Борьба партий или принципов?

Экспресс-опрос "РБ"
№23 (476)

Борьбу, развернувшуюся в Конгрессе США вокруг предложенных президентом Джорджем Бушем кандидатов на судейские и дипломатические посты, некоторые политики, политологи и журналисты преподносят как борьбу за будущее Америки. «Левые» утверждают, что в случае их поражения в этой борьбе Америка может превратиться в некое подобие оруэлловской антиутопии, в страну, где за всеми ее жителями наблюдает всевидящее и неусыпное око Старшего брата. «Правые», со своей стороны, считают, что в случае победы их оппонентов Америка может постепенно утратить роль сверхдержавы, стать одной из многих ослабевших, «загнивающих» западных стран, где царят почти языческие нравы, где утеряны всякие моральные ценности.
Политики и журналисты более циничные – или менее дальновидные - выступают против такой драматизации событий. На их взгляд, ничего решающего и определяющего в нынешней борьбе нет – обычная схватка между двумя главными партиями, каждая из которых отстаивает свои интересы и пытается провести свою политику.[!]
Напомним читателям, что демократическое меньшинство в Конгрессе выступило против десяти из 217 кандидатов в судьи, а также против Джона Болтона, предложенного президентом на пост посла США в ООН. Казалось бы, ничего страшного. Республиканцы в свое время отвергли кандидатуры 69 (!) судей, предложенных президентом Биллом Клинтоном. Из за чего же загорелся сыр-бор?
Во-первых, из-за взглядов десяти судей, отвергнутых демократами, и из-за репутации принятого ими в штыки Джона Болтона (кстати, последнего без особого энтузиазма принимают и многие республиканцы). Во-вторых (и это самое главное), из-за намерения некоторых республиканцев упразднить при назначении федеральных судей так называемый «филибастер» - традицию, позволяющую оппозиционной партии блокировать (не доводя до голосования в Конгрессе) кандидатуры, предложенные президентом. «Филибастер» для американских политиков своего рода святыня, ибо он дает возможность меньшинству успешно противостоять большинству. И любое посягательство на эту святыню воспринимается как наступление на демократию, подрывание ее основ.
Кандидаты в федеральные судьи, которых предложил президент Буш и из-за которых хотели упразднить «филибастер», при-держиваются крайне консервативных взглядов. Что же касается Джона Болтона, то он зарекомендовал себя, как человек, весьма далекий от дипломатичности и отличающийся диктаторскими замашками. Неудивительно, что либеральные и даже умеренные американцы насторожились: если президент впускает такого человека в главную международную организацию, доверяет таким судьям судьбу будущих законов (учтите, что федеральные судьи занимают свой пост до конца жизни) и из-за своих ставленников готов покуситься на «священную корову», то тенденция налицо: Страна Свободы превращается в страну Старшего брата, а всемирная нянька – в мирового жандарма.
Американцы право-консервативных взглядов, напротив, считают, что именно такие “старомодные” судьи и такие воинственные дипломаты нужны Америке в наше время, когда во всем мире усиливаются антиамериканские настроения, когда на Запад наступают исламские фундаменталисты, а всевозможные меньшинства постепенно навязывают свой образ жизни благонравному белому протестантскому большинству. Ради интересов Америки можно частично пожертвовать «филибастером».
В конечном итоге благодаря инициативе 14 умеренных сенаторов (семерых демократов и семерых республиканцев) «филибастер» был спасен, но с оговоркой: его будут применять только в экстремальных ситуациях. А борьба вокруг кандидатов в судьи и Джона Болтона продолжается.
И все-таки, как можно охарактеризовать нынешнее противостояние в Конгрессе? Идет ли там борьба идей, принципов, или борьба партий?
Как исход этой борьбы может отразиться на будущем Америки?
С такими вопросами мы обратились к политикам, журналистам, общественным деятелям.

Эдвард Кеннеди,
сенатор США:

Главным образом это борьба принципов. И очень жаль, что она стала также борьбой партий. Г-н Болтон, наверное, самый недипломатичный дипломат из всех, кого американские президенты когда-либо посылали в ООН. И немногие президенты стремились назначить судьями людей с такими радикальными взглядами. Я надеюсь, что нынешнее соглашение по поводу «филибастера» вернет американский Сенат на правильный путь. Сенат никогда не был и не может быть печатью для Белого дома.

Дайан Савино,
сенатор штата Нью-Йорк:

Республиканцы утверждают, что они ведут борьбу за принципы, и представляют демократов, как партию, которая способна заблокировать лю-бого кандидата в судьи, если этот кандидат – не левый активист.
Но дело в том, что два кандидата, вокруг которых велись самые ожесточенные бои – судьи Присцилла Оуэн и Джэнис Роджерс Браун, - являются, по существу, правыми активистами. Они готовы разрушить с огромным трудом созданные механизмы защиты граждан и трудящихся, которые и сделали нашу страну страной безграничных возможностей.
Судья Оуэн известна тем, что вынесла решение, позволившее печально знаменито-му «Энрону» избежать выплаты налогов на сумму 200,000 долларов. Судья Роджерс последовательно защищает интересы корпораций, даже если они ставят население под угрозу. Кроме того, она считает Новый курс Франклина Делано Рузвельта, давший Америке такие социальные программы, как Social Security, катастрофой.
По-настоящему принципиальные судьи должны от-стаивать наше право на свободу слова, наше право быть защищенными от дискриминации на рынке труда, наше право не быть отравленными теми корпорациями, которыми движет лишь жажда наживы.

Адель Коэн,
депутат Ассамблеи штата Нью-Йорк:

В Конгрессе США сейчас идет борьба принципов, а принципы важнее, чем интересы партий. Один из принципов нашей демократии заключается в том, что меньшинство в нашем обществе защищено от злоупотреблений со стороны большинства. Этот принцип определяет основные свободы, такие, как свобода слова или вероисповедания, он защищает людей от дискриминации по расовому, половому, возрастному и другим признакам. Благодаря этому принципу принадлежность к меньшинству – или даже отличие от большинства – не может стать основой для притеснения. Когда политическая система основана на правах личности и меньшинства, в ней есть механизмы, защищающие эти права, даже если большинство их не признает; есть и пути исправления ошибок, если они имеют место.
Сенат США, имеющий право пересматривать и ратифицировать решения президента, касающиеся назначения людей на судейские и дипломатические посты, обладает механизмами борьбы с тиранией большинства. В течение многих лет, когда власть в Сенате переходила от одной партии к другой, эти механизмы помогали добиваться консенсуса, позволяли администрации управлять страной с уверенностью в том, что назначенные президентом люди пользуются широкой поддержкой. Это особенно важно по отношению к федеральным судьям, которые пожизненно занимают свой пост.
Борьба вокруг роли «филибастера» в Сенате – классический пример того, почему столь важно сохранение прав меньшинства. Когда президент и сенат принадлежат к одной партии – партии большинства, голос меньшинства приобретает особую важность. Хотя республиканцы и говорят о «справедливости», факты противоречат тем злостным обвинениям, которые они выдвигают против демократов. Республиканские лидеры и президент в течение последних четырех лет сделалаи искажение истины своей специальностью.
Чтобы яснее понять, что происходит, надо напомнить вашим читателям: драматическая борьба разгорелась лишь вокруг десяти из 217 кандидатов в судьи, предложенных президентом за последние четыре года. Это значит, что демократы поддержали 207 кандидатов в судьи. Отвергают они лишь тех, которых лидер меньшинства в Сенате назвал «худшим из худших». И против назначения этих десяти судей демократы готовы бороться до конца, применив, в случае необходимости, «филибастер» - стратегию, к которой находившаяся в меньшинстве партия (Демократическая, и Республиканская) прибегала в экстремальных ситуациях.
Для сравнения могу напомнить, что республиканцы прибегали к этой стратегии совсем недавно – во время первой каденции Билла Клинтона. В 1993-1994 годах они успешно использовали ее, чтобы провалить 69 кандидатов в судьи, предложенных президентом.
Республиканцы оперируют такими же обманчивыми заявлениями, когда речь идет о Джоне Болтоне, которого президент Буш выдвинул на пост посла США в ООН. Лидеры республиканцев говорят, что выступление демократов против Болтона обусловлено их партийной политикой. Правда, однако, заключается в том, что во время слушаний сенатского комитета по международным отношениям стали известны обвинения, выдвинутые против Болтона его бывшими коллегами и работниками. Это вынудило главу комитета, республиканца, отложить голосование до тех пор, пока не будет проведено расследование, подтверждающее или опровергающее эти обвинения. Когда расследование подошло к концу, сенатор Джордж Войнович, тоже республиканец, сказал: «Господин председатель, после ознакомления с сотнями страниц показаний я вынужден сказать, что, на мой взгляд, Джон Болтон был бы уволен, если бы он работал в крупной корпорации». Это заявление говорит о том, что Джон Болтон не может работать на наше правительство в какой бы то ни было должности.
В течение последних четырех лет президент Буш и Республиканская партия прибегали к тактике обмана, чтобы проводить нужную для партии политику. Правду о самых разных проблемах – от энергетики и войны в Ираке до здравоохранения и образования – искажали, хоронили и отрицали
в политических целях, которые не отвечают интересам Аме-рики.
Повторяю – в Сенате идет борьба принципов, борьба за основной принцип демократии, который заключается в том, что каждый человек может защитить свою точку зрения, а большинство не может игнорировать мнение меньшинства.

Джерролд Надлер,
конгрессмен США:

Нынешняя борьба в Сенате основана на принципах, а не на интересах партий. Как мы видим, демократы и республиканцы пришли к компромиссу по поводу «филибастера», а республиканец Джордж Войнович и другие его однопартийцы выступили против кандидату-ры Джона Болтона. Конечно, в ходе этих диспутов ощущает-ся давление партий, но в таких экстраординарных обстоятельствах настоящие слуги народа прислушиваются к голосу своей совести.

Cэм Клигер,
глава отдела Американского еврейского комитета
по свЯзЯм с иммигрантами из СССР-СНГ:

Борьба вокруг предложенных президентом Бушем кандидатур имеет несколько аспектов. Первый – это противопоставление политической традиции конституции США. По конституции, президент имеет право назначать людей на различные должности, в том числе – федеральных судей. Сенат же имеет право утверждать или не утверждать эти кандидатуры. Если тот или иной кандидат не утверждается, президент предлагает нового.
Политическая традиция под названием «филибастер», установленная в американском Конгрессе много лет назад, уходит корнями в Римскую республику. В Риме каждый сенатор имел право выступить перед другими с бесконечной речью, и никто не имел права его останавливать. В Америке, конечно, никто не произносит бесконечных речей, и «филибастер» имеет символический характер. Тем не менее, если кто-то из сенаторов встает и объявляет «филибастер», с повестки дня снимается вопрос, который обсуждался.
В борьбе вокруг назначенцев Буша республиканцы поддерживают конституцию, то есть настаивают, чтобы Сенат голосовал за каждого кандидата. Демократы же используют политическую традицию, то есть «филибастер», ссылаясь на то, что они – в меньшинстве и не могут иным путем отклонить предложенные президентом кандидатуры.
Второй аспект этой борьбы – политический. Президент предлагает консервативных судей, которые не пользуются симпатиями демократов.
Третий аспект – партийный. Сейчас большинство в обеих палатах Конгресса составляют республиканцы, президент – тоже республиканец. Поэтому демократам приходится прибегать к различным маневрам, в том числе – к «филибастеру», чтобы защищать интересы своей партии.
На мой взгляд, конституции всегда должно отдаваться предпочтение перед политической традицией. Это относится и к кандидатуре Джона Болтона, которого Буш предложил на пост посла США в ООН. Болтон не получил положительных рекомендаций от сенатского комитета по международным отношениям. По конституции, однако, Сенат имеет право обсуждать кандидатуру человека, не получившего рекомендацию комитета, а этот человек имеет право на то, чтобы его кандидатура обсуждалась в Сенате.

Ари Каган,
журналист газеты «ВеЧерний Нью-Йорк»:

Каждая партия имеет и отстаивает свои принципы, поэтому борьба принципов может быть одновременно борьбой партий.
В данном случае, однако, речь идет о принципах, которые будет отстаивать любой американец, обладающий здравым смыслом, умеренными взглядами, желающий сохранить демократию в нашей стране.
Мы живем в Америке, а не в путинской России, и в нашей стране меньшинство всегда имело право не только излагать, но и отстаивать свою точку зрения. «Филибастер» - один из эффективных механизмов, позволяющих меньшинству в Конгрессе выразить и защитить свои взгляды. Посягнуть на «филибастер» - значит посягнуть на незыблемость демократии в Америке.
«Филибастером» успешно пользовались и демократы, и республиканцы, блокируя кандидатов на любые должности. Почему же сейчас его не должны использовать при назначении судей? Тем более, что судьи, о которых идет речь, отличаются крайне правыми взглядами по таким важным вопросам, как отделение церкви от государства, отношение к меньшинствам, аборты и т.д.
Что же касается Джона Болтона, то пускать его в ООН – то же самое, что пускать лиса в курятник. У меня – миллион претензий к ООН: это мало-
эффективная организация, которая регулярно принимает антиизраильские резолюции, с опозданием вмешивается в конфликты, не способна предотвратить кризисы. Тем не менее, нельзя назначать на пост посла США в ООН Болтона: ведь его возмущает само существование этой органи-зации, с которой Америка обязана считаться. Кроме того, Болтон - воинственный, нетерпимый, мстительный человек, который не приемлет чужого мнения. А посол США в ООН должен быть тверд, но дипломатичен. Как Джон Негропонте.