Счастливый брак - удел немногих

Дела житейские
№4 (562)

В распаде института семьи чаще всего обвиняют женщин. Особенно женщин образованных, независимых и деловых, которые предпочитают карьеру семье, а свободную любовь – сковывающим узам брака. Распространено мнение, что таких просвещенных, вольномыслящих и целеустремленных дам породило феминистское движение, а сейчас их развелось столько, что мужчинам приходится днем с огнем искать старомодных женщин, мечтающих о настоящей любви, прочном браке и уютном гнездышке, полном очаровательных ребятишек. И, наконец, считается, что именно подобные амазонки заставили наше общество примириться с разъездами и разводами, добрачными и внебрачными связями, контрацептивами и абортами.
Обнародованные на минувшей неделе данные Бюро переписи населения, согласно которым число незамужних (или разведенных) американок впервые в истории нашей страны превысило число замужних (см. «РБ», № 561), казалось бы, подтвердили общепринятое мнение: семью разрушают женщины, и таких разрушительниц становится все больше.
На самом же деле главным виновником уменьшения числа семейных союзов в нашем обществе является не прекрасный пол, а само общество. Точнее, некоторые социальные тенденции, которые в нем наблюдаются. Барьер, отделяющий женатых и замужних американцев от неженатых и незамужних, - классовый. Причем одинокими чаще остаются не просвещенные и процветающие мужчины и женщины, а, напротив, люди, которые не смогли взобраться вверх по социальной лестнице.
Одна из тенденций, способствующих распаду института семьи, – растущая дороговизна жизни. Жилье, медицина, образование с каждым годом требуют все больших средств. В прошлом средняя американская семья могла купить дом, платить за лечение и посылать детей в колледжи даже в том случае, если работал один из супругов. Сейчас такую роскошь могут позволить себе лишь те семьи, где работают оба супруга. Да и то, увы, не всегда.
Поэтому современные мужчины предпочитают жениться на женщинах образованных и перспективных. Не говоря уж о том, что современные женщины предпочитают выходить замуж за мужчин с учеными степенями, шестизначными зарплатами и грандиозными планами. В наши дни мезальянсов очень мало: прекрасные принцы не снисходят до Золушек, принцессы не возвышают до себя свинопасов, а пословицы «с милым рай и в шалаше» или «спустись на одну ступеньку и женись» становятся достоянием истории.
Анализ данных все того же Бюро переписи населения, проведенный Стивеном Мартином, социологом Мэрилендского университета, показывает, что женщины с высшим образованием выходят замуж гораздо чаще (хоть и позже), чем женщины без оного. Кроме того, образованные (и, следовательно, обеспеченные) женщины реже разводятся. Они даже реже остаются вдовами, так как их мужья (тоже образованные и обеспеченные) имеют больше доступа к качественному медобслуживанию.
Судя по данным 2006 года, в возрастной категории от 25 до 34 лет в браке состоят 59% женщин, окончивших колледжи и университеты, и 51% женщин, не пошедших дальше школы. В возрастной категории от 35 до 44 лет в браке состоят 75% женщин, получивших высшее образование, и 62% женщин, ограничившихся средним. Даже в возрастной категории 65 лет и старше – та же ситуация: замужем 50% женщин с высшим образованием и 41% женщин - без оного.
Аналогичная картина наблюдается среди мужчин, особенно мужчин не первой молодости. В возрастной категории от 25 до 34 лет женаты 50% мужчин с высшим образованием и 45% - без оного. Среди американцев постарше разрыв достигает 12%.
Вторая тенденция – перетасовка прерогатив в современном обществе. В прошлом люди вступали в брак до того, как начинали строить карьеру. Сейчас они вступают в брак лишь после того, как достигнут определенных высот и определенного имущественного уровня. Но так как до нужных высот добираются в основном американцы с высшим образованием, то именно они, а не их менее просвещенные и удачливые сограждане, получают возможность жениться или выйти замуж.
Третья тенденция - отказ многих бизнесов от обеспечения своих работников пакетами основных бенефитов. В прошлом люди с невысокими зарплатами (например, фабричные рабочие) имели, по крайней мере, медстраховки и пенсионные планы, гарантирующие им некоторую стабильность. В настоящее время приличные бенефиты, как правило, сопутствуют приличной зарплате и наоборот.
Число разводов, как это ни парадоксально, тоже меньше среди состоятельных и просвещенных людей с их либеральными взглядами, чем среди более консервативных «голубых воротничков». Дело в том, что небогатым супругам легче разводиться, чем состоятельным: беднякам делить нечего, а людям с домами, дачами, драгоценностями, фамильным серебром, большими банковскими счетами и инвестициями в mutual funds приходится долго доказывать друг другу (с помощью дорогостоящих адвокатов, конечно), что кому по праву принадлежит и почему. 30 лет назад около 30% женщин с высшим образованием считали, что разводиться довольно трудно. Сейчас подобного мнения придерживаются 65% образованных американок. Что же касается женщин (и мужчин) без высшего образования, то лишь 40% из них считают развод большой проблемой.
Счастливых браков тоже больше среди образованных и преуспевающих людей. По данным исследовательского института National Marriage Project, работающего при Rutgers University, число супружеских пар, оценивающих свой союз как «очень счастливый», растет среди американцев, окончивших колледжи и университеты, и уменьшается среди их менее образованных сограждан. Людям с высшим образованием, как правило, легче понять друг друга: они происходят из одних и тех же кругов, имеют одинаковый круг интересов и одинаковые идеи о распределении ролей в семье. Кроме того, у людей образованных больше денег, а они помогают решать многие семейные проблемы.
В целом в нашей стране в браке состоит больше мужчин (55%), чем женщин (49%). Но виноват в этом опять-таки не слабый пол. В 1960 году женатых мужчин тоже было больше (69.3%), чем замужних женщин (65.9%). Дело в том, что женщины живут дольше, а значит, чаще остаются без спутников жизни, чем мужчины. Кроме того, вдовы реже вступают в повторные браки, чем вдовцы.
Так или иначе, институт семьи в нашей стране остается под угрозой, и это тревожит многих американцев – как консерваторов, так и либералов. Первые обвиняют в опасной тенденции прогресс и сопутствующее ему «моральное разложение»; последние – «консервативную революцию» и сопутствующие ей социальные перемены. Но вот о том, как спасти семью (и можно ли ее спасти), к сожалению, мало кто думает. Как говаривал Штирлиц, критиковать легче, чем предлагать конструктивные идеи.