Ближневосточный квартет

В мире
№17 (627)

Посетив на прошлой неделе Москву, руководитель палестинской автономии Махмуд Аббас направился в Вашингтон. По дороге он заглянул в Тунис, где заявил, что надеется уже в ближайшее время заключить с Израилем предварительное соглашение, которое станет основой для процесса мирных палестино-израильских переговоров. «Предполагается, что документ, где оговаривались бы основные моменты соглашений, будет подписан еще до окончания нынешней каденции американского президента Джорджа Буша», - сообщил журналистам Аббас. – «Наша цель — и не только наша, но и президента Буша — закончить переговоры до конца 2008 года».
Перемещения по миру лидера палестинских арабов напоминают метания мелкого коммерсанта, которому предложили сделку люди из крупной компании. Сделка кажется ему выгодной. Единственное, что его тревожит, это то, что у каждого из акционеров компании есть свои коммерческие интересы, не во всем совпадающие с политикой дирекции.
Словарь бизнес-терминов дает нам такое определение: «Общество с ограниченной ответственностью представляет собой общество, учрежденное одним или несколькими юридическими или физическими лицами, которое отвечает перед кредиторами только своим объявленным капиталом, размер которого определяется законом». Порядок распределения прибыли в таковых определяется обычно принципом, по которому чистая прибыль общества распределяется между его членами  пропорционально размеру их вкладов.
Вот почему Аббас  в столицах тех стран, которые являются членами «ближневосточного квартета», обстоятельно интересуется стоимостью услуг, которые эти страны готовы предоставить ему за участие в переговорах.
Как известно, квартет по ближневосточному урегулированию представляет собой «объединение Евросоюза, России, США и ООН для консолидации усилий по мирному урегулированию арабо-израильского конфликта». Фактически к этому международному органу вполне применимо то определение, которое мы нашли для Общества с ограниченной ответственностью. В самом деле, если когда-то политику называли концентрированным выражением экономики, то почему бы не дополнить это определение еще одним новшеством? Утверждение о том, что политические дивиденды, на которые может рассчитывать то или иное государство, вложившее некие ресурсы в политическую ситуацию, пропорционально его вкладу в развитие этой ситуации, кажется мне безупречным, с какой бы стороны мы ни рассматривали дело. Именно с этой точки зрения очень интересно рассмотреть, кто вкладывает деньги в палестинскую автономию, а также и вопрос о компенсации этих вкладов.
Аббас в очередной раз не получил от поездки в Москву ничего, кроме недоумения. В самом деле, обещание выплатить десять миллионов долларов – это всего лишь подтверждение того обязательства, которое Россия дала на прошлогодней парижской конференции стран-доноров. История с пятьюдесятью бронетранспортерами, поставка которых Россией была анонсирована несколько лет назад, давно уже стала предметом торга с Израилем, который совсем не желает, чтобы палестинские боевики в Самарии и Иудее, являющиеся по совместительству сотрудниками силовых структур автономии, имели подобную технику. Взамен этого достаточно сомнительного вклада в дело урегулирования ближневосточного конфликта, Россия требует от Махмуда Аббаса «уважения» - не больше и не меньше. Как писала газета «Коммерсант», «В Москве сложилось впечатление, что ее активно оттесняют от процесса ближневосточного урегулирования. Готовятся международные встречи без участия России, а идея московской конференции по урегулированию ситуации на Ближнем Востоке не получает должной поддержки». Еще одна жалоба Москвы: «Россия продолжает участвовать в регулярных заседаниях представителей ближневосточного квартета, но особой роли в переговорном процессе не играет».
На это нечего возразить. Действительно, на вопрос о том, будут ли представители ХАМАСа участвовать в планируемой Москвой конференции по ближневосточному урегулированию, заданный корреспондентом «Коммерсанта», Аббас ответил однозначно: «Нет. Они не имеют на это права. Мы являемся законной властью Палестины и решаем, кто должен участвовать в подобных мероприятиях, а кто нет. У нас один палестинский закон, а не два». Этот ответ идет вразрез с позицией России, которая, во-первых, не считает ХАМАС террористической организацией, а во-вторых, постоянно подчеркивает, по поводу и без повода, мысль о том, что единственным условием преодоления арабо-израильского конфликта является преодоление раскола «палестинского народа». Еще одним ударом по самолюбию Москвы является полнейшая незаинтересованность Аббаса в созыве международной конференции по Ближнему Востоку в столице России.
На вопрос о том, кто «оттесняет» Россию от процесса урегулирования, можно с уверенностью ответить, что   никто. России нечем заинтересовать режим Аббаса, точно так же, как и Аббас ничего не ждет от России.
Этому есть вполне логичные обоснования, и они заключаются в следующем. Если при существовании СССР советские вожди активно помогали Арафату и другим деятелям «освобождения», то нынче времена изменились. Махмуд Аббас  в отличие от Ясера Арафата ориентирован прежде всего на США. От них он   ждет помощи и заступничества в своем противостоянии с ХАМАСом, который, по большому счету, является соперником аббасовсого режима, в то время как от России ему ждать нечего, кроме призывов о единстве.
Для того чтобы меня не обвинили в голословности, я позволю себе привести пространную цитату из того же «Коммерсанта», который в статье от 18 декабря 2007 года так комментировал итоги парижской конференции стран-доноров по оказанию помощи палестинской автономии:
«Россия окажет финансовую поддержку программе реформ в Палестине”. Об этом сообщил вчера глава МИД РФ Сергей Лавров, выступая в Париже на международной конференции стран-доноров по оказанию помощи палестинцам.
«В ближайшее время мы сделаем крупный финансовый взнос в рамках международного содействия выполнению программы реформ и развития, одобренной правительством ПНА»,— заявил господин Лавров.
По его словам, на оказание помощи Палестине в 2008 году Россия выделит $10 млн. Такая же сумма была перечислена ПНА «после свободных и демократических выборов» в январе 2006 года».
Итак, Россия, по словам господина Лаврова, сделает «крупный финансовый взнос», равный «$10 млн». Много это  или мало? Судите сами. «Коммерсант» в той же статье продолжает: «Нынешней осенью мы направили 60 тонн продовольствия и медикаментов для сектора Газа»,— сообщил российский министр, добавив, что Россия ежегодно выделяет для ПНА 170 государственных стипендий, готовит палестинских дипломатов и госслужащих, обеспечивает подготовку около сотни палестинских полицейских. В целях укрепления палестинских сил безопасности мы подготовили для ПНА 50 бронетранспортеров, средства связи и специальное оборудование. Рассчитываем на содействие стран региона в скорейшей доставке этой помощи»,— отметил российский министр».
Все это очень похоже на брежневских времен телевизионные «вести с полей», в которых сообщалось о том, сколько тракторов подготовлено к отгрузке в колхозы, сколько для этих же колхозов подготовлено механизаторов и комбайнеров. Давайте посмотрим, что пишет дальше «Коммерсант» в упомянутой уже статье: «В свою очередь, принявшая участие в парижской конференции Госсекретарь США Кондолиза Райс заявила о том, что США планируют выделить на помощь Палестинской автономии $550 млн. А президент Франции Николя Саркози пообещал, что Париж окажет Палестине в ближайшие три года помощь в размере €200 млн».
Именно поэтому я и сравнивал в самом начале статьи «Ближневосточный квартет» с обществом с ограниченной ответственностью. Если Советский Союз, в котором, как известно, отрицались рыночные принципы экономики, в своей политике не особенно ожидал каких-то материальных приобретений, добиваясь, в основном, расширения сферы своего влияния, то нынешнее руководство России декларирует на словах прагматизм подходов к международным проблемам. Казалось бы, сопоставив финансовый вклад России с вкладом остальных доноров – членов «Ближневосточного квартета», Россия не должна была бы ожидать каких-то особых преференций. Но нет, тяжелая наследственность времен дружбы с Арафатом берет свое. Отсюда жалобы на «оттеснение» и намеки на то, что Россию можно было бы плотнее включить...
Кажется, что даже президент Сирии Асад уже сомневается, стоит ли ему и дальше торговаться с Москвой. На днях он заявил о том, что через посредников направил Израилю свои предложения о мирных переговорах.
Меня могут спросить, почему ни Аббас, ни Асад не торгуются с Евросоюзом? Вопрос справедливый. До сих пор мы об этом не говорили. Ответ на него   очень прост – Москва и Вашингтон занимают крайние позиции в Обществе с ограниченной ответственностью под названием «Ближневосточный квартет». Евросоюз – нечто среднее между этими полюсами. Договорившись по всем вопросам с одним из этих двух «учредителей», арабы найдут общий язык и с европейцами. Тем более что в отличие от России они, как и американцы, не жалеют денег для достижения своей цели – урегулирования конфликта между арабами и евреями.