Читатель возмущается...

Почта недели
№40 (598)

Здравствуйте, уважаемая редакция «Русского Базара»!

Пишу вам издалека. Живу в upstate NY. Газета ваша сюда не доходит – её мне иногда привозят из Бруклина.
И теперь вот почему я решил написать. Совсем недавно слушал радиопередачу Леонида Комаровского, где он просил слушателей рассказать о русскоязычных евреях, которые участвовали в демонстрации протеста у Колумбийского университета во время визита иранского фашиста Ахмадинеджада. Никто не позвонил, и Комаровский сделал вывод, что наша община занимается болтовнёй на радио, а до дела не доходит.
Я был на том митинге и могу сказать, что ни одного «лидера» общины нам не было. Ни тех, кто заседает в Ассабмлее штата, ни узников гетто – никого! Более того, недавно узнал, что активистка этой организации – сама узница гетто – год назад опозорилась тем, что сожалела, что не всех евреев добили немцы во время Холокоста. Я вначале не поверил, но один мой приятель достал где-то компакт-диск с записью речи, где она это действительно это говорит.
А вы хотите, чтобы «активисты» бросились на митинг! Зато когда организуется очередная тусовка в российском консульстве, там явка обязательна для всех этих и прочих «профессиональных» евреев.
Мне очень стыдно за таких «лидеров». Пусть совесть их хоть когда-нибудь проснётся.
С уважением
Семён Блаватник

Читатель благодарит...

Юбилейный этюд

Горячо и сердечно поздравляю нашу общественность, коллектив и читателей «Русского базара» с замечательным юбилеем известного автора газеты – Маргариты Шкляревской. Имениннице шлю отдельное поздравление и признание в неизменной любви. Читателей, газету и художественную общественность Нью-Йорка поздравляю потому, что творчество и деятельность Маргариты Шкляревской является общим достоянием.
Я назвал своё поздравление этюдом, так как обширное и многогранное творчество Шкляревской заслуживает обстоятельного исследования. Одна из недавних статей юбиляра начинается с великолепного вступления: «Когда я поднимаюсь по мраморным ступеням к храмовому порталу нью-йоркского музея Метрополитен, то знаю, что меня ждёт там нечто удивительное». Не боюсь упрёка в плагиате и с удовольствием повторяю, что когда открываю газету с очерком либо интервью Маргариты Шкляревской, «меня непременно ждёт нечто удивительное», и добавлю – абсолютно новое.
Великий художник Рембрандт - мой кумир с того незапамятного дня далёкой юности, когда я впервые оказался в Ленинградском Эрмитаже. Тогда померкли передвижники, на которых не столько воспитывали наши эстетические вкусы, сколько прививали идеологические догмы. С годами гениальный голландец стал предметом тщательного изучения. Когда открылся железный занавес, сбылась моя фантастическая мечта – я провёл много дней в Амстердаме Рембрандта. До недавних пор наивно полагал, что знаю и его творчество, и творчество художников его времени. После того как прочёл статью Маргариты Шкляревской «Век Рембрандта», больше так не думаю. Я вторично сходил в музей – на этот раз со статьёй Маргариты в руках. Так поступали многие читатели «РБ» – посетители нью-йоркских музеев. Попутно замечу, что статьи Шкляревской публикуются в рубрике «Этюды о прекрасном». В действительности это скорее глубокие и, несмотря на скромные размеры, ёмкие исследования.
По публикациям Шкляревской, которые регулярно читал до личного знакомства с автором, у меня создалось впечатление, что в иммиграции она счастливо продолжает свои профессиональные исследования искусствоведа. И был немало удивлён, когда узнал, что Маргарита Шкляревская – учёный-химик, автор научных работ и диссертации, что её искусствоведческое дарование в полной мере раскрылось в иммиграции. Её обширные знания в области изобразительного искусства – только основа творчества. Эти знания счастливо сочетаются с чувством прекрасного и оригинальным, узнаваемым литературным стилем. Все эти качества делают её творчество заметным явлением в нашей культурной жизни. Оно стало достоянием прогрессивных газет России. Её публикации часто украшают престижную московскую газету «Еврейское слово».
Читатели, конечно, обратили внимание, как юбиляр знает мировую поэзию, помогающую постичь красоту искусства. Регулярные обзоры выставок, проходящих в еврейском музее Нью-Йорка, приобщают читателей к еврейской культуре и искусству.
Нельзя переоценить вклад Шкляревской в творческую жизнь художников иммиграции. Она - желанный гость на всех вернисажах. Её выступления, обстоятельные профессиональные анализы произведений искусства пользуются неизменным успехом и способствуют росту художественного уровня наших мастеров.
Молодой задор, энергия, ораторские способности, жизнелюбие, доброжелательность, чувство юмора не позволяют говорить о возрасте юбиляра. Мы бесконечно рады пожелать Маргарите Шкляревской сохранить свой душевный талант и доброе сердце до 120 лет. Мазл Тов.

Исаак Вайншельбойм,
художник

Читатель предлагает...

Уважаемая редакция!

Я – постоянный и весьма внимательный читатель Вашей газеты, отличающейся от других русскоязычных газет Нью-Йорка коллективом сгруппировавшихся вокруг нее талантливых авторов. Некоторые из этих авторов появляются на страницах газеты регулярно, привыкаешь к их именам, тематике, стилю. Другие  приходят на непродолжительное время, а затем по непонятным причинам исчезают с её страниц. Но есть такие, исчезновение которых вызывает у меня досаду, и одно такое имя я хочу вспомнить и назвать.
Я имею в виду Ольгу Дашкевич. Ее статьи всегда привлекали меня злободневной жизненной тематикой, вдумчивым подходом к анализу коллизий среди простых людей, стилистически точным изложением мыслей, выводов и предложений. Мне также довелось общаться с ней, предлагая высказать свои комментарии к тем или иным социальным явлениям нашей здешней жизни. И она откликалась на эти предложения. Её очерки, на мой взгляд, являлись образцом аналитической журналистики.
И вот этого имени я на страницах «Русского базара» давно не вижу. Не хочу заниматься досужим гаданием о причинах. Хочу призвать редакцию попытаться вернуть О. Дашкевич, если, конечно, для этого не существует непреодолимых препятствий.
Есть у меня ещё одно предложение - несколько увеличить объём амплуа ваших авторов. Чтение их материалов – это не только просто потребление информации, ознакомление с их идеями и мнениями. У меня нередко возникает желание откликнуться на ту или иную статью. Но сделать это не письмом в редакцию, которое обычно не обязывает ни её, ни автора на ответ. Я предлагаю создать традицию встреч авторов газеты с её читателями. Я бы с удовольствием поговорил c М. Соболевым, Н. Клепиковой, Н. Аловерт, Е. Клейнером, А. Гержгориным, Ю. Колесниковым. Уверен, что найдутся желающие пообщаться лично с вашими спортивными журналистами.
Я уверен, что такая традиция ещё больше выделит «Русский базар» из сонма здешних газет и поднимет общественную значимость газеты.
Надеюсь, что эти два моих предложения окажутся осуществимыми, что подвигнет меня на новые для блага газеты.
А. Владимиров