Стена, ГДЕ КОММУНИСТЫ СТРОЯТ КАПИТАЛИЗМ

В мире
№51 (609)

В одном из последних номеров журнала Forbes названы имена 20 новых китайских миллиардеров во главе с 26-летней Ян Хуэйянь (её состояние составляет 16 млрд. долл.) Она сколотила свои капиталы благодаря успешным операциям на рынке недвижимости. И это происходит в стране, где у власти уже более 80 лет находятся коммунисты.
Еще пару десятков лет назад такое развитие событий не могло присниться правоверным марксистам – ленинцам даже в самых страшных снах. В прошлом месяце в Пекине состоялся очередной, 17-й съезд КПК, и в своем докладе Генеральный секретарь Ху Дзинтао, как это принято на партийных форумах, говорил о больших успехах капиталистического хозяйства с китайским лицом и некоторых «перекосах», которые были вызваны переходом к частному рынку.
Совершенно естественно возникает вопрос: какую роль сегодня играет правящая Коммунистическая партия Китая, объединяющая 70 миллионов человек?
Огромный аппарат партийных чиновников, на вершине которого находятся руководящие органы - Политбюро и его Постоянный Комитет из 9 ведущих партийных функционеров. Именно они вершат судьбу самой крупной в мире страны.
Реформы, которые начал Дэн Сяопин в конце 70-х годов, привели к значительным переменам в составе партии и размыванию ее идеологии. Лидеры КПК отказались от многих марксистских догм. Советские же реформаторы времен перестройки продолжали оставаться стойкими марксистами и не могли представить себе будущее страны без Госплана и колхозов.
Созданная Мао партия рабочих и крестьян становится партией нарождающегося среднего класса и капиталистов. Руководству партии стало сложно держать под контролем новые активные слои общества, от которых в значительной степени зависят успех или неудача экономических реформ. Несколько лет назад предыдущий руководитель КПК Цзян Цзэминь провозгласил концепцию “трех слагающих”: трудящихся, деятелей культуры и представителей частного сектора. Около 35 процентов «красных капиталистов» являются членами КПК
В то же самое время переход к рынку привел к разгулу коррупции, в которой оказались замешанными высшие представители партийной элиты. Эта проблема подрывает доверие общества к КПК и препятствует развитию цивилизованного капитализма. “Борьба с коррупцией” полностью вписывается в традиционные методы деятельности партийных функционеров: в июне этого года был принят «кодекс этики» китайского чиновника. Одно из его положений строжайше запрещает высшим партийным чиновникам иметь любовниц. Одной из первых «жертв» нового кодекса стал член Политбюро, министр финансов Цзинь Женцинь. Еще более жесткое наказание ожидало главу парторганизации Шанхая и члена Политбюро Чен Ланкуя, у которого был гарем из 11 любовниц. Борьба с коррупцией позволяет председателю КПК Ху Дзинтао расправляться с неугодными ему политиками и повышать свой имидж неподкупного лидера.
Значительное и непредсказуемое влияние на перемены в КПК оказывает появление в ней новых поколений китайцев, которые не жили в период диктатуры Мао и уже вкусили в той или иной степени плоды экономического бума. Они вступают в партию с одной целью - добиться успеха в государственном аппарате или в частном бизнесе. Большинство окончили западные или японские университеты и скептически относятся к марксистской идеологии. Но в то же время они продолжают придерживаться мнения, что западная многопартийная система и западные идеалы свободы  пока не нужны Китаю.
Проведение экономических реформ привело к появлению в партии различных политических течений, отражающих взгляды консерваторов и реформаторов. В то время как первые недовольны отходом партии от маоистской идеологии, вторые считают, что либерализация, начатая Дэн Сяопином все еще направлена главным образом на экономические реформы. Они выступают за «большую открытость» в партии и использование социально направленной скандинавской модели социализма.
Чрезвычайно важным фактором, регулирующим баланс сил в КПК, является существование в ней т.н. партийных кланов, или, как говорят в Китае, «клик». От них в значительной степени зависит исход выборов в высшие партийные органы. В их состав входят высшие партийные функционеры, связанные между собой длительным сроком совместной работы в той или иной провинции. До недавнего времени самой крупной и влиятельной была «шанхайская клика», возглавляемая бывшим генсеком Цзянь Цзэмином. Он по-прежнему сохраняет влияние в партии и смог обеспечить избрание своих сторонников в состав нового Политбюро . «Молодежная коммунистическая лига» представляет ту часть партийных кадров, которые сделали карьеру в бедных западных провинциях. Её руководителем являлся нынешний лидер Китая Ху Дзинтао.
Противостояние между партийными «кликами» оказало влияние на выборы нового руководства на последнем съезде партии. Избрание членами Постоянного Комитета двух относительно молодых партийных функционеров рассматривается как подготовка к смене лидеров КПК на следующем съезде партии в 2012 году. Если в России президент Путин вытаскивает своих преемников, как фокусник, то из одного, то из другого кармана, то китайцы имеют достаточно времени, чтобы познакомиться со своими потенциальными вождями
Итоги последнего съезда дают возможность предположить, что курс руководства КПК становится более прагматичным. Он направлен на укрепление стабильности в стране, сокращению разрыва между богатыми и бедными и процветающими и отсталыми провинциями
В начале «китайской перестройки» западные политики и политологи были убеждены, что переход к частному рынку довольно быстро приведет к демократическим реформам. Они базировались на следующих факторах. Во-первых, китайские коммунисты не смогут адаптироваться к экономическим и социальным реформам и во-вторых , они были уверены, что нарождающийся средний класс и крупные предприниматели будут активными сторонниками демократических перемен. Однако этим предсказаниям не суждено было осуществиться.
Скорее всего, КПК будет постепенно реформироваться в «государственную партию» авторитарного типа. Она будет добиваться превращения Китая в великую державу. Марксистские догмы заменят традиционные китайские философские и религиозные концепции и все более набирающий силу национализм. Руководители Китая не допустят создания многопартийной системы, которая, по их мнению, приведет к хаосу, распаду государства на отдельные провинции, потоку беженцев и распространению по всему миру китайского ядерного оружия. Истинное отношение китайского руководства КПК к западной демократии сводится к следующему: выживание более чем миллиарда китайцев важнее идеалов свободы личности.
Перефразируя основателя коммунизма, можно сказать, что «капитализм шагает по Китаю...» под руководством коммунистов.