Телекамера в зале суда: за и против

Из штата в штат
№20 (473)

Не знаю, как много среди наших читателей зрителей канала Court TV, но те, кто его смотрит, могут подтвердить, насколько интересны и познавательны его программы. Еще бы, ведь «голубой глаз» позволяет нам подробнее узнать, что представляет из себя американская система правосудия, получить информацию о происходящем в залах суда не только из газетных статей и очерков тележурналистов, сдобренных изрядной долей субъективизма, а с помощью собственных глаз и ушей.
Между тем суды нашей страны все еще очень неохотно допускают телевизионщиков к себе на подворье. По словам Гари Хенгстлера, директора Национального центра имени Дональда Рейнольдса по взаимодействию судов и СМИ, противники такого подхода утверждают, что присутствие телекамер в зале суда оказывает влияние на поведение свидетелей и сотрудников таким образом, что может препятствовать справедливому рассмотрению дела. По этой причине нежелательно присутствие телекамер в федеральных судах. Каждый штат должен решать самостоятельно допускать ли телевизионное освещение происходящего в суде.
В штате Нью-Йорк, например, продолжает существовать запрет на трансляцию любых судебных заседаний, который никак не удается отменить в течение многих лет. Основанием служит принятый еще в 1952 году закон New York Civil Rights Law §52, который запретил присутствие в зале суда кино- и телекамер.
Нынешняя попытка владельцев телеканала Court TV добиться отмены закона 53-летней давности в высшей судебной инстанции имперского штата - Court of Appeals (Courtroom Television Network v. State of New York) многими экспертами оценивается как малоперспективная. По их мнению, главный довод адвокатов Court TV – несоответствие закона от 1952 года духу 1-й Поправки Конституции США и Основному закону штата Нью-Йорк - Article 1 §8, скорее всего, будет в очередной раз отвергнут. Заметим, что суды различных инстанций уже принимали в прошлом вердикты по искам телевизионщиков, в которых записывали, что гарантированная американцам свобода слова не имеет никакого отношения к запрету на кино-, видео- и фотосъемку во время судебного процесса.
Менеджеры Court TV считают §52 замшелым анахронизмом. В этом смысле я готов с ними согласиться. Как ни крути, а судебное слушание - это общественный процесс, и телекамеры дают нам возможность наблюдать происходящее в зале суда без помощи посредников. Благодаря Court TV мы становимся сопричастными к происходящему в местах отправления правосудия, независимо от того, где проживаем, и наличия свободных мест в зале заседаний.
Однако у критиков такого подхода иное мнение. Представители властей штата, которым противостоят юристы Court TV, убеждают суд и общественность, что телекамеры, допущенные в зал суда, станут оказывать негативное психологическое воздействие на всех участников процесса.
Мне представляется любопытным в этой связи мнение, с которым я хоть и не согласен, однако считаю уместным привести. Оно, правда, принадлежит не американскому эксперту, а известному российскому ученому и писателю Сергею Кара-Мурзе, который, хоть и живет в Москве, мог бы оказаться очень полезным нью-йоркским властям благодаря своему нетривиальному взгляду на рассматриваемую нами проблему. Забегая вперед, скажу, что г-н Кара-Мурза - яростный противник допуска телевидения на судебные процессы. Вот что он пишет в одной из своих книг:
«Пеpвый и поистине поpазительный вывод: ТВ обладает свойством устранять из событий правду. Именно глаз телекамеры, пеpедающий событие с максимальной пpавдоподобностью, пpевpащает его в “псевдособытие”, в спектакль. Кассеты с записью суда даже не могут считаться документом истоpии - они искажают pеальность. Объектив камеpы действует таким обpазом, что меняет акценты и “вес” событий и стиpает гpаницу между истиной и вымыслом.
Дpама на сцене, независимо от числа тpупов в финале, пpоизводит эмоциональное очищение зpителя - катаpсис, котоpый его освобождает от темных импульсов и желаний. Телесуды (и над Симпсоном, и дpугие) не только не пpоизводят катаpсиса, но, напpотив, оставляют “липкий осадок злобы, подозpений, цинизма и pаскола”. Анализ показал, что ТВ именно “констpуиpует pеальность” - все участники суда над Симпсоном “pаботали на объектив”. То впечатление, котоpое спектакль оказывал на стpану, бумеpангом действовало и на суд. Даже судья, когда делал заявление, повоpачивался лицом к телекамеpе. Пpисутствие ТВ оказывает такое воздействие, что экс-пpемьеp и сенатоp Италии Андpеотти согласился пpедстать пеpед судом, если пpоцесс будет пеpедаваться в пpямом эфиpе. Он уже знал об эффекте камеpы. Объектив телекамеpы, дающий кpупным планом лицо обвиняемого, пpокуpоpа, судьи, служит как бы пpотезом глаза телезpителя, котоpый пpиближает его на запpетное pасстояние и создает меpзкое ощущение мести. Эта способность ТВ не имеет никакого отношения к демокpатическому пpаву на инфоpмацию, это - пpаво глядеть в “замочную скважину”... Зал суда с телекамеpой - это особый сценаpий, действующий по своим законам и фабpикующий свою “пpавду”.
Хлестко, не правда ли? Однако я позволю себе не согласиться с мнением мэтра. С 1987 по 1997 год в штате Нью-Йорк проводились эксперименты, когда на процессы были допущены телекамеры с разрешения самих же судей. Их итоги были подведены в четырех независимых исследованиях и в каждом из них экспертами рекомендовалось... отменить злосчастный “52-й параграф”.
Свое собственное расследование провела и нью-йоркская коллегия адвокатов – NYS Bar Association. И тоже пришла к выводу: телекамеры – не помеха нормальному ведению судебного процесса.
Возникает вопрос: если все говорит в пользу допуска телевизионщиков и фоторепортеров в залы судов штата Нью-Йорк, почему же их нет там до сих пор? Все дело в легислатуре, отвечает на него обозреватель газеты «Нью-Йорк ньюсдей» Шерил Маккарти, в нерешительности ее лидеров признать очевидное. Следует ожидать, пишет она, что Верховный апелляционный суд Нью-Йорка вновь умоет руки, переадресовав проблему в законодательное собрание штата.
Последний раз нью-йоркская легислатура рассматривала предложение допустить телекамеры на судебные процессы в 1997 году. Увы, дело не сдвинулось с мертвой точки. Телевизионщики упрекнули в этом спикера ассамблеи, демократа Шелдона Сильвера, мол, уступил давлению основных противников данного предложения - адвокатов, чьей специализацией является участие в уголовных процессах. По мнению последних, не только их подопечные, но и все остальные участники судебных заседаний будут выбиты из колеи, если на них нацелится телекамера или даже фотообъектив. Однако этот довод не нашел подтверждения ни в одном из четырех исследований, о которых я заметил выше. Адвокат Винсент Бузард, находившийся в свое время у руля нью-йоркской штатной коллегии адвокатов и принимавший участие в изучении данного вопроса, признался Маккарти: никаких помех в ведении процесса телекамеры не создавали. Ни от судей, ни от адвокатов, ни от подсудимых или свидетелей Бузард и его коллеги жалоб не услышали.
Люди хотят верить в честность и беспристрастность суда по отправлению правосудия. Даже противники допуска телекамер в зал суда вынуждены признать: позитивным влиянием СМИ является тот факт, что значительно возросло количество граждан в США, знакомых со своими конституционными правами. Граждане лучше разбираются в том, как полиция ведет расследование преступления и как суды рассматривают дело. Обобщая, можно сказать, что люди сейчас лучше осведомлены о законе, чем их предки. В то же время, согласно опросу, проведенному в 2002 году American Bar Association, только 19 процентов американцев “абсолютно или очень уверены” в юристах и юридической профессии. Относительно судебной системы процент был выше - 33 процента, средствам массовой информации - 16%.
При таком дефиците доверия “голубой глаз” в зале суда - не зло, а благо. Как бы ни бранил его уважаемый Сергей Кара-Мурза...