Военная тайна

В мире
№38 (596)

Нынешние руководители Ирана, подобно Остапу Бендеру, говорят «в скверной манере дореволюционного присяжного поверенного, который, ухватившись за какое-нибудь словечко, уже не выпускает его из зубов». Ухватившись за названия двух государств, Соединенных Штатов и Израиля, они повторяют их, пользуясь любым поводом.
Вот и в минувший понедельник иранские СМИ сообщили о готовности своей страны подвергнуть ракетному обстрелу территорию Израиля и американские объекты в Ираке в случае нападения на Иран или Сирию со стороны США. Как сообщается, для этой цели уже развернуто 600 ракет Шихаб-3, являющихся иранской модернизацией северокорейской ракеты Нодонг, которая, в свою очередь, представляет собой модернизированную версию советской ракеты СКАД. Не лишним будет также упомянуть, что первые СКАДы в качестве прототипа имели немецкую ФАУ-2. Вот вам гримаса истории: западному миру сегодня вновь угрожает практически то же самое оружие, которым нацистская Германия более полувека тому назад пыталась переломить в свою пользу ход Второй мировой войны.
Давно замечено, что главными врагами народов являются правители, ставящие перед этими народами иррациональные задачи. К таким задачам, безусловно, относится и расширение жизненного пространства для одного народа за счет других, и построение социалистического общества, и всемирный джихад. Несмотря на кажущееся разнообразие перечисленных целей, все они для своего практического осуществления требуют наличия не только огромных людских ресурсов, но и такого оружия, которое способно минимизировать потери собственных вооруженных сил, нанося в то же время максимально возможный урон противнику. И, что характерно, все глобальные цели, о которых говорилось выше, ставят перед своими странами руководители, чей образ правления не может характеризоваться иначе, как тоталитарный.
Следует отдать должное тоталитарным режимам: они весьма эффективно манипулируют ресурсами, осуществляя приоритетные, в основном, военные задачи, даже невзирая на то, что этим самым наносят ущерб жизненному уровню своих народов. Нацистской Германии, например, удалось в условиях войны не только разработать ракеты, способные обстреливать территорию Англии, но и наладить их производство. По Англии было произведено 1402 пуска, из которых 1054 достигли ее территории. Было убито 2754 человека и 6523 ранено.
Доставшиеся Советскому Союзу после победы над Германией немецкие ракеты, технологии их производства, а также разработчики этих технологий положили начало распространению ракетных вооружений по всему миру. В 1948 году в СССР было проведено испытание ракеты Р-1, являвшейся усовершенствованной ФАУ-2, а уже в 1957 году на вооружение поступили мобильные комплексы СКАД, которые советское руководство начало продавать дружественным государствам.
В результате довольно запутанного финансового и научно-технического взаимодействия между Северной Кореей, Ираком и Ираном эти три страны стали обладателями внушительных арсеналов баллистических ракет не только ближнего радиуса действия, но и таких, которые способны нести заряд на расстояние около полутора тысяч километров. И если Северная Корея лишь изредка производит испытательно-пропагандистские запуски, шантажируя западный мир, то Иран и Ирак во время многолетней войны между ними применяли баллистические ракеты в массовом порядке: Ирак выпустил по территории противника около 600 ракет, на что Иран ответил 117 запусками. Во время «войны в заливе» Ирак произвел 39 запусков по территории Израиля. Две трети ракет упали в пустыне. В результате этих обстрелов Израиль потерял два человека убитыми, 11 человек были тяжело ранены. Во время последней войны в 2003 году Ирак успел запустить 9 ракет, но все они были сбиты.
Сравнительно низкая боевая эффективность баллистических ракет  свидетельствует о том, что наличие внушительного ракетного арсенала еще не обеспечивает преимущества и вовсе не гарантирует победы точно так же, как ракетный шантаж в мирное время не способен навязать противной стороне воли шантажиста. Для победы в войне и для успешного противостояния ракетному шантажу в мирное время нужно что-то еще, кроме симметричного, как ныне принято говорить, ответа. Я думаю, это «что-то» называется свободой.
Мир уже много раз оказывался перед выбором: свобода или подчинение диктату. Сейчас вновь перед ним стоит дилемма: заставить Иран отказаться от разработки ядерного оружия, которое он хочет прикрутить к уже имеющимся у него ракетам, или смириться. В первом случае возможна военная конфронтация, но, в конце концов, мир и дальше сможем жить так, как этого хочет он, а не так, как это представляют в Тегеране. Во втором случае мир отступит в своем развитии назад, во времена средневековья.
Впрочем, еще не все потеряно. Уже и в Европе начинают понимать серьезность ситуации. После того, как израильские политики предложили путем экономического давления повлиять на реализацию иранского атомного проекта, об этом заговорили в правительствах Германии и Франции. Санкции, если большинство государств будут их соблюдать, вполне способны остановить Иран, как это случилось в свое время с Ливией, и совсем недавно - с Северной Кореей.
Впрочем, Израиль и сам вполне может постоять за себя. Достаточно вспомнить судьбу иракского атомного реактора. Да и история всех войн, которые были навязаны Израилю его соседями, говорит о том, что не только оружие решает исход сражений. Его решает стремление к свободе.
Можете считать, что последней фразой я раскрыл нашу военную тайну.