МЕТАФОРЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

Мнения и сомнения
№39 (387)


Легенда повествует об этом событии так. Когда тяжелобольной пророк Мухаммед в последний раз вздохнул и навеки закрыл глаза, из его шатра вышел досточтимый Али и обнажил свою саблю. «Кто скажет, что пророк умер, потеряет голову! - выкрикнул он. - Пророк будет жить вечно!» Али был двоюродным братом Мухаммеда и мужем его дочери Фатимы, его чтили как халифа, властителя. Случилось это в далеком 632 году. Наверное, никто тогда не предполагал, что в очень скором времени взращенная великим пророком, совсем еще юная религия ислама разделится на две ветви - на шиитскую и суннитскую.
Для шиитов потомки Али и Фатимы не только духовные, но и политические вожди с наследственным правом на государственное правление. Не забыта и сабля Али - шииты чрезвычайно высоко ценят воинскую доблесть и всегда готовы к сражениям с неверными. Сунниты признают Али лишь четвертым по святости имамом и наряду с Кораном чтят сунну - сборник старинных преданий. Иерархии духовной власти у них нет, и они не отождествляют духовную власть с политической, сан аятоллы отсутствует. Это не значит, что сунниты менее воинственны. Именно в среде суннитов зародился вахаббизм - агрессивное религиозное течение, успевшее попортить немало крови властям России и сопредельных с ней Киргизии и Таджикистана.
Возникшие еще в древности разногласия между шиитами и суннитами часто перерастают в открытое противостояние, а временами и во вражду. Отчасти это похоже на историю взаимоотношений западного и восточного христианства, на более позднюю борьбу католиков с протестантами - лютеранами, кальвинистами и пр. В западных странах религиозная борьба остроту потеряла, на мусульманском Востоке - пока нет.
Всего лет 30 назад разборки между двумя ветвями исламистов мало кого интересовали на Западе. Их изучали ученые-востоковеды, ими интересовались лидеры колониальных государств, и только. Однако события последних десятилетий заставили всех более пристально вглядеться в то, что происходит в исламском мире. В 1979 году в результате переворота Иран стал теократическим шиитским государством во главе с аятоллой Хомейни. Тут же вспыхнула острейшая вражда между Ираном и Ираком, где власть принадлежала выходцам из суннитской общины. Свою роль сыграли и личные счеты. Хомейни, изгнанный из родной страны в Ирак, не простил Саддаму Хусейну поступка десятилетней давности - тогда Хусейн по просьбе иранского шаха Реза Пехлеви принудил аятоллу покинуть Ирак.
Вражда, как мы помним, переросла в войну, но кто в ней одержал победу, историки пока не разобрались. Запад во главе с США в этой войне стоял на стороне Саддама. Громадная община шиитов, обосновавшаяся на юге Ирака, позицией Запада, естественно, была недовольна. Суннита Хусейна она ненавидела. Когда американцы погнали иракских агрессоров с территории Кувейта, шииты решили воспользоваться благоприятным моментом и подняли бунт. Саддам религиозным фанатиком не был, ни в Аллаха, ни в шайтана не верил, но бунтовщиков не терпел. Восстание подавили с обычной восточной жестокостью. Десятки тысяч шиитов были расстреляны, сожжены, задушены газами, полмиллиона бежали в Иран и другие страны.
Понятно, что иракские шииты больше других радовались напору войск коалиции и краху саддамовского режима. Однако первому гораздо меньше, чем второму. Из Ирана на родину вернулся один из самых яростных противников прежнего режима аятолла Бакр аль Хаким. Он не скрывал желания превратить Ирак в теократическое государство, последовав примеру иранского аятоллы Хомейни. Бакр аль Хаким тут же по приезде заявил, что сотрудничать с американцами не намерен, но и воевать с ними не станет, сопротивление должно носить мирный характер.
Террористический акт возле мечети халифа Али в святом городе Неджефе положил конец личным притязаниям Бакра аль Хакима на власть, но не мечте шиитов о теократическом государстве. Кто решился на это преступление, до сих пор неизвестно. Тем не менее часть шиитского населения не замедлила возложить вину на суннитов и... американцев. Так что клубок острейших внутренних конфликтов в Ираке запутывается все сложнее и затягивается все туже. Уйди сегодня войска коалиции с оккупированных территорий, назавтра там, несомненно, вспыхнут вооруженные столкновения, исход которых предсказать невозможно. Ясно только, что спокойствия на планете они не прибавят.
Насколько все это связано с нынешней главной проблемой цивилизованного мира - борьбой с международным терроризмом? Мнения на этот счет высказываются разные. Одни считают, что кровавый саддамовский режим все-таки не был ни родовым гнездом, ни рассадником глобальных террористов. В террористических группах ни один уроженец Ирака до сего времени никогда не числился. Сопротивление же иноземцам, какие бы блага они ни обещали, свойственно любому народу, и уж тем более тем, кто долгое время жил замкнуто, в отторжении от остального мира. Драки между суннитами и шиитами, скорей всего, не избежать. И все же у них одна судьба, раздела страны не требуют ни те, ни другие, в конце концов помирятся. Разумеется, участие других ведущих государств и ООН в коренном переустройстве Ирака, и прежде всего в восстановлении его экономики, во многом способствовало бы смягчению религиозного конфликта. Полагаться лишь на ужесточение оккупационного режима не очень разумно.
Существует и иное мнение. Сводится оно к тому, что Ирак наводнен террористами, и именно это должно определять приоритеты западной политики в оккупированной стране. Никто не отрицает важности хозяйственного возрождения, улучшения условий жизни населения, создания органов местной власти. Но там убивают солдат коалиционных войск, взрывают здания, нефтепроводы, электростанции. Поэтому главное - силой подавить сопротивление, остальное - по мере возможности. На днях президент Буш даже объявил Ирак «центром международного терроризма».
Не все в мире соглашаются с таким определением. Да и вообще мало кто воспринял вторжение в эту ближневосточную страну как антитеррористическую операцию. Об истинной причине войны какие только предположения не высказывались! Америка стремится прибрать к рукам иракскую нефть... Саддам не только издевается над своим народом, но и готовит оружие массового поражения для атаки на США... Завоеванный Ирак должен стать плацдармом для переустройства всего ближневосточного региона... Угроза террора, если и упоминалась, то вскользь.
Теперь деваться некуда, надо выстраивать новые цели, новые планы и по-новому их объяснять широкой публике. Пришло время точно определиться, чего мы добиваемся в Ираке - только ли создания режима, лояльного Западу, или покорения страны с последующей насильственной ее демократизацией?
В современных условиях полностью и надолго покорить кого бы то ни было невозможно. Сопротивление будет только крепнуть, смертоносного оружия сегодня всем хватает, даже с избытком. Религиозные разногласия население тут же отбросит в сторону, пусть и на время.
Демократизация Ирака тоже затея, по меньшей мере, сомнительная. На протяжении многих сотен лет арабов сплачивали догмы Корана и строжайшие законы шариата, жили они либо под пятой чужеземных колонизаторов, либо безоговорочно, а может, и охотно подчинялись тоталитарному властителю из соплеменников. На такой почве демократия не вырастает по взмаху волшебной палочки, даже если палочкой служит кнут. Это долгий и болезненный процесс. Политическая и экономическая поддержка из-за рубежа способна его ускорить, долгое силовое вмешательство - замедлить.
Значит, реальными и желательными остаются меры по созданию в Ираке правительства национального и конфессионального единства. Оно должно, с одной стороны, разными путями - не обязательно лишь силовыми - умиротворить страну, смягчить внутренние конфликты, стабилизировать ситуацию. С другой стороны - открыть Ирак для общения со всем миром - политического, экономического, культурного.
Достоверных сведений, какие именно цели избраны, пока нет. Не до конца понятными остаются замыслы президентской администрации. Не совсем ясно, чего в действительности добиваются правительства стран, отказавшихся примкнуть к американо-британской коалиции. Поневоле начинает казаться, что сам по себе Ирак слабо интересует и тех, и других. Возможно, так оно и есть и позиции сторон диктуются совершенно иными стратегическими соображениями: одна сторона стремится укрепить свое лидерство в мире, другая всячески этому препятствует.
Упреки, которыми представители Демократической партии США сегодня так щедро осыпают президента из-за Ирака, порой тоже выглядят не слишком убедительными по существу. Похоже, это всего лишь элемент предвыборной борьбы за Белый дом.
Но Ирак не фантом, вопиющая реальность его проблем очевидна. Медлить с их разрешением - опасная ошибка. Никому в мире не нужно, чтобы росло число мусульман, готовых поднять на неверных саблю халифа Али. И неплохо было бы договориться, что война цивилизаций - это не более чем красочная метафора, поскольку взаимное проникновение культур неизбежно, как смена времен года. Террористов, если они в самом деле таковыми являются, надо безжалостно давить в любой точке земного шара. Искусственно плодить их нет никакого смысла.