Друзы, курды и другие

В мире
№25 (1000)
Убийство боевиками организации “Джабхат ан-Нусра” (сирийский филиал “Аль-Каиды”) 28 друзов в одной из деревень северной провинции Идлиб, а также новая эскалация боевых действий на юго-западе Сирии привели к тому, что на одно из первых мест региональной, особенно израильской, повестки дня, вышла судьба друзской общины охваченной войной страны
 
Так как многочисленные новостные сообщения последних дней пестрят ошибками и неточностями, вначале остановлюсь на географическом факторе, а затем непосредственно на реальных и мнимых угрозах друзам Сирии. Примерная их численность составляет плюс-минус 750 тыс. человек. Конкретные данные неизвестны, даже сами друзы Сирии и Ливана называют разные цифры. Львиная их доля - по всей видимости, около 600 тыс., - проживает в провинции Сувейда, на юге Сирии. Фактически речь идет о друзской территории, именующейся на арабском Друзским нагорьем. Сувейда граничит с Иорданией и находится относительно недалеко от израильских Голан. Относительно - потому что между ней и Израилем лежат миниатюрная по ширине провинция Кунейтра и довольно широкая, густонаселенная арабами-суннитами провинция Дераа.
 
Остальные друзские островки в Сирии по своим масштабам совершенно незначительны и находятся на большом расстоянии от Сувейды. Именно в одной из таких деревень на противоположном конце страны произошло событие, всколыхнувшее друзов всего мира и не только их.
 
Необходимо сразу сказать, что хотя локальные разборки прибывших туда исламистов с местными жителями и переросли в бойню, о заранее спланированной резне с перспективой ее расширения на всех окрестных друзов речи не шло. 
Более того, руководство “Джабхат ан-Нусры” поспешило заявить, что произошел недопустимый “перегиб” со стороны боевиков, и друзам бояться нечего...
 
В Сирии как, кстати, и в Израиле, один из основных принципов, которым руководствуется друзская община, - лояльность государству, в котором они живут. Как следствие, в обеих странах они проявляют повышенную мотивацию к службе в вооруженных силах. 
 
В годы правления режимов Асада-отца и Асада-сына друзы, как и другие меньшинства (исключая курдов), в отличие от арабско-суннитского большинства, чувствовали себя в Сирии комфортно. 
 
Все это нашло свое проявление во время гражданской войны - многочисленные друзы до сих пор продолжают служить в рядах силовых структур. Правда, в последние годы ситуация стала постепенно меняться. Видя, что режим трещит по швам, друзы постоянно уменьшают количество призывников. Особенно сильно данная тенденция проявляется в Сувейде, где, согласно некоторым источникам, число отказавшихся от призыва достигло десятков тысяч. 
 
Удивляться тут нечему. Лояльность лояльностью, но режим думает в первую очередь о своей сохранности, в то время как друзской провинции с трех сторон и потенциально, и прямо угрожают силы, в которых полностью доминируют исламистская составляющая (ИГ, “Джабхат ан-Нусра”) или же она достаточно сильна, как во многих других повстанческих группировках. 
 
И здесь мы подходим к главному: мало того, что сирийские друзы в целом воспринимаются разного рода повстанцами как проасадовская сила, многие исламисты считают их идолопоклонниками со всеми вытекающими отсюда последствиями. В отличие от категории “люди Книги”, к которой мусульмане относят иудеев и христиан, с идолопоклонниками у того же ИГа разговор короткий: или переход в мусульманство, или... 
 
Свидетелями подобного сценария мы были совсем недавно на примере курдов-езидов в Ираке. Именно в этом аспекте и лежит корень проблемы. 
 
Вместе с тем, важно отметить, что, согласно достоверным источникам в среде сирийских и ливанских друзов, а также в странах региона, оппозиционные силы в Сирии, включая “Джабхат ан-Нусру”, но не включая ИГ, дали обязательство друзов не трогать. 
 
Правда, полностью доверять в этом плане исламистской оппозиции, как прямо заявил в одном из своих интервью мэр израильского друзского города Дальят-аль-Кармель, в прошлом известнейший тележурналист Рафик Халаби, нельзя. 
По его словам, на войне может случиться всякое... Происшедшее на севере Сирии является примером такого рода. 
Может ли Израиль помочь сирийским друзам в случае чего, и если да, то как, - вопрос очень деликатный, и это еще мягко говоря. Халаби сказал недавно, что “правительство действует в данном направлении”, немедленно добавив, что и этой своей фразой он сообщил слишком много. Однако кое-какая разрешенная к публикации информация становится достоянием гласности. 
 
Так, источник в Пентагоне сообщил, что во время недавнего визита в Израиль председателя Объединенного комитета начальников штабов Мартина Демпси израильтяне просили его, чтобы США оказала друзам Сувейды военную помощь. 
Кстати, трения последних с сирийскими силовиками в провинции в последние дни усилились: местные жители несколько раз успешно препятствовали попыткам военных вывести из нее тяжелые вооружения, посчитав (вполне справедливо), что это оставит их беззащитными. 
 
Правда, если проанализировать ситуацию, беззащитными друзы все же не являются. Гористая местность, граница с Иорданией, природная воинственность, готовность упорно сражаться за родную землю и, что самое важное, наличие десятков (!) тысяч боеспособных мужчин, многие из которых служили в силовых структурах, - очень весомый фактор. 
Серьезным минусом является почти полное отсутствие тяжелого оружия, однако и у их потенциальных противников дела в этой смысле обстоят не лучше. 
 
Важно помнить и то, что численность боевиков пресловутого ИГа во всей Сирии и Ираке, согласно серьезным источникам, не превышает 30 тыс. человек, а по выучке подавляющему большинству из них так далеко до по-настоящему профессиональных бойцов, как до Луны. 
 
В любом случае оборонительный потенциал Сувейды значительно выше, чем у выстоявшего против ИГа курдского анклава Кобани. Правда, в том, что он выстоял, кроме упорства курдов, решающую роль сыграла авиационная поддержка США. 
Более того, как раз в эти дни сирийские курды доказывают, что даже при малом количестве тяжелого оружия и посредственной выучке, но при наличии мотивации и авиационной поддержки, особенно на более-менее открытой местности, ИГ можно бить буквально в хвост и в гриву. 
 
Совместное наступление курдов Кобани с одной стороны, и самого большого курдского кантона страны в провинции Хасеке - с другой, привели к тяжелому поражению ИГа. Силы обоих кантонов совместно с небольшими отрядами Сирийской свободной армии (ССА), пробились друг к другу, создав территориальную непрерывность между собой. 
Объединенными силами, при поддержке американской авиации был захвачен приграничный с Турцией ключевой город Тель-Абьяд. Часть ИГовцев отступила на юг, часть на данный момент еще сражается в окружении, а некоторые бежали в Турцию, где прямо на границе были разоружены и задержаны. 
 
Любопытно, что значительная часть местного арабского населения тоже, от греха подальше, попыталась уйти на сопредельную сторону. Правда, наступающие курдские Отряды народной самообороны (YPG), подчеркивают, что действуют совместно с арабской ССА и не допускают ни этнических чисток, ни тем более убийств. На момент написания этих строк о каких-то серьезных эксцессах данного рода достоверной информации не поступало. 
 
Итак, можно констатировать, что ИГ полностью лишился контроля над всей северной частью провинции Ракка, тем самым потеряв здесь очень важную для него географическую связь с Турцией. С другой стороны, налицо огромный успех курдов, фактически соединивших два кантона. Вместе с тем, вряд ли стоит ожидать, что они, даже несмотря на поддержку авиации США, продолжат наступать далеко на юг, в сторону города Ракка. Все-таки это уже арабская территория. Стимулом для такого шага могла бы стать серьезная дополнительная военная и политическая помощь со стороны США. Сил же ССА в этом районе пока маловато...
 
Что касается ИГа, то, несмотря на поражения от курдов в северо-центральной Сирии, западнее, в северной провинции Алеппо, организация неожиданным наступлением значительно потеснила другие повстанческие группировки, пытаясь уже их отрезать от Турции. 
 
Правда, получив подмогу от своих из глубины Сирии, повстанцы остановили ИГовцев и даже начали контратаковать. От этих событий, безусловно, выиграл Асад, натиск на которого на севере Сирии в последние дни значительно ослаб. 
Согласно источникам в израильской системе безопасности, примерно в 80 км восточнее Дамаска сирийские власти начали строить новую линию обороны, состоящую из опорных пунктов, огневых позиций и инженерных заграждений с целью защитить столицу от набегов с востока, подобных тому, когда ИГ захватил город Пальмира (Тадмор). 
Правда, эффективность этой линии в свете уроков сирийской войны вызывает сомнения. Тем более что угроза Дамаску может прийти и с севера, и с юга, а внутри периметра укреплений, в том числе и в черте сирийской столицы, имеются устойчивые анклавы оппозиционных сил.
 
Но вернемся к сирийским друзам. На данный момент боевики ИГа непосредственно Сувейде не угрожают, однако возле западных границ провинции действуют силы “Джабхат ан-Нусры” и других исламистских группировок. На этой неделе именно здесь они добились серьезного тактического успеха, захватив одну из крупнейших военных баз Сирии - пункт постоянной дислокации 52-й бригады. 
 
Правда, близлежащий небольшой военный аэродром им взять не удалось. Если предположить, что оппозиционеры продолжат соблюдать свои обещания касательно друзов, а также вспомнить, что их главная цель отнюдь не Сувейда, а в первую очередь город Дераа, другие подконтрольные режиму населенные пункты одноименной провинции и в перспективе Дамаск, станет ясно: им просто не до тамошних друзов. 
 
Кстати, отношение “Джабхат ан-Нусры” к друзской общине неплохо проиллюстрировало недавнее интервью лидера организации Абу-Мохаммеда аль-Джулани телеканалу “Аль-Джазира”. В нем он подчеркнул, что друзам, оказавшимся на контролируемой его людьми территории, опасность не грозит, тем более что они “согласились признать некоторые ошибки” (религиозного плана) и к ним направлены проповедники “Джабхат ан-Нусры”. Лидер исламистов обещал также “покровительство” христианам. Единственная община, в адрес которой прозвучала недвусмысленная угроза, это алавиты, к которым принадлежит правящий в Сирии клан Асадов.
 
Что касается Израиля, то кроме демонстраций местных друзов и друзов Голан, большинство которых пока израильского гражданства не имеют, налицо серьезные потенциальные проблемы. Если до Сувейды относительно далеко и значительное число беженцев оттуда на данный момент выглядит маловероятным сценарием, это не значит, что оказание помощи тамошним друзам не стоит на повестке дня. 
 
С точки же зрения возможного потока беженцев и необходимости прямого вмешательства гораздо более актуальна деревня Хадер, находящаяся на сирийской стороне, возле самой границы (рядом с Маджд-аль-Шамсом), в северном секторе Голан. Здесь проживает от 10 до 15 тыс. друзов, и в первую очередь они могут оказаться теми, кто попытается найти убежище в Израиле. На данный момент Хадер - одно из немногих мест у границы, остающихся под контролем правительственных сил, однако нажим повстанцев продолжает расти. Между прочим, несколько попыток терактов против Израиля, имевших место в последний год, исходили именно из Хадера, а исполнителями были жители деревни, действовавшие по заказу “Хизбаллы” в лице освобожденного из израильской тюрьмы убийцы, ливанского друза Самира Кунтара. В общем, проблема Хадера, и его до сих пор недружественных Израилю жителей уже стоит на нашей повестке дня. Большинство аспектов этой ситуации, а также ситуации с сирийскими друзами в целом, на данный момент, из-за их особой деликатности, не могут обсуждаться в СМИ. 
 
Как бы там ни было, беседуя 16 июня с членами комиссии кнессета по иностранным делам и обороне, начальник генерального штаба Гади Айзенкот заявил, что ЦАХАЛ сделает все возможное, чтобы предотвратить бойню беженцев вблизи границы с Израилем...
 
***
В течение нескольких дней в друзских деревнях проходят акции протеста, участники которых требуют от израильских властей открыть границу для беженцев. Демонстранты обвиняют Израиль в том, что он оказывает помощь исламским террористам, принимая их боевиков в своих больницах, но при этом равнодушен к судьбе друзов. На демонстрациях также прозвучали угрозы при необходимости силой прорвать северную границу нашей страны.
Опасаясь, что молодежь из Мадждаль-Шамса и других друзских населенных пунктов предпримет попытку прорыва границы, чтобы прийти на помощь “сирийским братьям”, ЦАХАЛ во вторник, 16 июня, вынужден был на несколько часов объявить северную часть Голанских высот закрытой военной зоной. При этом военные заявили, что скопление людей в приграничном районе мешает им выполнять свою работу. Однако спустя два часа ограничения были сняты.
 
“Новости недели”