Талоны

Америка
№17 (627)

Во Владивостоке прошла несанкционированная акция протеста против повышения цен на бензин. Месяцем раньше город взбудоражился, увидев однажды утром, что хлеб за ночь подорожал на 25 процентов. Весть тотчас долетела до Москвы, и премьер-министр Виктор Зубков распорядился выделить из государственных хранилищ 12 тысяч тонн зерна и продать его хлебопекарням по цене на 25 процентов ниже рыночной.
“Когда поднимаются цены на хлеб, начинаются крик и караул”, — предупредил премьер, при этом заметив, что “заморозка цен дальше продолжаться не может”.
А что “может”?
Цены на так называемые социальные продукты заморозили в октябре 2007 года, после их неожиданного и бурного всплеска. Понятно, зафиксировали уже на новом уровне. Но недовольство погасили. Парламентские выборы провели. Затем договор о “заморозке” продлили до мая, чтобы успешно провести президентские выборы.
Сейчас эксперты подозревают, что договор тихо отменили, чтобы подготовить население, слегка смягчить майский взрыв. Который будет совсем некстати, так как 7 мая планируется вступление в премьерскую должность Владимира Путина.
Только за первую неделю апреля цена хлеба в Ставропольском крае взлетела на 25 процентов, в Вологде - на 24,6, в Санкт-Петербурге - на 23, в Самарской и Ростовской областях - до 20, Волгоградской области – на 21, в Хабаровске - почти на 15, в Брянской области – на 13,5 процента.
На Сахалине губернатор Александр Хорошавин предложил ввести талоны на хлеб для малообеспеченных слоев населения. “Сейчас цена на муку и зерно у поставщиков поднялась на 30-40 процентов. Сдерживать рост цен невозможно, так как местные предприятия уже работают с убытками, - сказал он. - Нужно, чтобы государство либо дотировало производителям их расходы, либо рынок сам будет регулировать цены таким путем, как сегодня”.
С 1 января в среднем по стране цена газа выросла на 25, электроэнергии – на 19 процентов. Услуги по отоплению, горячему водоснабжению - на 24-28 процентов. Разумеется, все сразу отразилось на себестоимости продуктов.
Талоны в 80-90-е годы, к закату советской распределительной экономики, стали чуть ли не нормой. Как их понимать при рыночной - непонятно. “У нас сейчас не война и не чрезвычайная ситуация, - возмущаются аналитики. - Подобные методы лишь загонят ситуацию в еще больший тупик”.
Конечно, не война. Но как объяснить это малообеспеченным людям, у которых все деньги уходят только на питание.
Дальнейший сценарий, вероятнее всего, такой. К маю цены поднимутся. Народ заропщет. Тут заступит на пост премьер-министра Владимир Владимирович и по всем телеканалам устроит грандиозную выволочку никуда не годным министрам (уволит старых, наберет почти всех новых) и разоблачит врагов-поставщиков. Ситуация слегка стабилизируется (уже на новом уровне цен), народ вздохнет с облегчением: “Наконец-то хозяин пришел!”
Хватит до осени. А что потом? Уже сейчас прогнозируется малый сбор зерна. Из-за срыва посевной кампании. Как всегда, перед весенним севом взлетели цены на бензин и особенно на дизельное топливо. Свободных, дополнительных денег в хозяйствах нет. Отовсюду летят просьбы к местным органам власти о бюджетной помощи. Скорее всего, финансы выделят, но могут просто не успеть: в восточных районах сев длится 10 дней, потом уже поздно. И если премьер Зубков, в советском прошлом матерый сельскохозяйственник, не возьмет сейчас посевную под личный контроль и не проведет ее в прежнем командно-принудительном режиме, последствия предсказуемы.
Однако государственные мужи полны оптимизма. Министр сельского хозяйства на совещании по итогам года говорил совсем как прежние секретари ЦК:
“После глубокого спада в 90-е годы сельскохозяйственное производство уже 9-й год подряд имеет положительную динамику развития... За этот период объем валовой продукции сельского хозяйства увеличился почти на 40 процентов. Так, в отрасли растениеводства, начиная с 2004 года, объемы производства уже превышают уровень эталонного для аграриев 90-го года”.
Во-первых, кто сказал, что 1990 год – эталонный? Он был не эталонный, а самый ТАЛОННЫЙ, если не считать военные и послевоенные. Во-вторых, если все так хорошо, где изобилие отечественных продуктов?
Выступавший после Гордеева представитель Российского союза промышленников и предпринимателей Иван Оболенцев объявил, что Россия чуть ли не мировой лидер по импорту. Доля привозных продуктов в Москве доходит до 73 процентов. И потребовал сократить завоз заграничных продуктов: “Если так пойдет и дальше, то у российского производства пропадет и вовсе смысл развиваться”.
Сократить можно. Но что есть сегодня и завтра? И по каким ценам? Успехи российского производства видны только на бумаге министра Гордеева. Иначе б не завозили горох из США, чечевицу из Канады, морковку из Израиля. Свое-то, выходит, дороже?
И уж совсем ошеломительную новость сообщил премьер-министр Виктор Зубков. Он заверил, что к 2012 году мы будем питаться в основном отечественными продуктами.
Откуда они возьмутся? Опытный аграрий, Зубков понимает: неоткуда. Значит, говорит, лишь бы сказать что-то оптимистическое, для успокоения масс. До 2012 года надо еще дожить. И вспомнить слова Зубкова. Да через четыре года его фамилию забудут!
“Введение талонов на продукты, - объясняет эксперт Игорь Николаев, - это уже вопрос даже не цен, а вопрос деформации экономики”.
Деформация экономики. На вершине путинской восьмилетки инфляция начинает бить рекорды восьмилетней давности.
Посмотришь-послушаешь и начинаешь подозревать, что никто в руководстве страны и нижестоящих структурах власти ничем не владеет: ни информацией, ни ситуацией. Все идет враздрызг, само по себе и как попало. 
Кроме обмана трудящихся, чиновных зарплат и шахер-махера.
17 декабря 2007 года на съезде партии “Единая Россия” Владимир Путин объявил, что зарплата бюджетников с 1 февраля вырастет на 14 процентов. Госдума приняла закон и выделила деньги.
Народ обрадовался, дружно пошел на президентские выборы, проголосовал, за кого сказали. Прошло полгода, а учителя и врачи до сих пор ничего не получили. Оказывается, в марте (естественно, после президентских выборов!) правительство распорядилось, чтобы эти деньги перевели в премиальные фонды. Не для всех, а только для “лучших”. По усмотрению начальства, естественно. То есть обманули людей внаглую. Купили голоса миллионов избирателей обещанием, а потом элементарно “кинули”. Попутно, раз такие “бабки” собраны в премиальных фондах, они “прокручиваются” в банках не без выгоды для особо допущенных.
По данным Росстата, в 2007 году зарплата чиновников в регионах увеличилась на 36,3 процента, а зарплата сотрудников в территориальных органах федеральных структур - на 47,9 процента. Им инфляция не страшна.
Москва