инсулиновая лихорадка

История далекая и близкая
№38 (544)

Мне много раз доводилось бывать в Канаде. Лет шесть-семь назад я ездил туда чуть ли не каждый месяц. А потом наступил долгий перерыв. И вот совсем недавно я снова посетил нашу северную соседку, отправившись в Торонто. За прошедшие годы столица провинции Онтарио заметно похорошела. Вдоль озера вознеслись новые жилые комплексы, да и в центре многое обновилось, изменившись в лучшую сторону.
Не стану описывать город, в котором, думаю, большинство ньюйоркцев успело побывать. Но его посещение напомнило мне об одном важном историческом событии, которое произошло здесь ровно 85 лет назад. В 1921 году в медицинской лаборатории Торонтского университета Фредериком Бантингом был открыт инсулин.
Да и вообще как-то так совпало, что в этом году исполнилось 115 лет со дня рождения этого замечательного ученого и 65 лет со дня его смерти. Сплошные круглые или, если угодно, полукруглые даты.
И я отправился в кампус Торонтского университета, который расположен в самом центре города, сразу позади монументального здания легислатуры в Квинс-парке. Я много раз бывал там и раньше. Место это очень красивое: среди кленов, берез и сосен разместились университетские корпуса, построенные в старинном викторианском стиле из серых блоков песчаника. Все вокруг дышит стариной и основательностью. Недаром Торонтский университет считается одним из лучших высших учебных заведений Северной Америки. В стенах его Медицинской школы были впервые в мире в медицинской практике применены электронный водитель сердечного ритма – пейсмекер, искусственная гортань, химический лазер, электронный микроскоп и многое другое.
Первым учебным заведением Торонто был King’s College at York, основанный в 1827 году как религиозное учебное заведение. В 1849-м он был секуляризирован и преобразован в университет, в котором учились и работали многие известные ученые.
Одним из самых выдающихся выпускников Торонтского университета и был Фредерик Бантинг. Это человек, которым гордятся все канадцы. Он родился в 1891 году на маленькой ферме в провинции Онтарио, недалеко от городишка Аллистона, расположенного примерно в сотне километров к северо-западу от Торонто. Там Фредерик окончил сельскую школу и, решив стать священником, поступил в Торонтский университет на теологический факультет. Но уже на следующий год Бантинг идет в университетскую медицинскую школу.
Он увлекся изучением анатомии, а к концу учебы прошел специализацию по ортопедии в госпитале для больных детей, пожелав стать хирургом, лечащим заболевания опорно-двигательного аппарата.
Однако сразу заняться любимым делом ему не удалось, так как началась Первая мировая война. Бантинг вступает в армию добровольцем и его направляют в Англию в составе Канадского медицинского военного корпуса. Вскоре он попадает во Францию, где в сентябре 1918 года был тяжело ранен шрапнелью в предплечье, из-за чего чуть не потерял руку. За участие в боях он был награжден орденом – Военным Крестом.
После возвращения с фронта Бантинг начал работать хирургом-ортопедом сначала в больнице Торонто, а потом - в Лондоне, небольшом городке, находящемся в провинции Онтарио, где стал частнопрактикующим врачом. Однако доходы его были столь низкими, что он был вынужден устроиться преподавателем анатомии и физиологии в университете Западного Онтарио, расположенного в этом самом Лондоне. Именно там Бантинг увлекся медицинскими научными исследованиями, в том числе и изучением функции поджелудочной железы.
В те времена знали, что поджелудочная железа играет важную роль в процессе пищеварения, выделяя в двенадцатиперстную кишку специфические ферменты, способствующие разложению и последующему всасыванию основных питательных веществ. Но ее роль в усвоении сахара оставалась неясной, хотя было хорошо известно, что нарушение этого процесса ведет к развитию сахарного диабета. Тогда это тяжелое заболевание считалось неизлечимым. В относительно короткий срок у больных диабетом развивались тяжелейшие нарушения углеводного, белкового и жирового обменов, которые завершались комой и смертью пациентов.
Еще до Бантинга многие ученые пытались найти способы лечения этого тяжелого недуга. Экспериментаторы перевязывали выводные протоки поджелудочной железы у подопытных животных, полагая, что у людей подобное может происходить в результате закупорки протоков камнями, как это бывает в печени или почках. Операция приводила к перерождению железы, за исключением отдельных ее участков - так называемых островков Лангерганса, и вызывала нарушение функции пищеварения. Диабет же не развивался. Тогда и было решено, что в этих островках вырабатывается какое-то особое вещество, которое предупреждает развитие диабета. Однако все попытки выделить его не давали никаких результатов. Дело осложнялось тем, что пищеварительные ферменты поджелудочной железы разрушали антидиабетическое вещество еще в процессе его выделения.
И вот Бантинг задумал решить эту задачу. Позднее он писал, что если бы перед началом своей работы тщательно ознакомился с научной литературой по этому вопросу, то вообще бы не взялся за свои исследования.
Это очень похоже на то, что рассказывал Альберт Эйнштейн по поводу того, как он создал свою теорию относительности. Он говорил, что все физики твердо знали, что это невозможно, а он этого не знал и именно поэтому смог ее создать.
Нечто подобное произошло и с Бантингом. Он пришел работать в биохимическую лабораторию Джона Маклеода – известного ученого родом из Шотландии. Маклеод долго работал в Европе, а в 1918 году получил должность профессора биохимии в Торонтском университете. Еще за 10 лет до открытия инсулина он написал книгу о сахарном диабете и изменениях в организме при этой болезни. Поэтому после некоторых колебаний позволил Фредерику Бантингу и только что получившему степень бакалавра Чарлзу Бесту, который был дан Бантингу в помощники, начать свои опыты.
Вместо того чтобы перевязывать выводные протоки поджелудочной железы с целью вызвать ее перерождение и уменьшить воздействие ее энзимов на выделяемое вещество, они, наоборот, стали стимулировать работу железы специальными препаратами, доводя до полного истощения ее функцию по производству пищеварительных ферментов. После этого приступили к извлечению из железы нужного вещества. И к ним пришла удача. Конечно, они перепробовали и много других методов и испытали немало разочарований, прежде чем нашли правильное решение проблемы. В их работе им очень помог биохимик Джеймс Коллип, который решил задачу очистки выделенного вещества от примесей.
Когда появились первые намеки на успех, Маклеод всю работу своей лаборатории целиком направил на получение и изучение нового вещества, которое было названо инсулином.
В январе 1922 года новое вещество прошло первое клиническое испытание в Торонтском госпитале на 14-летнем мальчике, страдавшем тяжелым диабетом. После первых же инъекций его состояние значительно улучшилось, а отмена препарата вновь привела к ухудшению. С тех пор инсулин стал основным средством лечения диабета и остается таковым по сей день.
После первого же удачного опыта Бантинг приобрел мировую славу, а в Торонто началась «инсулиновая лихорадка». Так как слух об удачном лечении распространился по всему свету, в Торонто устремилось множество больных диабетом из самых разных стран.
В 1923 году Фредерик Бантинг и Джон Маклеод получили Нобелевскую премию по медицине. Бантинг тут же поделил свою долю с Бестом, которого не наградили по чистому недоразумению, что вызвало резкий протест Бантинга, который даже хотел отказаться по этой причине от премии. Маклеод отдал часть своих премиальных денег Джеймсу Коллипу.
Вскоре после этого в Торонтском университете был создан Banting-Best Department of Medical Research, директором которого до конца своей жизни оставался Фредерик Бантинг.
Перед Второй мировой войной знаменитый ученый начал заниматься исследованием влияния на человека полетов на больших высотах. В годы войны он служил в канадских военно-воздушных силах. Во время одного из полетов в Англию самолет, на котором летел Бантинг, упал в районе Ньюфаундленда. Это случилось 22 февраля 1941 года. Все пассажиры самолета погибли в этой в авиационной катастрофе.
После смерти Бантинга Чарлз Бест стал директором департамента. Он был замечательным ученым и первым использовал антикоагулянты, то есть вещества, разжижающие кровь и предупреждающие тем самым образование тромбов, для лечения нарушений кровотока в сосудах, способных привести, в частности, к инсультам и инфарктам.