Стратегия обороны

Америка
№44 (654)

Размеры и цели военных затрат всегда зависят от избранной стратегии развития вооруженных сил и понимания главных проблем, с которыми будет сталкиваться государство в обозримом будущем.
В последние два десятилетия оценки стратегии и прогнозы существенно менялись. Администрация Билла Клинтона  считала глобализацию “мотором” позитивных изменений в сфере безопасности. Считалось, что вооруженные силы США должны быть настолько сильны, чтобы у вероятного противника не возникало даже желания испытать на себе их мощь. После распада СССР вероятность войны с армией другого мощного государства значительно снизилась. Поэтому войска США готовились к проведению молниеносных операций в разных регионах планеты, для чего требовались относительно небольшие, но высокомобильные силы. Их главной задачей был оперативный разгром врага и быстрый отход на базы, причем войну предполагалось вести лишь в том случае, если противник был достаточно слаб для того, чтобы быть гарантированно разгромленным “малой кровью”. То есть, военная сила признавалась необходимым, но все-таки “запасным” аргументом противостояния внешним угрозам.
Тогда военная стратегия США базировалась на формуле “1-4-2-1”. Это означало, что вооруженные силы США должны иметь возможность одновременно выполнять следующие задачи: защищать США, осуществлять военное присутствие в четырех ключевых регионах мира, быть готовыми участвовать в двух вооруженных конфликтах (без необходимости оккупировать вражескую территорию) и быть готовыми участвовать в одном подобном конфликте, предусматривающем возможность оккупации.
После терактов 11 сентября 2001 года стало популярным мнение, что целью военной операции мог быть не только разгром военной силы противника, но и смена режима враждебного государства и оккупация иностранных территорий, если подобная оккупация необходима для обеспечения безопасности США.
Военные считали, что наиболее высока вероятность осуществления “иррегулярных” угроз со стороны сил, которые пытаются уменьшить американское влияние в мире и используют неконвенционные методы ведения боевых действий (терроризм, партизанская и гражданская война и пр.). В то же время значительно уменьшилась возможность “традиционных” угроз, исходящих от государств, которые могут попытаться вести “правильные” военные действия против США. В связи с этим, Пентагон начал делать ставку на превентивные военные удары - войска должны быть способными атаковать и уничтожить противника ДО ТОГО, как тот нанесет удар.
При Джордже Буше была принята новая стратегия развития вооруженных сил США. Она базируется на “трех китах” - во-первых, ставке на более технологичную армию; во-вторых, на ударной роли ВВС; в-третьих, на небольших, но чрезвычайно мощных и мобильных наземных подразделениях, которые призваны добить врага. Военная реформа должна идти в трех главных направлениях. Во-первых, Пентагон должен улучшить систему ежедневного управления и быть всегда готовым к появлению новых, необычных угроз и противников. Во-вторых, Пентагон должен улучшить координацию с другими государственными агентствами США. В-третьих, Пентагон должен подготовить вооруженные силы лучше действовать на поле боя и снабдить их необходимым вооружением.
В 2004 году перед американскими военными была поставлена задача перехода к военной концепции, которая обозначается формулой “10-30-30”. Суть концепции заключается в следующем: “10” - после получения соответствующего приказа за 10 дней вооруженные силы США должны быть переброшены в любую точку земного шара и должны начать боевые действия, “30” - за 30 дней они обязаны разбить войска противника и лишить его возможности возобновить организованное сопротивление в обозримом будущем, “30” - в течение 30 дней войска должны пройти перегруппировку, быть готовыми к выполнению нового боевого задания и переброске в иную точку.
Последний фундаментальный документ такого рода был опубликован Пентагоном в июне 2008 года. Он называется “Стратегия Национальной Обороны”. В нем указывается, что защита американского народа является основной обязанностью правительства США. Главными вызовами безопасности США названы “глобальная борьба против насильственной экстремистской идеологии, которая грозит уничтожить существующую систему”, стремление стран-изгоев получить в свое распоряжение оружие массового уничтожения и “растущая военная мощь” иных государств (в качестве примеров этих государств приведены Китай и Россия).
Кроме того, указывается, что в ближайшие 20 лет мировая обстановка будет изменяться крайне быстро и иногда хаотично под давлением экологических, климатических, энергетических, популяционных и пр. факторов. В связи с этим, Министерство Обороны США сформулировало пять основных задач, которые оно призвано решать:
защита территории страны,
победа в долгой войне (подразумеваются войны с терроризмом, международным криминалитетом и пр.),
обеспечение безопасности,
предотвращение и быстрая остановка конфликтов,
победы в войнах (указывается, что подобные войны могут вестись с Ираном и Северной Кореей, которые представляют угрозу национальным интересам США).
Нынешний министр обороны США Роберт Гейтс неоднократно утверждал, что мир вступил в эпоху войн четвертого поколения (для ее обозначения часто используется аббревиатура 4GW).
Речь идет о градации, впервые предложенной в конце 1980-х годов. Эта теория в конспективном изложении выглядит так: с 1648 года (Вестфальского мира) мир вел войны первого поколения - ведение войн было разрешено только государствам, было впервые проведено разделение между “гражданскими” и “военными”, упор делался на профессиональные армии и пр.
Война второго поколения началась в 1914 году, когда главной задачей армии был контроль над территориями, основной упор делался на огневую мощь, армии большей частью состояли из плохо обученных призывников и пр.
В 1939 году германская армия создала концепцию войны третьего поколения - маневренной войны (вместо того, чтобы сходиться с врагом лицом к лицу, его следует окружать и наносить удары с тыла), упор делался на развитие моторизированной военной техники.
Война четвертого поколения отличается частичным возвратом к ситуации до 1648 года. В связи с этим, речь идет не об опоре армий на скорость и огневую мощь, а на численности войск, которые должны не только воевать, но и завоевывать симпатии местного населения.