драке ранили в грудь и ногу оппозиционера. В Мегрелии активиста оппозиции вообще застрелили, когда он шел на избирательный участок, а его дочь ранили. Правда, полиция утверждает, что к политике это не имеет никакого отношения и все дело в соседской ссоре. А в приграничном с Абхазией селе отлупили одного из лидеров Объединенной оппозиции Кобу Давиташвили, пытавшегося помешать голосованию беженцев, не имевших никаких документов. Причем сделали это женщины. И информация об этом так развеселила избирательный штаб правящей партии, что 18-й номер партийного списка подарил бутылку виски тому, кто ее сообщил.
Большинство из почти 5 тысяч наблюдателей посчитало, что такие примеры – единичные факты. И что общей картины демократических выборов они не портят. Правда, Центральная избирательная комиссия именно по жалобам наблюдателей отменила итоги выборов в 26 участках и призналась, что на ее сервере потерялись данные нескольких десятков протоколов. Однако на итоги выборов это не повлияло. И партия власти получила в новом парламенте подавляющее большинство - около 120 мест.
А на фоне восторгов наблюдателей стоит прислушаться к мнению самых авторитетных из них – от ОБСЕ и Евросоюза. Они считают, что эти выборы не были идеальными, но главное - налицо прогресс по сравнению с президентскими выборами (которые, заметим, тоже признавались демократическими).
«Выборы в целом соответствуют международным стандартам, хотя есть ряд упущений и проблем - процедурные и технические нарушения, маркировка избирателей. Но главное - недоверие к избирательной системе. Выборы - это не битва за жизнь или смерть... Между участвующими в них партиями была ненависть, которую следует преодолеть, и проигравший должен уметь держать удар» - таков вывод. Ну а глава делегации Парламентской ассамблеи Совета Европы Матиас Йорш ушел от прямого ответа на вопрос, сдала ли Грузия тест на демократию: «Страна приступила к построению демократии, и этот процесс, который требует времени, начался всего 4 года назад».
Оппозиция в ярости: в парламент пробились лишь один ее блок и две партии, все остальные, распылив свои силы, не набрали 5-процентного барьера.
Впрочем, у оппозиционеров своя статистика – они вели параллельный подсчет голосов и утверждают, что набрали почти на 3% больше, чем партия власти. Что произошла та самая фальсификация, о которой они предупреждали, и теперь остается только борьба до победного конца.
В этой борьбе они видят два пути – отказ от участия в работе парламента и уличные акции. От своих депутатских мест оппозиционеры уже отказались, но первая акция протеста в день выборов сорвалась - предусмотрительный Саакашвили назначил голосование на день финала Лиги чемпионов УЕФА, а в Грузии футбол – больше, чем спорт. Реванш был взят в День независимости Грузии - свыше 20 тысяч митингующих вышли на проспект Руставели сразу после военного парада и потребовали до 18 часов аннулировать итоги выборов. Лидеры оппозиции попытались прорваться в парламент, но их туда не пустил заранее собранный спецназ. А про подсчет голосов им сказали, что итоги – предварительные, а окончательные будут через 18 дней. И оппозиция временно разошлась, пообещав вернуться и уже не уходить. Но соберет ли она столько народа? Ведь начнется очередной большой футбол - чемпионат Европы. Впрочем, в Грузии политика воспринимается как битва за жизнь или смерть...


Комментарии (Всего: 1)

А чем оппозиция лучше Сакашвили? Что такого она предлагает? Ничего. Поэтому таков результат.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *