ПЕШЕХОДНЫЙ РАЙ

Дела житейские
№17 (627)

В это воскресенье я ездила в ньюаркский парк полюбоваться цветущей сакурой. Он раскинулся вдоль реки. Народу - немного. Было прохладно, тихо, и вспоминались японские танки и хокку. Вот, к примеру, в середине XVIII Фукуда Тие, монахиня-поэтесса, написала такое хокку: “Над волной ручья/Ловит, ловит стрекоза/Собственную тень”. Мысли о тщете человеческой жизни выражены лаконично и наглядно. Так и видишь эту стрекозу в летний день над водной рябью. И даже слышишь, как она летит... Добавить нечего. В русской литературе на ту же тему - “Смерть Ивана Ильича”.
Япония меня всегда завораживала, хотелось узнать о ней побольше. Я действовала: два года в Нью-Йоркском университете изучала японский театр, в деревне под Ярославлем старалась создать японский садик - накупила кучу книг на русском и английском языках, свела знакомство со специалистами по японским растениям, научилась готовить суши и проводить чайную церемонию. Кое-что знаю о способах варки риса, хрене “васаби” и покрое кимоно. Кое-что читала и видела: Басе, “Записки у изголовья”, Абэ Кобо, Судзики, Хирошиге, Куросава и “Рассемон”. Только, думаю, мои персональные достижения не слишком убедительны: языка не знаю, знакомых японцев нет. Приобщение к японской культуре весьма условное. В Токио так и не собралась: с группой ехать не хочется, а одной как-то неуютно. Подходящих спутников ни в России, ни в Штатах не нашлось. Но это ведь не объяснение...
Мой интерес к Японии не ослаб. А недавно я узнала, что в Токио, этом гигантском городе (жителей - 12, 5 миллиона человек; собственно Токио - это 23 района, которые с 1889 по 1943 год составляли административную единицу город Токио, а ныне сами приравнены по статусу к городам; у каждого есть свой мэр и городской совет), молодежь, подростки обращают очень большое внимание на свою внешность: make-up, прическу, одежду. Стараются её всячески разнообразить. Выражают через одежду свое отношение к окружающей действительности.
В тусовочные места токийских любителей карнавала и шоу приезжают дизайнеры со всего света набираться новых идей. Уличные модники составляют уникальные комбинации из несочетаемых вещей, красят волосы в ультрафиолетовые цвета и наносят немыслимый сложный макияж.
ХАРАДЗЮКУ,
ВОСКРЕСНЫЙ ДЕНЬ
Японцы говорят, что уличные сборища - “хокотэн” (“пешеходный рай”) стали впервые появляться в Харадзюку в 70-е. Этот ныне молодежный район находится рядом с храмовым комплексом Мэйдзи-дзингу. Храм назван по имени 122-го императора Японии Муцухито (1867 - 1912), точнее, по его прозвищу Мэйдзи, которое он получил в результате провозглашенного им кредо “просвещенного правления”. Ему Япония обязана своим процветанием: в 1868 году он начал реформы и приоткрыл границы. Императора после кончины возвели в ранг божества. Храм окружен зарослями - 80 лет назад там посадили 100000 деревьев и оставили их развиваться естественным путем. Получился почти лес - парк Ёёги.
В 70-е здесь появились танцующие твист и рок-н-ролл молодые люди с коками, клешами и обувью на платформе. Это собирались японские фанаты Элвиса Пресли. Они приносили с собой магнитофоны, танцевали и соревновались в сходстве с кумиром. Публика развлекалась, фотографы фотографировали. Потом “стиляги” выросли и исчезли.
В 80-х по воскресеньям в этом районе останавливали движение. На Омотэсандо и улицу, проходящую через парк Ёёги, приходили уличные музыканты и подростки в “хипповских” нарядах. Среди них выделялись такэноко-дзоку (племя бамбуковых побегов). “Бамбуковых”, несмотря на название, не интересовали редкие деревья парка. Они не посещали сад ирисов и выставки хризантем. Не нужна была им и чайная церемония под открытым небом, которой славится храм Мэйдзи. Свое имя “племя” получило по названию улочки, где продавалась дешевая одежда, которую покупала эта молодежь: поношенная военная форма с американских баз, платья “а-ля Мэрилин Монро”, шляпы-таблетки, которые любила  Джекки Кеннеди, краска для волос, превращающая брюнеток в кукольных блондинок.
Племя делилось на группы. У каждой был свой магнитофон, своя любимая музыка, своя форма и свой стиль танца. “Бамбуковые” не разговаривали друг с другом. По свистку лидера они выстраивались в две шеренги или образовывали круг. Следующий свисток - и “бамбук” приходил в движение. Танцевали рок, шейк, самбу, твист. Ритмично выкрикивали: “А сорэ-сорэ, такэноко!”   (“А ну-ка бамбуковые ростки!”) По свистку заканчивали танец. Отдыхали возле тележек мелких торговцев жареной лапшой, сластями, прохладительными напитками.
Члены “бамбукового племени” приезжали в Харадзюку из предместий и “спальных городов” в переполненных электричках и метро. Для многих из них  воскресные танцы были ну если не  целью жизни, то возможностью расслабиться, забыть о школе или скучной работе, почувствовать себя “столичной штучкой”. Туристы и зеваки тысячами приходили смотреть на “такэноко-дзоку”, которые стали одной из достопримечательностей города.
В 90-х по этим улицам снова открыли движение, а подростки перестали приходить. Они стали собираться по воскресеньям в Харадзюку на мосту, который соединяет станцию метро с парком Ёёги. Здесь есть все, что нравится очень юным и еще не сформировавшимся обитателям столицы: бутики, кафе, магазины, рестораны, рассчитанные на молодежную аудиторию.
На улицах - молодые люди в самых разных костюмах: тут и готы, и панки, и лолиты, и парни в ковбойских костюмах. Японская модная молодежь может раздражать, может казаться нелепой, эпатирующей, противной, но - с чем не поспоришь - она обладает собственным стилем. Главное действо переместилось в сферу уличной  моды, маскарада, карнавала, шоу, стихийного праздника, в общем того безумия, ради которого каждое воскресенье сюда съезжается несколько десятков девочек-подростков.
Приезжают и люди постарше, чтобы посетить храм Мэйдзи Дзингу, парк Ёёги или сходить за покупками на улицы Омотэсандо или Такэсита-дори. В витринах - последние тренды моды.
Перечислю основные стили и направления:
1. Лолита. Готические Лолиты. Они - в коже, пугают черным макияжем. Женственные, элегантные. Ее лучшие представительницы похожи на оживших кукол викторианской эпохи. Впрочем, здесь все похожи на кукол.
Милые Лолиты - словно сошедшие со страниц детских сказок. Они обожают цветочки и пастельные цвета.
Классические Лолиты - в сложных и изящных одеяниях приглушенной цветовой гаммы. Они поражают утонченностью и зрелостью образа.
Gothic Lolita Aristrocrat. Строгие платья, длинные юбки и обтягивающие брюки. Темный макияж.

Года два назад Лолиты устроили всеяпонский съезд, на котором официально и навсегда отмежевались от героини Набокова, вынесли резолюцию о том, что существует шесть видов Лолит - не больше и не меньше.

2. Elegant Gothic Aristrocrat. Унисекс. Вещи для мужчин и женщин похожи. Это довольно простая, свободная и элегантная одежда в темной цветовой гамме.

3. Японские панки - вдохновение черпают в Лондоне 70-х годов. Они - “против” и подчеркивают это кричащей одеждой, кричащим макияжем и пирсингом.
4. Дэкора - от декоративный. Яркие цвета, громадные украшения и обилие аксессуаров. Можно, словно елку, украсить себя конфетами и апельсинами, устроить перформанс и угостить всех вокруг.
5. Каваии - детский стиль, “cute”. Детская непосредственность, игривость. Рюшечеки, оборочки, воланчики, бантики, гетры и гольфы, игрушки и так далее.

6. Вамоно - смесь традиционной одежды с западной.

Подростки появляются рано. Их костюмы - в рюкзаках или под плащами. Они расставляют складные стульчики, раскладывают косметику и превращаются в принцесс, ведьм, медсестер и прочих героинь, напоминающих одновременно черно-белые фильмы ужасов 30-х годов и порнофильмы. Девушки гуляют, издалека кивают друг другу. С удовольствием позируют фотографам. Когда наступает вечер, смывают грим, оставляют платья в камерах хранения и спокойно едут домой доделывать уроки.
Социологи и психологи считают, что школьницы бунтуют против белых гольфов и синей форменной юбки, офисного костюма папы и маминого фартука. Бунтуют против размеренности и монотонности. Расслабляются на полную катушку.
Лолит в отличие от гангуро не выделяет загар, остающийся неизменным круглый год, или въевшиеся в кожу татуировки. Словом, ничего такого, что нельзя было бы смыть за десять минут в туалете ближайшего кафе перед возвращением к родителям.
СИБУЯ, ТЫ МОЯ СИБУЯ
Второй район Токио, где собирается молодежь(чуть постарше, от 18), - Сибуя. Здесь очень много клубов и музыкальных магазинов. Есть крошечные барчики. Моя подруга Полина Г., часто бывающая в Токио, рассказывала об одним из них. Им владеет 60-летняя японка, которая знает русский язык и очаровательно поет старинные романсы.
Модное безумие началось в Сибуя со стиля Fruits в середине 90-х. Fruits - это сочетание гардероба японской школьницы-Лолиты, куклы Барби и панка. Девушки и юноши красили волосы в розовый, синий, оранжевый, зеленый, красный цвета. Рисовали глаза, как у героев анимэ. Вставляли сережки в губы и носы. Носили вызывающие наряды. Fruits расценивался как вызов строгости офисного стиля и был якобы протестом против законов, по которым живет мир взрослых.
МИР ХРУСТАЛЯ
В 1981 году вышла книга и одноименный фильм “Нантонаку курисутару”   (“Слегка хрустальные”). Молодой писатель Ясуо Танака описал жизнь своих современников, которые выросли в условиях “экономического чуда”. Молодежь презирает “рабочих муравьев”, в том числе и собственных родителей. Она капризна и изнежена. “Мы не читаем книг, ничем не занимаемся с энтузиазмом,” - говорят герои. - “Наши головы не пусты, но и не затуманены...”
“Хрусталь, - как говорил на пресс-конференции автор, - сверкает, лишь отражая упавший на него свет. Ничего не представляя сами по себе как личности, “курисутару” (“хрустальные”) самовыражаются в клубах и дискотеках. Носить только “бренды”, читать лишь комиксы, торопиться в числе первых посмотреть очередной боевик, “освоить” наркотики и пересыпать свою речь сленгом американской морской пехоты - это “хрустально”. Они аполитичны, безразличны ко всему, что происходит за пределами холодного “хрустального” мира. Пофигисты”...
Рядом с “хрустальными” на Сибуя оттягиваются “бурикко”. Это - стайки экзальтированных юных девиц. Многие сами зарабатывают на хлеб насущный. Отведав мороженого или блинчиков с вареньем, “бурикко” отправляются в близлежащие лавочки, торгующие дешевой бижутерией, пластинками, значками и портретами (“айдору”) идолов кино и эстрады или пролежавшими на складах “армии спасения” и снова вошедшими в моду подержанными нарядами десяти-двадцатилетней давности.
ВОЛЧЬЯ ШЕВЕЛЮРА
И ДРУГОЕ
До недавнего времени для юношей был в моде темный, как шоколадка, загар и покращенные в коричневый цвет волосы. Преобладающий стиль для улиц Сибуя. Он известен как “Гяру-о” (gyaru-o-”gal men”). Просторная одежда или спортивные костюмы. Мальчики и девочки почти неразличимы. Но сейчас ребята выросли и начали менять стиль “Гяру-о” на стиль “Онии-кей” (onii-kei) - “стиль старшего брата” со строгими пиджаками или куртками, майками на лямках, импортными джинсами и остроносой обувью. “Онии-кей” - это комбинация двух стилей, известных в Японии как  “Аме-кадзи” (Ame-kaji) -  “американский стиль” и “Ита-кадзи” (Ita-kaji) - “итальянский стиль”. Общий вид - гламурненький с рокерскими элементами. Парни стиля “Онии-кей” -  фанаты дизайнерских марок, они носят ремни, поясные сумки, часы, солнечные очки и другие аксессуары известнейших мировых брендов. “Онии-кей” отличается от более грубых стилей - “армейского” и “аме-кадзи”. Он популярен у тех молодых людей, которые понимают, что они уже выросли и соответственно должны выглядеть повзрослее. Для этого стиля необходима особая прическа, лохматая - “волчья шевелюра”.
Для девушек есть свой стиль “Онее-кей” (onee-kei) - “стиль старшей сестры”. Его история началась в 1996 году, когда красотки, предпочитающие стиль, известный как “Гал”, появились на улицах Сибуя. Этот стиль сразу же покорил девушек-подростков. К 2000 году он немного “подрос”, и японки стали надевать облегающие платья.
Умеренные
и ЭКСТРЕМАЛЬНЫЕ
Далее возник стиль “Гяру” (Gyaru), у которого существуют сотни разновидностей. Есть умеренные: “Ko-Gyaru” (школьный стиль в одежде, немного загара и глаза, подведенные белым карандашом) или “B-Gyaru” (японский вариант рокерского стиля). А есть экстремальные - последователи стиля “Gongoro”. Загорают до черноты, подводят глаза белой помадой и обесцвечивают волосы. Почитайте, как описывает Вадим Смоленский в новелле “Прекрасная маркиза” одну из таких девушек: “Устремив к потолку граммофонные раструбы накладных ресниц, она чувственно выпячивала перламутрово-сизые губы, жадно охватывала ими сигаретный фильтр, истово затягивалась и расслабленно выпускала струйку дыма. А она была настоящей гангуро. Строго говоря, ее гангуровость бросалась в глаза мгновенно, значительно быстрее, чем все браслеты, ракушки, ходули и скорпионы, вместе взятые. Генетически она принадлежала к желтой расе. Но слово “желтый” имело к ней не больше отношения, чем слово “белый” имеет к белому вину. Ее руки, ноги, лицо и живот были выкрашены в цвет кофе с капелькой молока. Загореть до такой степени можно было только за год непрерывного лежания на песке Сахары либо за несколько сеансов облучения в солярии, с продуманным наложением специального крема. Вторая версия казалась более убедительной. Сахара - далека, а солярии - близки и многочисленны, особенно теперь, в пору триумфального шествия этой странной моды.
С тех пор как гангуро-гару, “чернолицые девушки”, замелькали на улицах японских городов, я много раз задавался вопросом об их идеологических корнях. Одни усматривали в этом феномене таинственный зов Африки, находя его то в темнокожей супермодели Наоми Кэмпбелл, то в музыке хип-хоп. Другие ссылались на поп-звезду Намиэ Амуро, окинавскую внучку итальянского дедушки, которая первой додумалась чернить лицо и осветлять губы, становясь похожей на негатив. Третьи многозначительно произносили: “Мода!” и постукивали себя пальцем по лбу”.
Еще есть стиль “Yamanba - гяру”. Требуются оранжевые или малиновые волосы, одежда гавайской расцветки и разнообразные аксессуары.
Для превращения в “Banba - гяру” нужно добавить немного рокерской атрибутики, перекраситься в синий и сделать гигантский начес.
По сути все вариации стиля Гяру являются гипертрофированными версиями модных западных тенденций. Японцы перенимают большинство европейских и американских трендов, смешивают их со своими традициями и видением мира и получают своеобразный модный взрыв.
ТАИНСТВЕННЫЙ КОСПЛЕЙ
Все эти модные и преходящие стили тесно связаны с явлением, которое в русском языке получило название “косплей” - сокращенное от английского “costume play”, костюмированная игра. Форма воплощения живьем действия, совершаемого на экране или в компьютерной игре.

Возник косплей в Штатах с фильмом “Rocky Horror Show”(1975), музыкальной комедии, которая совместила жанр фэнтези с фильмом ужасов. В одном из кинотеатров Гринвич-Вилледж по пятницам актеры и просто зрители, одетые, как персонажи фильма, параллельно экрану разыгрывали действие картины. Зрители шли специально на это представление, а так как по сюжету шел дождь,то многие приносили собой зонты - актеры поливали зрителей водой обильно и с большим удовольствием. Все находящиеся в зале от души веселились.

Японцы косплей заимствовали. Сейчас в Японии он живет и развивается в среде любителей анимэ и манги, поэтому обычно основным прототипом действия является манга, анимэ или исторический фильм про самураев.

Косплееры отождествляют себя с каким-то известным персонажем кинофильма, комикса, компьютерной игры. Они называются его именем, носят подходящий костюм, употребляют необходимый сленг и цитируют первоисточник. Костюмы обычно шьют самостоятельно, но можно заказать в ателье или купить готовый. В Токио производство костюмов и аксессуаров для косплея поставлено на широкую ногу. Японские косплееры концентрируются на качестве собственно костюма. Косплей - повод продемонстрировать свою фантазию и портняжное мастерство.

В декабре 2008 года в Нью-Йорке предполагается The World Cosplay Summit с участниками из Бразилии, Китая, Франции, Германии, Италии, Японии,Северной Америки, Сингапура, Испании и Таиланда. Среди них наверняка будут девушки из Сибуя или Хирадзюку. Придется немного подумать: костюм Лолиты для меня, конечно, перебор. Оденусь треугольником или солнечным зайчиком. Думаю, славно повеселимся.