Подмастерья ТАЙНЫХ ОПЕРАЦИЙ

В мире
№46 (708)

15 лет назад началась первая Чеченская война. Чечня объявила о своей независимости от России еще в ноябре 1991 года. Разумеется, не Чечня, а президент республики Дудаев и его окружение. Но тогда Ельцину (здесь и далее везде слово “Ельцин” лишь символ, обозначение кремлевской власти) было не до них – лихорадочно готовилось уничтожение СССР, Беловежское соглашение. А вот потом, когда началась работа над новой Конституцией и новым Федеративным договором, Ельцин обеспокоился, так как оказался в сложном положении. Старые законы и принципы отменены, а новых еще нет. Тут большой простор для сепаратизма, для амбиций президентов автономных республик.
В 1992 году Татарстан и Чечня отказались подписывать Федеративный договор. Кремль охватила паника. Ведь сам же Ельцин объявил в 1990 году: “Берите суверенитета сколько хотите!” Вот и решили взять... Ельцин пошел на уступки, и с Татарстаном подписали отдельный Договор. А с Чечней – нет. Парадокс и тайна в том, что идея отдельных Договоров была придумана и практически согласована на переговорах в Чечне.
“Формула договора с Татарстаном родилась 13 января 1993 года в городе Грозном,- свидетельствует тогдашний зампред правительства, министр по делам национальностей Сергей Шахрай. - Именно механизм Договора о разграничении предметов ведения и полномочий был предложен руководству Чеченской Республики как схема решения проблем... К сожалению, эта линия не была доведена до конца”.
Почему “эта линия не была доведена до конца”? Почему не пошли на уступки Дудаеву? На дипломатическую хитрость, в конце концов: главное – сейчас получить хоть какой-то юридический документ, а потом, с годами, разберемся... Возможно, сыграли свою роль двойные подходы. Татарстан – крупнейшая республика, в центре страны. Если Татарстан не подпишет хотя бы отдельный Договор - это обвал и крушение еще не созданного государства. А что такое Чечня и тем более Дудаев? “Много берет на себя...”
Почему все вершилось за кулисами? Почему перед лицом всей России не настояли на референдуме в Чечне? Уверен, тогда абсолютное большинство жителей высказалось бы за подписание Договора. Потому как это нормально. Ярые националисты всегда в меньшинстве, к счастью. То есть можно было и надо было сделать всё по закону. Не сделали.
Дудаева решили “сместить”. Разумеется, “руками самих чеченцев”. Еще с лета 1994 года создавалась “чеченская оппозиция” во главе с неким Умаром Автурхановым, руководителем одной из районных администраций. Этот Автурханов, собрав какое-то ополчение, пошел в ноябре военным походом(!?) на Грозный, на Дудаева. И потерпел сокрушительное поражение. После чего Дудаев обвинил Ельцина в попытке государственного переворота в Чечне. Кремлевские деятели пытались опровергнуть, но в прессе появились фотографии пленных российских танкистов и их рассказы о том, как их вербовала Федеральная служба контрразведки (тогдашняя ФСБ) для участия в походе Автурханова... В общем, полный провал и позор.
Таким образом Дудаев получил выигрышный юридический козырь: Чечня никакого Федерального договора не подписывала, а Россия ввела войска – то есть Россия агрессор и оккупант! После чего Ельцин начал уже открытую войну, назвав ее “восстановлением конституционного порядка”. Министр обороны Грачев заверил, что возьмет Грозный одним полком за два часа. Началась бездарнейшая с военной точки зрения операция - вход танковой колонны на улицы Грозного, где танки заперли и сожгли... Трупы наших солдат растаскивали бродячие собаки. А министр Грачев рассказывал: “Восемнадцатилетние мальчишки умирали с улыбкой на губах...”.
Общественность страны и пресса резко выступили против войны. Телевидение давало такие репортажи и комментарии, что губернатор Тульской области Севрюков приказал отключить вещание из Москвы. Журналист Сергей Доренко расценил это как фактический вывод Тульской области из состава РФ, призвал власть арестовать Севрюкова, а в Тульскую область ввести войска. Депутат Юрий Черниченко заявил: если в Чечне не война, а борьба с организованной преступностью, то “давайте бомбить город Долгопрудный, где я живу, - там налицо организованная преступность, все ее знают...” Генерал Лебедь в эфире государственной телерадиокомпании РТР (ныне канал “Россия”) сказал, что можно одним полком за месяц “закончить военную кампанию в Чечне. Вопрос только в формировании - полк надо сформировать из детей народных депутатов, из детей членов правительства, из детей всех тех политиков, которые говорят сейчас о необходимости войны в Чечне”.
Самолеты бомбили Грозный, а пресса клеймила Ельцина. Резкое изменение общественного мнения произошло после рейда Шамиля Басаева на Буденновск в 1995 году. Потому что одно дело – вести партизанскую войну, и совсем другое – захватывать в заложники женщин и детей в роддоме. Если уж ты вступил в бой и выхода нет – то умри в чистом поле как мужчина, а не прячься за женщин и детей, что для кавказского мужчины даже не позор, а вообще непредставимо. Басаева выпустили из Буденновска – и правильно сделали, никакой бандит не стоит жизни мирных людей. А Чечня встречала его как героя. Наверно, это говорит о том, как резко и быстро война ломает казалось бы незыблемые нормы. В 1996 году секретарь Совета безопасности России генерал Лебедь заключил Хасавюртовский мир. За что был объявлен некоторыми предателем России.
С самого начала отношения с Чечней строились в режиме тайных операций с последующей обработкой общественного сознания. Первые террористические акты в Москве прогремели накануне вторжения федеральных войск в Чечню. У метро ВДНХ неизвестные взорвали рейсовый автобус. В то же время был взорван мост на Яузе. Представители правоохранительных органов тут же стали убеждать нас через телевидение, что налицо “чеченский след”.
Через 8 лет после тех событий, в 2002 году, в Москве состоялся суд над участниками бандитской группировки Максима Лазовского (Макс, Хромой), которая действовала под “крышей” ФСБ. На скамье подсудимых не было главарей – офицера ФСБ Максима Лазовского, Романа Полонского, Атлана Натаева, Андрея Шеленкова, Павла Гришина. Их убили при неизвестных обстоятельствах. Важно, что среди подсудимых оказались те, кто взрывал автобус на ВДНХ и мост на Яузе.
Вторая Чеченская война началась в 1999 году – и тоже с террористических актов. 4 сентября был взорван жилой дом в Буйнакске. 5 сентября банда Шамиля Басаева вторглась в Дагестан. Неуловимость Басаева на крошечной территории Чечни вначале вызывала недоумение, а затем стала наводить на предположения. Военный обозреватель “Новой газеты” майор Вячеслав Измайлов, человек авторитетный, вхожий в различные военные круги и круги спецслужб, публично объявил, что Басаев - тайный агент, офицер ГРУ, Главного разведывательного управления Генштаба. 8, 13 и 16 сентября неизвестные террористы взорвали жилые дома в Москве и Волгодонске, погибло 307 человек. Страна впала в шок. Организаторов не нашли. Но общественное мнение горячо поддержало преемника президентской должности В. Путина: “Мочить!”
Свидетели исчезают с каждым годом. Убиты подозреваемые в подготовке взрывов домов в Москве и Волгодонске, убиты Хаттаб, Гелаев, все террористы из “Норд-Оста” и Беслана, в тюрьме “не сохранили жизнь” Лечи-Бороды и Салмана Радуева, зятя Джохара Дудаева.
Мертвые – молчат. Объявили, что убит Шамиль Басаев. Но опознать труп было невозможно, а стопроцентного доверия к военной генетической экспертизе не наблюдается. Вполне возможно, Басаев греется на солнышке в далекой стране.
Тайные операции предполагают максимальную эффективность. Ради нее, эффективности, и проводятся. Однако Чечня за 15 лет превратилась, по сути, в пороховой погреб на гигантском кладбище... Зато все, кому “положено”, получили звезды Героев России. Десятки и десятки тысяч погибших с той и с этой стороны не в счет.
Москва


Комментарии (Всего: 1)

Нечего было России в своё время лезть на Кавказ. Лучше отделить его добровольно и прекратить финансовые подачки.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *