«БОЛЬШОЙ ГЛОБУС» С ПРИВКУСОМ БЕЗУМИЯ

Спорт
№16 (416)

Зимний сезон назвал своего главного героя. Это легендарный австрийский горнолыжник Херманн Майер. 31-летний атлет первенствовал в общем зачете розыгрыша Кубка мира-2004 и стал обладателем «Большого хрустального глобуса». В его богатой коллекции спортивных трофеев это четвертый приз за успехи в состязаниях такого ранга. Нынешняя победа не столь убедительна, как все предыдущие. Но принимая во внимание обстоятельства, при которых был завоеван очередной титул, итог его выступления смело можно признать подвигом. Три «Больших глобуса» Майер собрал в период расцвета своего дарования, когда он доминировал на снежных трассах. Четвертый стал его достоянием после долгого и тяжелейшего возвращения в спорт.[!]
До последнего времени был только один «великий возвращенец» - велогонщик Лэнс Армстронг. Отныне после него, несомненно, будут называть Херманна Майера. Американец совершил настоящее чудо – победил тяжелый раковый недуг и... пять раз подряд выиграл самую престижную многодневку профессионалов «Тур де Франс». Австриец два с половиной года назад едва не лишился ног, заново учился... ходить и также совершил чудо, снова заняв место в мировой элите.
До 30 августа 2001 года Херманн Майер, без сомнения, был сильнейшим горнолыжником планеты. Кроме трех «Больших хрустальных глобусов», в его активе было по две высшие награды чемпионатов мира и Олимпийских игр в Нагано. 28-летнему австрийцу предрекали триумф на зимних Играх-2002 в Солт-Лейк-Сити. Летний отпуск Херманн проводил в родных краях и вместе со своим тренером прикидывал план подготовки к предстоящему сезону. Но на голову лидера мирового горнолыжного спорта неожиданно обрушилась беда, которая едва не обернулась катастрофой и превратила Майера в инвалида. Во время прогулки на собственном мотоцикле на горной дороге его сбила машина автотуриста из Германии. Херманна отбросило в кювет.
Позже в госпитале медики установили целый «набор» травм: перелом берцовой кости правой ноги, серьезные ушибы в тазовой области, повреждение нервов в обеих ногах... Первая реакция докторов была удручающая – молодой человек может остаться без одной ноги и без почки. Более семи часов хирурги «колдовали» над ним в операционной и сделали все возможное, чтобы собрать раздробленную ногу (берцовую кость срастили с помощью титанового стержня) и спасти поврежденные органы. Тем не менее, угроза ампутации ноги все еще существовала.
Спустя три недели мир облетела первая оптимистическая новость: Херманну разрешили передвигаться в палате на костылях. Прошло столько же времени, и ему «выписали» легкие физические упражнения. Но никто не давал гарантий, что он когда-нибудь снова скатится на лыжах по снежным трассам. Тогда речь шла о том, чтобы по возможности восстановить функции ног. На даже такие жуткие прогнозы не смогли перечеркнуть надежды Майера на возвращение. Он решил идти своим путем, порой проявляя настоящее безумие. В октябре – спустя три месяца после операции – он объявился в... горнолыжном центре австрийской сборной. Товарищи с ликованием встретили Херманна. Свой поступок Херманн, объяснил тем, что он «ощущал потребность в близости к знакомой обстановке». О лыжах Майеру запретили даже думать. Он «убивал» время в тренировочном зале, бассейне, набирал силы и... привыкал передвигаться по... снегу без чьей-либо помощи.
Первый этап реабилитационного периода прошел на редкость быстро и эффективно. В ноябре он встал на лыжи и дважды преодолел небольшое расстояние на ровной трассе. Прошло несколько дней, и он совершил первый после операции спуск с... небольшой горки, заслужив овации товарищей по сборной. После «финиша» Херманн пребывал в отличном настроении и выглядел морально удовлетворенным. «Мне всегда сопутствовала удача. Я ощущал себя непобедимым человеком. Был на вершине славы, но та нелепая авария на дороге вернула к нулевой отметке. Я мог сказать себе: ты уже многого достиг, не стоит изматывать себя. Но я очень хотел вернуться и внушил себе: прояви терпимость и набирай силы. Тогда все встанет на свои места», - вспоминает Майер.
«Херманн рвался выступить на Олимпиаде. Но мы старались убедить его в том, что не стоит форсировать событие в ущерб здоровью. Мы не имели права на ошибку. Он сам должен был понять, что всему свое время. Ему пришлось подчиниться», - рассказывает его личный врач Йоханнес Цейбиг.
В Солт-Лейк-Сити Херманна не увидели. К Олимпиаде он не успел полностью восстановить свои физические кондиции. Во время прохождения дистанции на большой скорости его правую ногу пронизала острая боль. Предстояло длительное лечение и мучительное ожидание. Бывали дни, когда у Херманна возникало сомнение, стоит ли возвращаться. Не от слабости, а от боли, которая после спуска по трассе не отступала порой несколько часов. Но он не сдавался.
Вторую попытку вернуться в спорт Майер предпринял летом 2002 года. Он со сборной страны отправился на сборы в Чили. Сначала все шло хорошо. Но во время одной из тренировочных попыток он упал и повредил правую ногу. Тогда подумалось, что «Херминатор» (так прозвали Херманна журналисты за его давнюю дружбу со знаменитым соотечественником Арнольдом Шварценеггером) вот-вот объявит о своей отставке. Многие считали, что Майер подвержен страху и от этого комплекса ему уже никогда не избавиться. Поклонники горнолыжного спорта, казалось, начали мириться с мыслью, что больше не увидят своего кумира на снежных трассах. Но Херманн в очередной раз опроверг все прогнозы. Он вернулся совершенно неожиданно. Своим появлением на пресс-конференции в олимпийском центре сборной Австрии в Обертауэрне он буквально ошарашил присутствовавших: «Я всегда верил, что смогу вернуться. И я возвращаюсь».
Год назад – 15 января - состоялось официальное возвращение Херманна Майера в «Белый цирк». Он вернулся на 676-й день после своего предыдущего официального победного старта и спустя 509 дней после дорожного ицидента. Майер выступил на этапе Кубка мира в швейцарском Адельбодене. Интересно, что для своего «дебюта» Херманн выбрал одну из сложнейших и опаснейших трасс в мире. Но с этой «дорожкой» его связывают очень приятные воспоминания: австриец трижды побеждал здесь в гигантском слаломе.
«Невероятно. После того что с ним произошло, он решил начать все заново в Адельбодене. На такое способны только безумцы. Он просто маньяк. Он пересек финиш», - не скрывал своего удивления и восхищения знаменитый австриец Франц Кламмер – олимпийский чемпион 1976 года.
Майер показал только 31-е время и не попал в финал. «Я хотел слишком много. На тот момент трасса оказалась для меня тяжелой. Однако дистанцию я прошел на одном дыхании. Это прибавило уверенности. Я и сейчас считаю ту попытку своей победой», - говорит Херманн.
Настоящий фурор он произвел спустя две недели на чемпионате мира в швейцарском Санкт-Морице. Феноменальный австриец завоевал серебряную награду в слаломе-супергиганте. Он показал одинаковое время с американцем Боде Миллером и пропустил вперед только своего соотечественника олимпийского чемпиона в Солт-Лейк-Сити Штефана Эберхартера. Однако завершить тот чемпионат Майеру не позволила травмированная нога. Врачи австрийской команды сообщили, что спортсмен возвращается домой и ему предстоит новая операция.
«Я был очень огорчен. Это означало, что сезон для меня завершился. Но врачи вселяли оптимизм. Они признали мое состояние обнадеживающим и считали, что чем раньше я сделаю операцию, тем скорее смогу начать полноценную подготовку к новому сезону. Я согласился», - рассказывает Майер.
Все складывалось для него наилучшим образом. Он поправился, постепенно набрал физическую форму. Но во время одной из тренировок упал и сломал ребро. Были потеряны пять недель. И опять все сначала. После этих неприятных происшествий Майер умудрился триумфально стартовать в розыгрыше Кубка мира и с таким же триумфом завершить его. Он выиграл пять этапов и досрочно обеспечил себе четвертый «Большой хрустальный глобус».
Последний этап в итальянском Систриере был прерван из-за сильного тумана во время состязаний в гигантском слаломе. Вторую попытку успели выполнить только десять участников, но по решению организаторов были аннулированы все результаты. Майер опережал своего ближайшего конкурента в общем зачете Эберхартера на 42 очка. На третьей позиции был еще один австриец Бенджамин Райх с отставанием на 100 очков от второго места. Как раз ему и не повезло больше всех. Райх лидировал после первой попытки (у Эберхартера было 17-е время, а у Майера – 18-е) и у него был отличный шанс сократить разрыв, а затем пополнить свой актив на трассе специального слалома, где он очень силен (Майер и Эберхартер не собирались участвовать в этой дисциплине). Но в дело вмешалась погода.
«Перед Рождеством я мечтал финишировать и не умереть на трассе от боли. Я делал все от меня зависящее, чтобы набрать приличную спортивную форму, которая могла позволить мне соперничать с сильнейшими горнолыжниками. Я понимал, что никогда не буду таким, как прежде, что мое превосходство над конкурентами практически стерлось. Но мне хотелось выглядеть достойно. Я не мог просто так тренироваться. Я стремился к противостоянию на самом высоком уровне. Для меня возможность стоять на лыжах – подарок судьбы. Соревнования – моя стихия. Мне всего 31. Другие парни постарше меня и еще все побеждают. Так что я еще могу рассчитывать на что-то стоящее. Я горжусь своим результатом. Теперь я подумаю о предстоящем чемпионате мира. Я выступал всего на одной Олимпиаде. Почему я должен отказать себе в удовольствии выиграть Игры-2006 в Турине?», - признался Хэрманн Майер.
Кстати, туман Систриере позволил американцу Боде Миллеру завоевать «Малый хрустальный глобус» по итогам выступления в гигантском слаломе.