КАК УКРАСТЬ ТРИЛЛИОН

В мире
№44 (602)

Именно столько украли у российского государства за 2006-2007 годы ТОЛЬКО в ходе государственных закупок. Сорок миллиардов долларов. Невероятно на наш взгляд - взгляд людей обыкновенных, рядовых. Ведь это всего лишь в три с половиной раза меньше Стабилизационного фонда! (На 1 октября – 140 миллиардов долларов.) Но разве можно сравнивать Стабфонд всей страны, полученный за продажу нефти и газа, с суммами воровства-взяточничества? Оказывается, можно.
К такому выводу пришли эксперты Национальной ассоциации участников электронной торговли и Межрегионального общественного движения "Против коррупции". Они подвергли анализу 10 тысяч операций по государственным закупкам. И установили – украден каждый четвертый бюджетный рубль.
В масштабах страны государственный заказ составлял 4 триллиона рублей. Значит, 1 триллион ушел в карманы воров-чиновников и их подельников-бизнесменов.
На пресс-конференции присутствовал начальник управления по контролю за размещением госзаказа Федеральной антимонопольной службы Михаил Евраев. Он не опротестовал эти цифры и выводы. Но уверял, что принимаемые законодательные меры существенно сократят взяточничество. А как еще он должен говорить? Хотя, судя по высказываниям, смотрит на происходящее реально, знает положение дел изнутри. Помнится, почти полтора года назад Евраев рассказывал, что на откаты уходит шестая-седьмая часть всех выделенных денег. А сегодня негосударственные эксперты утверждают – четвертая.
Как это происходит? У нас ведь государство давно уже рыночное – оно само ничего не производит. И каждый год закупает миллионы наименований товаров и изделий – от ботинок для детей из детдомов до автомобилей для чиновников. Закупает у частных фирм-производителей.
Допустим, стол для школы можно купить за 3 тысячи рублей. Его закупают за 4 тысячи. А бизнесмены затем "лишнюю" тысячу рублей передают чиновнику в виде наличных в конверте или иным, более хитрым способом. Ну, не всю тысячу – себе тоже что-то оставляют. Так устанавливается "сотрудничество", и следующий богатый заказ отдадут тому же поставщику. 
Конечно, закон требует, чтобы государственные структуры (министерства, ведомства, районные-областные управления и пр.) обязательно проводили конкурсы фирм-продавцов-производителей, на бизнес-языке - тендеры. Кто дешевле и лучше предложит товар. Так они и проводятся, все бумаги оформлены, комар носа не подточит. "Победитель конкурса по-прежнему выигрывает его заранее", - говорит заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности Михаил Гришанков.
И даже создается впечатление, что требование конкурса, как и любое препятствие, увеличивают сумму взятки-отката. И цены, соответственно. В прошлом году только для нужд федеральных государственных организаций закупили 12 тысяч автомобилей и 80 тысяч компьютеров. При этом средняя цена машины составила 30 тысяч долларов, а каждого компьютера – почти полторы тысячи. Неужели всем-всем нашим клеркам непременно необходимы такие дорогие сверхпроцессоры?
Традиционно первое место по завышению цен при госзакупках занимает строительство – 35 процентов. Каждый третий казенный рубль уходит налево.
Вспоминается анекдот про российского и нигерийского чиновников. Наш объясняет происхождение своего трехэтажного особняка: "Посмотри в окно, видишь дорогу? 25 процентов с той дороги пошли мне." У нигерийского вилла еще роскошнее: "Посмотри в окно, видишь дорогу?" – "Никакой дороги не вижу". – То-то же, все 100 процентов пошли мне".
Так что нам есть еще куда расти. Догнать, надеюсь, не догоним, но движемся в том направлении. По отчету международной неправительственной организации Transparency International мы в мировом рейтинге коррупции находимся на одной ступеньке с Индонезией и Гамбией, совсем недалеко от лидеров.
"Власть много говорит о борьбе с коррупцией, в этом году даже ратифицировали две международные конвенции. Однако толку от этого мало, ведь антикоррупционная риторика не подкреплена реальными действиями. Это вызывает особенные опасения именно в предвыборный год. Ведь если сейчас ничего не будет сделано, то, ориентируясь на опыт прошлого, можно говорить, что в ближайшие 4 года ситуация будет только ухудшаться", - прогнозирует российский директор Центра антикоррупционных исследований Transparency International Елена Панфилова. 
Слово "откат" у нас звучит так же обыденно, как звучало бы оно в устах специалиста по баллистике: "Откат орудийного ствола при выстреле..."
В интернете висят объявления: "КАК ПРАВИЛЬНО ПРОВЕСТИ ПЕРЕГОВОРЫ ОБ "ОТКАТАХ". Tренинг для руководителей и менеджеров отдела продаж, коммерческих директоров, руководителей компаний". Есть там, в Сети, и прямые предложения: "Продажа компьютеров с "откатом"! Доп. заработок! Убедите руководство вашей фирмы купить компьютеры у нас - и получите процент!"
Простота-с, батенька. Хотя все "тренеры" учат на семинарах: "Не употребляйте в переговорах слово "откат". Замените его "бонусной программой", "адресной компенсацией усилий участников переговоров".
В прошлом году крупная консалтинговая фирма провела опрос руководителей 120 торговых компаний. На вопрос "Платите ли вы бонус наличными?", 78 процентов опрошенных руководителей ответили утвердительно. Полагаю, остальные 12 процентов были патологически осторожны и не признались даже при анонимности анкеты. А может, формально подошли к вопросу и ответили отрицательно, потому что наличными не платили. Есть тысячи других форм. Но без отката вести торговлю невозможно. Не случайно те же 78 процентов директоров не видели в своих действиях никакого криминала и считали откат непременным элементом делового оборота.
Существует мнение, что без отката-взяток жизнь у нас остановится. Например, городок Н. к 1 сентября остается без учебников. Мэр звонит директору ликеро-водочного завода: "Иван Иванович, надо помочь." Иван Иванович отвечает: "Бу сделано!" И закупает. Это что, рэкет со стороны властей? Форма взятки властям? То есть коррупция - что-то вроде приводного ремня. Во всех сферах, вплоть до официальной политики.
"За несколько месяцев до выборов "Единая Россия" уже вовсю использовала административный ресурс, - сообщил руководитель аналитической группы Центра антикоррупционных исследований Андрей Чуклинов. – Причем начали с детей: единороссы делают дорогие подарки школам, устраивают выпускников из провинции в столичные вузы, издают учебники с лейблом своей партии на обложке. Есть масса сообщений, что весь преподавательский состав школы заставляли вступать в ряды "Единой России". И у нас есть огромные подозрения, что на эти цели тратятся именно бюджетные деньги".
Насчет бюджетных денег Чуклинов, пожалуй, преувеличил. Нет такой необходимости – залезать в государственную казну. Ни один крупный бизнесмен не откажет правящей партии в субсидировании тех или иных программ – в очереди стоят, и далеко не всех осчастливливают. В том-то и дело, что формы и виды отката многообразны, как сама жизнь. И потому тотально развратительны для общества. Эксперт прав в принципе. Действительно, если можно от имени партии делать подарки школам за счет бизнесменов, то почему нельзя всё остальное?
Москва