ФЕСТИВАЛЬ ФИЛЬМОВ О ТАНЦЕ 2008 (Dance оn camera). ЗНАМЕНИТЫЕ ТАНЦОВЩИКИ РУССКОГО БАЛЕТА

Культура
№2 (612)

ЧАСТЬ 2
 В этой программе собраны короткометражные фильмы с участием русских танцовщиков, которые представляют разные судьбы знаменитых танцовщиков русского балета первой половины ХХ века. Прежде всего о тех, кто уехал из России в первые годы советской власти. Киноматериалов, в которых хоть как-то отразились эти судьбы, осталось немного. Исключение составляет 50-минутный фильм «Happy to be so...» (условный перевод “Радость бытия”).
Американский фильм 2008 года «Памяти Дубровской», посвященный балерине Фелии (Фелицате) Дубровской (Длужневской), создан Виржинией Брукс, вице-президентом Совета Директоров при Dance Film Association.
Дубровская (1886, Петербург – 1981, Нью-Йорк) одна из самых знаменитых русских балерин прошлого, хорошо известна в Америке, но, возможно, не столь знакома русскому читателю, поэтому сообщу краткие сведения ее биографии. Окончив петербургскую балетную школу, танцевала в Мариинском театре до 1920 года, а затем уехала в Париж, где работала в труппе С.Дягилева «Русский балет». Дубровская стала первой исполнительницей нескольких балетов, в том числе танцевала одну из муз в «Аполлоне» Дж.Баланчина (на музыку Игоря Стравинского), прославилась в роли Сирены в «Блудном сыне» Баланчина/Прокофьева. Ее партнером в это время был Серж Лифарь. После смерти Дягилева танцевала в труппе Анны Павловой, в середине 30-х годов уехала в Америку вместе со своим мужем, танцовщиком П.Владимировым, где выступала в Метрополитен-опера. С 1934 года преподавала в «Школе американского балета», основанной Баланчиным.
Съемок выступлений Дубровской не осталось, во всяком случае, в фильме мы увидели Дубровскую уже педагогом Баланчинской балетной школы. О ней с любовью говорят ее ученицы - балерины Баланчинской труппы Аллегра Кент и Мария Каллегари, а также еще одна знаменитая танцовщица (и одна из жен Баланчина) - Мария Толчиф. Ученицы с восхищением говорят о Дубровской, как об элегантной женщине и талантливом педагоге. Во всех воспоминаниях Дубровская выглядит необычайно скромной, даже стеснительной, которая держалась «в тени» своего знаменитого мужа. Самым интересным моментом фильма стал записанный на пленку эпизод, в котором участвуют Дубровская и другая известная балерина дягилевской труппы и также педагог Школы Американского балета - Александра Данилова. Съемка этого эпизода происходила в классе, оба педагога одеты в своеобразные для нашего времени костюмы: юбочки надеты поверх трико, облегающего всю фигуру, к корсажу юбки прикреплен воздушный шарфик. Я присутствовала на некоторых уроках в классе Даниловой: юбочки надевались каждый раз другого цвета, платочки подбирались в тон, прическа выглядела безукоризненно. В фильме балерины вместе вспоминают мужскую вариацию из «Павильона Армиды» М.Фокина, которую танцевал В.Нижинский: Данилова должна показать ее М.Барышникову. В этой сцене, очень забавной, ярко проявился характер обеих балерин. Дубровская робко пытается что-то сказать Даниловой, но та ее просто не слушает и безапелляционно продолжает вслух вспоминать, еще и комментируя свои воспоминания. Дубровская же старается все время ускользнуть от «глаза» кинокамеры, показывая на громко говорящую Данилову: дескать, это не я вспоминаю, снимайте ее, ее! Данилова, остановившись на минутку, торопливо говорит: «Нет, это мы обе вспоминаем!» и продолжает свой монолог.

Английский фильм 1959 года «Спящая балерина» Людовика Кеннеди посвящен Ольге Спесивцевой (1895, Ростов-на-Дону – 1991, Найак под Нью-Йорком). Я неоднократно писала на страницах нашей газеты о трагической судьбе этой великой балерины, которую так любил С.Дягилев. В фильме рассказывается биография балерины и приводятся слова знаменитого педагога Энрико Чекетти, которые любил повторять Дягилев: «В мире родилось яблоко, его разрезали надвое, одна половина стала Анной Павловой, другая — Ольгой Спесивцевой». И Дягилев добавлял: «Для меня Спесивцева — та сторона яблока, которая обращена к солнцу».
К сожалению, солнце было немилостиво к Спесивцевой. Она уехала к Дягилеву из послереволюционной России, из Петербургского (бывшего Мариинского) театра, где танцевала все главные роли классического балета, выступала в «Русских сезонах», затем в Парижской Опере. На сцене Оперы Лифарь возобновил для нее балет «Жизель» (французские балерины многие годы находились под влиянием выступлений Спесивцевой). Она танцевала в труппе Анны Павловой в Австралии после смерти Павловой. Именно на тех гастролях впервые проявились признаки душевного заболевания Спесивцевой. Уехав в Америку, она обрела там друга и покровителя, некоего мистера Брауна. Но в Америке болезнь полностью завладела балериной. Первое время Браун содержал ее в частной клинике. Но однажды верный друг внезапно умер на улице от сердечного приступа, и Спесивцеву перевели в обычную клинику для душевнобольных. Там, в палате с еще двадцатью больными пациентами (то есть с настоящими сумасшедшими), она провела 22 года.
К 1963 году Спесивцева, которую врачи посчитали вполне здоровой, вышла из больницы и поселилась на ферме Толстовского фонда, где и скончалась в возрасте 96 лет.
Фильм называется «Спящая балерина» - по ассоциации с телевизионным фильмом на BBC, названным так по инициативе английского танцовщика Антона Долина. Долин, один из партнеров Спесивцевой, преданный ее друг, навещал балерину и в больнице, и на Толстовской ферме. В фильме показаны съемки после 1963 года: Спесивцева в своей комнате на ферме, Спесивцева в церкви, в разговоре с Татьяной Толстой, вместе с навестившим ее Антоном Долиным (материалы, по-видимому, взяты из его архива). Несмотря на возраст, лицо балерины не утратило притягательной силы.
В фильм вставлен фрагмент из первого акта «Жизели» в исполнении Спесивцевой. Снято во время спектакля, издали, непрофессиональной камерой. И все-таки... Нельзя сказать, что можно получить настоящее представление о танцовщице. Но есть моменты, в которых вдруг приоткрывается ее уникальность. На меня большое впечатление произвел один момент в сцене безумия Жизели, причем именно пластический момент, потому что лица балерины не видно. Обращает не себя внимание и высокий уровень профессионализма Спесивцевой (впрочем, нам, возможно, только кажется, что техника сегодня так далеко шагнула вперед...) Это один из немногих случаев, когда, несмотря на прошедшие более чем полстолетия и непрофессионализм съемки, что-то в фильме осталось от прежнего очарования балерины. Фильм, возможно, и не добавляет ничего к легенде о Спесивцевой, но документальные съемки предлагают хотя и позднюю, но все-таки встречу с этой уникальной личностью прошлого, так рано перешедшей с солнечной стороны в тень.
Завершающий фильм программы более оптимистичный и сделан на другую тему. Это американский фильм 2007 года Елены Демиковской «Счастливы быть так... » (“Happy to be so...”) о людях более позднего времени, ныне прекрасно здравствующих супругах: Олеге Брянском, рожденном в Бельгии в семье русских эмигрантов, и француженке Мирей Бриан. В прошлом танцовщики, Олег и Миррей, теперь – педагоги собственной балетной школы в Саратоге. На экране двое уже немолодых, но обаятельных и красивых людей весело разыгрывают перед нами историю своих судеб, своей совместной жизни. Вся их остроумная перепалка - это своего рода театр, создаваемый на наших глазах. Оба держатся перед камерой так непосредственно, что в какой-то момент возникает ощущение, что сидишь с ними в одной комнате, а не смотришь фильм. Оба танцовщика познакомились в Париже, в фильме они рассказывают очередную забавную новеллу о той поре - о сватовстве Олега к красивой, пикантной молодой танцовщице.
 Олег Брянский танцевал во многих театрах Европы и был назван критиком журнала «Данс Мэгазин» в 1952 году одним из самых интересных танцовщиков Англии. На фотографиях мы видим необычайно красивого, элегантного молодого человека, киносъемки подтверждают его незаурядную профессиональность в танце. Но тяжелое артритное заболевание прервало его карьеру, как говорят, на самом взлете. В 1963 году супруги переехали в Нью-Йорк и основали свою балетную школу - “Briansky Saratoga Ballet School”.
Брянский, несмотря на то, что родился и вырос на Западе, с интересом относится к русской системе преподавания и даже снял фильм о ленинградском Хореографическом училище им.А.Я.Вагановой «Дети  с театральной улицы». В школе Брянский преподает, пользуясь русской системой обучения танцовщиков.
Олег Брянский и Мирей Бриан – заметные фигуры театральной жизни Нью-Йорка, их можно встретить на спектаклях, концертах, международных конкурсах, открытиях выставок. Я рада, что фильм получился удачным, он вызывает симпатию к людям, которые умеют радоваться судьбе, выпавшей на их долю.
Мне кажется, эта программа была составлена очень интересно. Здесь удачно сочетались две тенденции фестиваля: реставрация «черепков» прошлых культур и стремление успеть удержать от забвения имена современников. Я с глубоким уважением отношусь к устроителям этих фестивалей, которые собирают по крупицам историю мирового балета, включая в репертуар фестиваля фильмы разных стран. В данном случае – это история русского балета, что меня особенно трогает. И делают это с любовью и восхищением перед красотой, разнообразием и могуществом мира танца во всех его проявлениях.
Нина Аловерт