АРТЭКСПО– четверть века!

Этюды о прекрасном
№12 (362)

АртЭкспо-2003. Выставка-великан взволновала весь Нью-Йорк.
А почему, собственно, именно здесь, в городе Большого Яблока, ежегодно проходит эта престижная международная художественная ярмарка (как, впрочем, и огромное число других разноименных и разнонаправленных форумов такого же масштаба)? Пожалуй, образней и точнее всех ответил на этот вопрос сенатор Джейкоб Джевитс, чьим именем назван гигантский застекленный ангар на берегу Гудзона, где все эти выставки, базары, симпозиумы и проходят. «...Нью-Йорк всегда будет олицетворением новизны дел и возможностей, поджидающих за каждым углом. В современном цивилизованном мире этот город больше других побуждает к действию».
А разве искусство, процесс создания интересного, самобытного, умело выполненного полотна, изваяния, рисунка, вазы, гобелена – не действие, не труд рук и души, тяжелейший, неустанный, упорный? Рубен Борэ – талантливый художник и успешный галерейщик, чьи работы из года в год пользуются на АртЭкспо пристальным вниманием, любит повторять слова Пруста о том, что книга или картина - это на 1% вдохновение, а на 99 – потение». Наверное, именно он, вдохновенный труд, спаянный с талантом (если Бог его ниспослал), с даром самостоятельного оригинального видения, с умением свои мысли (опять же, если они есть) и чувства (что тоже обязательно) преобразить в зримое произведение, и создал искусство во всех его ипостасях.
Так что же, все, на АртЭкспо представленное, талантливо или хотя бы интересно? Наивно было бы даже предположить такое. Увы, ничего даже отдаленно похожего. И если я остановлюсь на соотношении 1:5, то потому, что от природы я оптимистка.
Однако, вернемся в Джевитс Центр - огромный, площадью в несколько стадионов, стеклянный дворец, разделенный на улицы-линии. Постараемся отделить овец от козлиц. На нынешнем юбилейном форуме (а нью-йоркский АртЭкспо объявил сбор всему художественному интернационалу в 25-й раз!) выставлены работы почти 2400 художников, фотографов, дизайнеров, умельцев, мастеров репродукции из 62 стран. Но учитывая, что едва ли не каждый пятый достоин внимания, - работы предстоит немало, коль мы хотим выудить из моря яркой и «завлекательной», на потребу обывателю изготовленной халтуры золотых рыбок с проблеском таланта.
Но прежде чем начать бег по «ярмарочным» улицам и заулкам, отвечу на первый заданный мне вопрос. Чем ознаменовали устроители выставки, а это весьма доходное предприятие, серебряный юбилей? Абсолютно ничем. Разве что все переборки между нишами обтянули мягкой серой тканью, довольно, кстати, практичной. Остальное – как было, так и есть. Кроме повышения цен за право участия. Весьма впечатляющих цен: самая маленькая ниша-бокс стоит свыше 6 тысяч долларов, что многим художникам, чьи работы украсили бы АртЭкспо не по карману. Потому в большинстве боксов видим мы или содружества художников, скооперировавшихся, чтобы быть представленными на столь престижной выставке, или галереи, экспонирующие работы своих мастеров.
Вот с одной из таких галерей, открывших АртЭкспо, с галереи Интерарт и начнем долгую нашу прогулку по волшебной стране искусства.
Константин и Светлана Вайс (а галерейщики они взыскательные) привезли таких тяготеющих к сюрреализму самобытных мастеров как Дмитрий Яковин и Михаил Шевал. Нужно сказать, что сюрреализм в АртЭкспо, как и вообще в современном искусстве представлен щедро. Но какой-то он... выхолощенный, что ли. нет в нем главных его составляющих, - гражданственности и мысли. этот милый моему сердцу мыслящий сюрреализм и пророс на полотнах Яковина и Шевала, и в работах Евгения Тоневицкого, где бушует еще одна компонента этого рожденного ХХ веком течения – эротичность. Столь же буйно сексуальны, философски осмыслены, словно озвученные - живописные работы Карена Самунджяна. Это ему принадлежат поразительные слова: «Именно из света и во имя его летит на нашу землю пыль совершенства...» Попробуй же собрать хоть немного пылинок.
Текучая пластика живописи Тоневицкого и Самунджяна родственна удивительной скульптуре Номи Фаран, необычайно выразительной и динамичной. Следует отметить изумительное мастерство и абсолютную оригинальность израильских ваятелей. Они модернисты в лучшем понимании этого слова. а творения таких израильских скульпторов, как Фрэнк Мейслер, Хаим Азуз, Захарий Оксман, по-настоящему талантливы.
Скульптуры, а речь идет, разумеется, лишь о малых формах, на АртЭкспо с каждым годом все меньше, но одновременно качественно она становится лучше, профессиональней, интересней. И здесь нельзя не назвать Юрия Фирсова (Ух, какие великолепные статуэтки Нуриева в танце!) и невероятно эмоциональные композиции канадца Миши Фрида – воистину музыка в бронзе. Москвич Анатолий Туров свои идеи и свое знание русского народного творчества привез с собой за океан. И реализовал их в чудесной своей трогательной керамике – такие родные петухи и коровушки, просто сердце защемило. Но и американцы их с удовольствием разглядывали и покупали. Хороша и иудаика Турова, его «Иерусалим», «Стэмпеню», романтическая «Ревекка».
По сравнению с прошлым годом на ярмарке было очень мало абстрактной живописи. Говорю, естественно, о хорошей. А вот о работах абстракциониста Патрика Далтона упомянуть нужно непременно – колорист он превосходный.
Мало, почти нет, и хороших пейзажей – тех, что называем мы одухотворенными. Один из них нашла я у Рубена Борэ – печальный, слезами омытый осенний город, подлинный пейзаж настроения. Впечатляющи поэтические и суровые ландшафты могучих гор Вячеслава Шевченко. Нельзя было не остановиться у картин Джеймса Коулмэна, прекрасного пейзажиста, о таланте которого свидетельствует его очень интересное импрессионистическое полотно «Спасительный маяк», да и другие работы. Но рядом сладенькие пейзажики, выполненные под лозунгом: «Все на продажу!» Увы, такой живописи на АртЭкспо, как говорится, навалом. И покупают, вот что удивительно. Кстати, у Коулмэна «идут» именно эти бездарные его картинки, «Маяк» и «Минуты покоя» висят на серенькой стеночке. Остается утешаться тем, что воплю «О времена! О нравы!» больше двух тысячелетий.
Но поговорим о настоящем. Я подошла к просторному отсеку, в котором разместили свои картины армянские художники. Редкостный это сплав. Русская художественная школа (великая школа!), армянская душа и – талант, без которого никакие академии не помогут. А тут работы неординарные, профессиональные, с интересным композиционным решением и у Дарона Мурадяна, и у Рубена Абовяна (уж очень хорош его по-фрагонаровски томный «Поцелуй»), и у Шота Восканяна. А Кейтс Ваникян и Ванагн Дживанян темой своей живописи сделали то наиглавнейшее, что ценили во все времена, – любовь. Мне кажется, что картина Ваникяна «Вместе» – одна из лучших на АртЭкспо.
Лена Келекян посвятила себя сложнейшему искусству иконописи. Осовремененные ее византийские лики выполнены замечательно и вызывают живой отклик в сердце зрителя. И в сердцах специалистов тоже – ее иконы и распятья экспонируются в музеях и галереях разных стран.
Хочется назвать еще два женских имени. Это имена одаренных американских художниц Крис Кларк и мастера портрета Грейс Слик. О ее «Гитаристе», думаю, многие будут помнить долго. Ну, а Кларк в экспрессивной своей живописи воспела черную Африку и черный джаз и сделала это талантливо и ярко. Столь же талантливо и ярко, как невероятно динамичный красочный рассказ о спорте Малколма Фарли, чьи картины трагического черного вторника я запомнила по экспозиции прошлогодней АртЭкспо, тематически посвященной памяти погибших под обломками башен-близнецов и мужеству спасателей. Но сегодня во дворце Джевитс Центра я не нашла ни одной работы, продолжившей столь важную и для Америки, и для всего цивилизованного мира тему: ведь такие раны не заживают, а террор лишь разгорается.
Имя Владимира Витковского нужно запомнить. В искусстве он личность, творец, новатор. Войдя в его «бокс», я не переставала удивляться – каждую минуту взгляд выхватывал нечто новое, запоминающееся, особенное. Летящие, но одновременно очень живые, фигуры и лица. Урбанистические пейзажи необычайной выразительности. Трогательная, щемящая иудаика. И поразительная черно-белая графика, тушь на бумаге, абсолютно оригинальная, авторская, плод творческой мысли самобытного художника, его изобретение, признанное повсюду. Наград и дипломов множество, в том числе и золотая медаль международного конкурса графиков в Стокгольме.
Нужно сказать вам, что число русских, из русского художественного пространства (а это весь бывший Союз) приехавших художников в условно отделенной нами пятой части АртЭкспо, т.е. профессионалов, и Богом взысканных, куда больше, чем их «процентная норма» в общем списочном составе. Что радует и сердце наполняет гордостью. Хор-р-рошая живопись, мастеровитая, духовно насыщенная. Вот целый большущий бокс, откуда и уходить-то не хотелось. Полотна Марии Васильевой, Чингиза Абассова, Николая Зайцева, земляка моего Николая Лысака из тех, мимо которых не пробежишь.
Может быть, я просто не замечала на предыдущих ярмарках веселых персонажей художников-мультипликаторов, но нынче встретила их в Джевитс Центре впервые. Как и все гости мультяшек, уходила от них с улыбкой – столько изобретательности, остроумия и доброты в дивных работах и мастеров-волшебников из Диснеевского гнезда, и самого Уолта Диснея, и Дэвида Уиллардсона, и того самого Джеймса Коулмэна, с живописью которого мы уже познакомились, и снова соотечественника нашего Александра Гейфмана, которого ветер судьбы занес в Бразилию. Как точно сказал Евтушенко: «Нас разбросало, как в море льдины».
Весьма, весьма любопытно было увидеть рисунки Нельсона Манделы, совсем совсем неплохие. И споткнуться о живопись Писсарро. Что такое? Что-то здесь не то... Оказалось, это полотна Польэмиля, сына Камиля Писсарро, патриарха импрессионизма, и Клода, его внука. Но если Поэльмиль талантишком небесами награжден был весьма скромным, но зато обладал самостоятельным художественным мышлением, то Клод, ничтоже сумняшеся, просто переписывал полотна великого деда. Вот вам пример, как делают бизнес (и деньги) на имени.
Прикладное искусство не менее притягательно для зрителей, чем изобразительное. Тем более что очень много, гораздо больше, чем обычно, было посуды и ваз из цветного стекла, а среди них попадались и такие, что отмечены хорошим вкусом и тонким пониманием формы и цвета. Много интересного привезли умельцы из Африки, особенно плетеных изделий. Немало и различных женских украшений, о которых и говорить бы не стоило, если бы... если бы не Валерий Данченко. Опять земляк, ну что тут поделаешь...
Данченко – художник особенный, дизайнер, чьи дивные необычные янтарные украшения привлекали такое внимание, что его «бокс» был буквально на осадном положении. Что неудивительно, потому что броши, кольца, колье «Валерио» – истинные произведения искусства, в которых сочетается волшебная красота и нежность из глубин времени пришедшего камня с неуемной фантазией и выверенным мастерством художника.

До встречи на АртЭкспо – 2004!


Комментарии (Всего: 1)

http://www.zhivopismira.ru/users/sadovnik/

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *