АБТ: прощальный спектакль Ирины Дворовенко

Культура
№21 (892)

 

18 мая Ирина Дворовенко, прима-балерина АБТ, прощалась с труппой и  своими поклонниками в Нью-Йорке. Последней ролью, которую она танцевала на сцене Метрополитен Опера, стала Татьяна в балете Джона Крэнко «Онегин» (на сборную музыку из различных произведений П.И. Чайковского).


Ирина Дворовенко и ее муж Максим Белоцерковский, который так же до прошлого сезона был премьером АБТ, – киевляне.  Ирина начала свой артистический путь в 1990 году на сцене Киевского Национального театра оперы и балета, стала победительницей многих международных балетных конкурсов. В 1996 году Ирина была принята в труппу АБТ, где станцевала практически все главные роли текущего репертуара - как классического, так и современного. Среди ее лучших ролей – Татьяна. 


Последний спектакль «Онегин» с труппой, в которой Дворовенко проработала 17 лет, конечно, шел на особом подъеме. Дворовенко –  элегантная, красивая, с чувством собственного достоинства –подлинная дворянка, чувствительная ко всем нюансам событий, ситуаций и поведению партнеров на сцене, действительно  в этом спектакле «казалась девочкой чужой». Она была значительнее актерски, профессиональнее и даже моложе своих партнеров.  От сцены к сцене менялась Татьяна-Дворовенко, постепенно превращаясь из «девочки несмелой» во взрослую женщину поразительной красоты.  
Во второй картине балета Онегин является Татьяне во сне влюбленным героем ее мечтаний. Эта сцена стала очень существенной в поведении балерины во втором акте. Дворовенко танцевала этот дует упоенно. Среди всех изменений образа в исполнении Дворовенко в этом дуете она была той подлинной Татьяной, которой ей не суждено будет стать: открыто любящей, вольной, смелой. Ее Татьяна поверила в образ Онегина, созданный ее воображением, и почти до самого конца картины «веселого праздника именин» жила этой верой. Вне логики, вне отчужденности Онегина – он «в сновиденьях ей являлся» другим, и она верила сновиденьям. 


Особенно интересно интерпретировала она вариацию на балу. С некоторым смущением, но не с тревогой, танцевала Дворовенко это обращение к Онегину: сейчас он поднимет голову от карточного стола и улыбнется ей. И Татьяна Дворовенко с полуулыбкой на губах заранее готовилась к этому счастливому моменту.


Последний акт –наиболее интересный и самый важный в балете Крэнко. Появление Татьяны-Дворовенко на светском балу именно таким, каким описал его поэт:

«Кто б смел искать девчонки нежной
В сей величавой, в сей небрежной
Законодательнице зал?»


Величественная, гордая красавица – такой явилась Татьяна Дворовенко потрясенному Онегину.
Последний дует с Онегиным, я думаю, это та сцена, ради которой балерины мечтают танцевать Татьяну. Дворовенко была великолепна: трагична, нежна, бессильна, горда – все вместе создавало необходимый трагизм сцены. 


Именно такой – юной и прекрасной – была балерина в свой прощальный вечер. Спектакль закончился нескончаемыми овациями. Многие, сидевшие в задних рядах, бросились к рампе. К ногам балерины летели из публики букеты цветов. 
На сцену вышли балерины и премьеры труппы, репетиторы. Обнять балерину пришел даже Хосе Кореньо, который еще в прошлом году закончил танцевать. Художественный руководитель театра Кевин Маккензи вынес букет белых роз... думаю, в букете их было не меньше ста...


На сцене стоял и Максим Белоцерковский и их семилетняя дочь. Девочка уже пошла заниматься балетом, так что ее появление на сцене в день, когда мама эту сцену покидала, может оказаться знаком будущей преемственности.


В театральной программке напечатано обращение Дворовенко к коллегам и зрителям: « Я буду скучать без труппы, без сцены МЕТ, без лиц зрителей, которые я видела много лет». 
Мы, зрители, тоже будем ощущать отсутствие Ирины - этой прекрасной, самобытной балерины, украшавшей созвездие премьеров труппы. Когда такая балерина покидает театр – как печально это последнее свиданье!