Здоровье не купишь

Америка
№95 (1226)

Более 137 млн. американцев не имеют достаточного количества денег, чтобы оплатить счета за медицинские услуги. Общая задолженность жителей США перед госпиталями и частными медицинскими офисами увеличивается десятый год подряд. Главной причиной банкротства физических лиц в 50 штатах и округе Колумбия остаётся слишком высокий счёт за лечение.

Такие выводы сделали эксперты Zillow и ряда других аналитических компаний, мониторящих основные расходы представителей среднего класса. Как выяснилось, с приходом в Белый дом президента Трампа (с 2017 года) система здравоохранения для большинства американцев стала ещё более недоступной, чем при Обаме (2009-2016).

Это своего рода парадокс, так как именно 44-й президент США провёл печально знаменитую медицинскую реформу (Обамакер), которая резко поделила население на застрахованных (малоимущие и пенсионеры с Медикер/Медикейд, а также состоятельные люди с частными иншуренсами) и незастрахованных (жители без страховки и люди с бесполезными принудительными иншуренсами в рамках Обамакер).

В 2017 году, напомним, Трамп имел реальную возможность войти в историю, отменив Обамакер. Для этого у него имелось республиканское большинство и в Палате представителей, и в Сенате, а также полноценный законопроект American Health Care Act of 2017. Президент, однако, вполне предсказуемо пошёл на поводу у фармацевтических корпораций. Он вычеркнул пункт отмены Обамакер из своих приоритетных задач, а спустя некоторое время закрыл глаза на скачок стоимости лекарств.

Как результат, численность незастрахованных жителей в США выросла с января 2017 года по сегодняшний день с 25.5 млн. до 28.1 млн. Более 100 млн. американцев имеют иншуренс, покрывающий лишь базовые тесты и анализы. В случае тяжёлой болезни или травмы (перелом, авария, несчастный случай) этим людям придётся доплачивать за лечение из собственного кармана.

После семикратного повышения ставки Федеральной резервной системы (FED), система "наказаний" для обладателей долга за медицинские услуги стала гораздо жёстче.

Простой пример: два десятилетия назад во времена Билла Клинтона (1993-2001) счёт за лечение приносил преимущественно психологический дискомфорт. Человек не мог его оплатить и оставлял до лучших времён. Счёт приходил повторно каждый месяц, потом раз в квартал, затем раз в полгода. До продажи долга коллекторам госпиталь/медицинский офис пытались взыскать с должника хотя бы часть суммы.

Многие должники в конечном счёте оформляли план выплаты долга в рассрочку (payment plan). В таком случае счёт за хирургическую операцию или дорогие лекарства мог оплачиваться десятилетиями. Таким образом медики и пациенты всегда находили взаимовыгодное решение проблемы дорогостоящего здравоохранения.

В настоящее время долг за лечение может легко разрушить привычную жизнь любого законопослушного и работающего человека.

К примеру, рядовой житель Нью-Йорка прошёл через экстренную хирургическую операцию по удалению аппендицита (средняя стоимость в 2019 году - $33 тысячи). Заплатить даже 10% этой суммы он не может, поэтому госпиталь предпринимает ряд действий, создающих большие проблемы: должник вызывается в суд, юристы пытаются заблокировать его счета или удержать часть дохода, о долге моментально сообщается в три основных кредитных агентства Equifax, Experian, TransUnion и т. п. 

Как результат, задолженность за лечение включается в любые другие виды задолженностей (кредитные карты, автомобильный займ, мортгидж) и т. п. Кредитный рейтинг быстро рушится и человек становится потенциальным банкротом для всех кредиторов.

В частности, низкий кредитный рейтинг (poor credit score) чреват высокими процентами по кредитам и маленькой суммой кредитов.

К примеру, до операции по удалению аппендицита человек обладал кредитной карточкой на $10 тысяч под 9.99% годовых (APR). С появлением неоплаченного счёта за лечение правила кредитования изменились - банк выдаёт только $5 тысяч и уже под 19.99% годовых.

Таким образом, непредвиденная болезнь переворачивает жизнь незастрахованного человека (и его семьи) с ног на голову.

По итогам прошлого года, например, 40% отказов в 30-летних ипотечных кредитах объяснялись именно наличием неоплаченного счёта за лечение. К примеру, тяжело работающая семья много лет копила на даунпеймент (20% от стоимости дома), а когда настал день покупки - банк обнаружил непогашенные долги за лечение.

Удивительно, но ни одного эффективного способа погасить медицинский счёт сегодня не существует. Банкротство неминуемо приводит к обнулению кредитной истории. В таком случае человек будет считаться финансово неблагонадёжным на протяжении 6-8 лет. Для роста кредитного рейтинга придётся оформить security credit card (карточка, на которую кладутся собственные деньги).  

Погашение медицинского долга с помощью другого займа - малоэффективно. Как показывает статистика, в большинстве случаев эта практика всё равно приводит к банкротству.

К примеру, человек берёт $33 тысячи на 48-60 месяцев под высокий процент, разом погашает счёт за удаление аппендицита, а потом помесячно начинает выплачивать новый долг. В редких случаях оплата медицинского долга новым займом отличается от paymentplanот госпиталя.

Многие эксперты по кредитованию считают, что к медицинскому долгу должны предъявляться такие же федеральные требования, что и к студенческому займу. Student Loan, напомним, невозможно обанкротить, однако он не разрушает кредитную историю так безнадёжно, как Medical Debt.

Долг за образование можно оплачивать хоть до пенсионного возраста. С ним можно жить, работать, пользоваться повседневными товарами/услугами и наслаждаться жизнью. Счёт за пресловутый аппендицит принуждает к кредитному краху (через банкротство или неподъёмные долги).

Напоследок стоит сказать, что кандидаты в президенты от демократической партии (как и Дональд Трамп) не собираются решать проблему дорогостоящей медицины и неэффективной страховой системы во время предвыборной кампании 2020 года. Этот вопрос, увы, снят с повестки дня.

Евгений Новицкий